Общие сведения

Фамилия: Белая.
Имя: Вильгельмина.
Возраст: 24.

История

Место рождения: неизвестно и уничтожено.Биография:

The Desperate Kingdom Of Love

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

С м е р т ь.
В и л ь г е л ь м и н а  Б е л а я.
М а т ь.
Д о к т о р.
Ш е р и ф.
К о в б о й.
П о д р ы в н и к.
К р о в о п и й ц а.
Т р а к т и р щ и к.
Г о р о ж а н е  и  и х  д е т и.

Действие происходит на всеми богами забытой планете, в актуальное время.


АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ
Жалкая лачуга.
Входит доктор и мать с ребёнком на руках.

Мать
            Ну что же, доктор, что же вы так долго?
Целых мест нет ни на теле, ни в душе.

Доктор
            Нет дома, избежавшего болезни, нет жертвы,
избежавшей отсутствия лекарства.

Мать
            Прошу! Не дайте мне омыть слезой могилу.
Молю! Скажите, что надежда есть.

Доктор
            Не лгал я в жизни ни себе, ни богу, не стану лгать и вам:
надежда — есть, но оснований никаких.

Мать
            Бывало хуже! Бывала ведь чума! Бывал и тиф, и оспа, и холера!
И живы мы, покуда можем утром снять ноги с постели.

Доктор
            То было до последнего симптома всё знакомо.
Но здесь,
презреть желая всей душой такого бога,
чуму детей я называю божьей карой.

Мать
            Да что такого и в какое время мы могли бы совершить?

Доктор
            Сказать по чести, знать я такого не желаю;
таких вещей мне не исправить и не излечить.
Пандора, Помпадур.

СЦЕНА ВТОРАЯ
Городская площадь. Шум толпы.
Входят Вильгельмина, доктор, мать и шериф.

Шериф
            Представьте только: живы все!
Хоть раз на белом свете живы все!
И гробовщика, и повара, и самой распоследней шлюхи!

Доктор
            Шериф, то явно не ваших мыслей санитария и заслуга,
что наши дети счастливы,
потому что живы.

Мать
            И всё ж волнуюсь, смотря на мою Билли — с ног её сбивает даже ветер.
Когда придётся ей одной справляться, как жить она столь слабой будет?

Доктор
            То не её вина — болезнь далась ей тяжелее прочих. Со временем придёт она в себя.

Входит ковбой.

Шериф
            В твоих глазах горит огонь войны. В них вижу смерть. Свою в них тоже видишь ты.
А потому и зеркало казнил на входе.
Шальны, однако, твои пули.
Путник, что привело тебя в мой город?

Ковбой
            Я не ищу проблем, теснить я никого не буду. Сюда я прибыл за едой и виски, здесь я надеялся найти немного женской ласки.
Искал я отдых, а нашёл молебн.
Мертвы все боги — я убил последних. И всё же ещё можно встретить истинное чудо.
Обернитесь! Пока вы ищете так жадно вестей иного мира, вы сами стали главным заголовком.
Я видел то, ради чего живёт вся человеческая раса, но вот такое вижу я впервые.
Куда попал я, что за город?
Чья ж то любовь способна на такое?
То правда девочка, свершив тройное сальто, вдруг на песке нарисовала знак вселенной?

Шериф
            О боже мой! Своим глазам отказываюсь верить.
Вы посмотрите — знаю всё. То уравнения, знаки высших сил.
Давно же они были под запретом.

Мать
            Могла оставить я учебник под кроватью.
Или два.

Доктор
            И то, я без сомненья заявляю, в вашей жизни величайшая заслуга.

Шериф
            Вы оба прокляты. И девочка туда же. Вам запрещаю я здесь появляться боле.
Однажды мы уже страдали. Я больше жить в таких мучениях не хочу.
Сейчас я вижу ересь пред глазами. Такого быть не может — не должно.

Доктор
            И ради вашей веры вы готовы
Заставить женщину с ребёнком
Вглубь револьвера посмотреть?

Шериф
            Я не боюсь вас, доктор. Я помню ваш университет.
Вы сами были главным паразитом.
И против вас я поднял знамена.
Да посмотрите же, признайте:
То вы тот океан, что окружал нас,
Залили солнцем и сделали степной долиной.

Доктор
            Не убоюсь я вас, шериф, и ваших обвинений.
Я был учёным — я был прав.
И им я и сейчас остался.
И если вы забрать хотите мою жизнь.
Вам, уж поверьте, придётся сильно постараться.

Ковбой
            Вы руку уберите с револьвера,
А револьвером не тыкайте в ребёнка,
Я свой приставлю к вашей голове,
Хоть дрогните — спущу курок.

Доктор
            Не дай вам бог, сэр,
Исполнить данную угрозу.
Он может быть тупицей и подонком,
Но жизнь его священна, как моя.
Вам здесь не место,
И так же волчьему закону.
Не будет правых там,
Где не осталось никого.

Шериф
            Плевать хотел я на тебя
И на твою паскуду.
Она разумна — разум стал моим врагом.
Не место здесь любви и слишком умным.
Свинца отведай, науки точной дочь.

Мать
            Не дам тебе я, тварь, вершить законы божьи
Когда против людей они встают.

Перестрелка. Все, кроме доктора, умирают мгновенно.

Доктор
            Пандора, Помпадур.
(Умирает.)

Вильгельмина проверят пульс у каждого и рыдает над телом матери, затем уходит.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
Офис шерифа.
Входит Вильгельмина.

Вильгельмина
            Когда все умирали
Двенадцать лет назад,
Хранили все они вокруг меня законы,
И свой закон, конечно, знали наизусть.
Себе ль они писали их,
Нашли ли в книгах
Иль приняли с небес,
Его они хранили до последней капли крови.
Хотела я спасти их, старалась смерти отказать,
Но нет настойчивей подруги
И нет упорнее врага.
Нашла она отца, и мать, её друзей, её врагов,
И даже тех, кто умирать
Не собирался вовсе.
А сапоги — мои. Я истинный палач.
Но с них взяла лишь шпоры, и забрала значок.
Он мне наследство, и наследие, и память:
Дерьму не верь, и будь хорошим человеком.
Плохих вокруг хватает без тебя.
Пройдёт хоть сотня лет — я буду помнить.
И тем законам, что восстают против любви и человека,
Первейшим образом приходится дела иметь со мной.

Входит Смерть

Смерть
            Я Альфа и Омега. Начало и конец.

Вильгельмина
            Кончай комедию ломать.

Смерть
            Как пожелаешь.
Что не исполнишь
Для дорогих друзей.

Вильгельмина
            Я твой враг, и им останусь.
И клятвы мне не нужно приносить, чтобы тебе сказать:
Никто в твой мир не попадёт
Из-за моей руки.

Смерть
            Твои прогулки по степи
Что древние морские битвы:
Красными здесь становились воды.
С тобой здесь красным окрасится земля.
Тебя рождали два человека
А ещё наука и болезнь
Но только не утроба и не годы дарят жизнь,
А смерть, и только смерть.
И в тот момент ты ощутила жизнь
Когда поцевала в лобик мать.
Ты благодарна, и ты знаешь это,
За то, что стала ты сильней.
Однажды ты отплатишь.

Вильгельмина
            Коль так хорошо ты знаешь мир и вместе с ним меня,
Ответь мне на всего один вопрос.
Из самых сокровенных тайн всей вселенной
Расскажи мне лишь одну,
Что значит это
"Пандора, Помпадур"?

Все уходят.

АКТ ВТОРОЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ
Окраины города. Нечеловеческие вопли.
Входит Вильгельмина.

Вильгельмина
            Какие неземные твари
Посетили мою степь на этот раз?
Доселе защищала я лишь город.
Но вот уже как год страдает всё ему подстать.
Какие силы зла терзают эти разумы и души?
Какие мысли не дают им спать?
Откуда у них всё ещё берутся силы,
Чтоб так чужие души своей глоткой рвать?
Судьба и разум, вернейшие из спутников,
Конечно, уже дали мне ответ.
То Смерть замыслила ловушку,
И ночная степь высылает мне её привет.
А город просит всё пощады.
Он заколачивает ставни и бросает скот.
Их слабость охватила и болезни.
Они желают спать
И не желают знать забот.
А я, а что же я? Шериф единственного
На планету поселенья,
Желаю супротив всему своей работы каждый день.
Нет времени, другой любви, заботы.
Когда твоя любимая работа
Поднимает тебе ноги каждый день.
Ну что ж, я и себя, и вас
Сумею защитить от Смерти.
То год был непростых ночей и писем.
То год был подготовки ко всему.
То будет смертный бой, но для тебя.
А я лишь выполняю долг.

Входит кровопийца

Кровопийца (подбираясь ближе).
            Тебя я жду тринадцать полнолуний.
Ты мне был назван трусом, подлецом.
Тебя, Шериф, я вижу, не пронять так просто.
Ведь ты, Шериф, боишься только лишь себя.
Боишься, что однажды сдашься.
Боишься, что не по тому пути направишь шаг.
Боишься, что всё-таки убьёшь кого-то.
И станешь гордостью кого угодно,
Но будешь знать, что не гордится тобой мать.
Так то, ты знаешь, неизбежно.
Прими себя, и долг, и револьвер.
Ты же Шериф — правь в соответствии
С законом пустошей и чести.
Пустыня просит крови, больше крови!
Её-то ты мне и отдашь.
И вспомнишь ты тогда про честно слово,
Но будет поздно: или ты, или тебя.

Вильгельмина
            Не подходи! Я пулю выпущу, не бойся.
Уж я-то знаю весь твой сорт.
Вам только бы терновый куст.
Ты, кровопийца, боишься только солнца.
А значит, пред тобой бессильна я.
Ну что ж, давай, возьми меня, попробуй.
Вонзи свои клыки мне в душу, шею, обними.
Попробуй высосать меня до капли.
Попробуй не оставить ничего.
Я встану на дороге в ад, но помни:
Я даже из него вернусь.
Ведь долг есть долг, и честь есть честь.
И город поклялась я защищать.
Покуда мои ноги на этой проклятой планете.
Ты можешь об обеде лишь мечтать.
Проваливай-ка ты в пустыню.
Охоться там на ящериц и змей.
Нет сил в моих руках, что равняются с твоими.
Но в душе моей их больше, чем помещается в глаза.
Взаправду бросаешь мне перчатку?
Так взгляда, тварь, не отводи.

Кровопийца
            Теперь я знаю, почему же Смерть смеялась.
И всё же должное я ей отдам.
Ты храбра. Я убивать тебя не стану,
Но от неё не убежишь ты никуда.
(Уходит.)

Вильгельмина
            И снова Смерть сбежала от ответа.
На этот раз в чужом обличье,
В пустых угрозах и словах.
Не помогает в поиске ни она, ни даже книги,
Ни даже дома вечно слышащееся "мур".
И всё же, пусть не зная смысла, чувствую я время
Сказать Пандора, Помпадур.
(Уходит.)

СЦЕНА ВТОРАЯ
Степь. Раскаты грома.
Входят Смерть, кровопийца, подрывник.

Кровопийца
            Немыслимо сильна девчонка.
В её глазах и рай, и ад.
Она не сдаст себя и город.
Скорее всю галактику продаст.

Смерть
            Ей не помогут святая вода
И мистические глаза.
Если даже продаст город,
Она пропадёт.
Всеми мёртвыми богами клянусь.
Пропадёт.

Подрывник
            Динамита хватит на планету.

Смерть
            Отрадно это слышать

Кровопийца
            Серьёзно ли вы это?

Смерть
            Чтоб сдохнуть мне на этом самом месте.

Подрывник
            Вулканы могут разорвать планету,
Куски до Солнца долетят.
Такую вечеринку не забудут,
Всё только нужно верно рассчитать.

Смерть
            Старый шериф считал науку ересью
Ведь всю его семью я с нею забрала.
Как иронично: тем, ради чего его убили,
И тем, что Вильгельмина защищает,
Мы с ней и сладим.
Навсегда.
А теперь под землю провалитесь.
Она идёт.

Кровопийца
            Я лучше вовсе с этой планеты провалюсь.

Все уходят.
Входит Вильгельмина.

Вильгельмина
            Могу покляться:
Здесь кто-то был.
Вот здесь следы, а вот и запах.
Кусочки глины, вот и фитили.
И кто ж готовит динамит?
Теперь меня хотят взорвать?
Тебя я призываю:
Хочешь боя — загляни в глаза.
И тогда посмотрим,
Что мне поможет
Пройти через тебя.
Может быть,
Пандора, Помпадур?
(Уходит.)

АКТ ТРЕТИЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ
Городской трактир.
Входят два горожанина и трактирщик.

Первый горожанин
            Ей я не верю.
Мёртвый шериф был прав.
Вся математика, наука.
Ведёт к провалу лишь. Жди крах.

Второй горожанин
            Какой угодно может быть она,
Кто защищает нас от бедности и злобы,
Кто помогает нам в самый трудный час,
Кто прогоняет монстров всех отсюда.

Первый горожанин
            Да самый главный монстр — она.
Просто посмотри в её глаза.
Чёрная форма. Красные волосы. Треугольник лица.
Но в глазах не она.
За зеленью глаз
И чернотой зрачков
Кто-то другой.
Держит она револьвер в кобуре.
Зато у другого он всегда наготове.

Второй горожанин
            Она не монстр, она бог.
В четыре года она стоила четыре жизни.
Читать, писать и кувыркаться умела лучше каждого из нас.
В шестнадцать лет уже была шерифом.
И никто не посмел ей возразить.
И нет её ни гибче, ни умнее.
И благородней тоже нет.
И всё, что есть в ней, что родилось,
Она посвящает и городу, и тебе, и мне.

Трактирщик
            Вы, ребята, хлебала бы заткнули.
Не вам о боге и тем боле монстрах рассуждать.
Вы девочку всю жизнь обсмеивали,
Заткнитесь и валите нахрен
Из моего трактира.
Ещё раз я вас здесь увижу — отправлю в ад.
Я клятвы не убий ни разу не давал.
Она не монстр. Она болела. А монстры — вы.
Кто без задней или хотя б передней мысли определяет в рай и ад.

Горожане уходят.

Будьте вы прокляты, молодые и старые дурни.
Не осуждай — неужто так сложно запомнить?
От вас ничего никогда не просили,
Всю жизнь вам за просто так вот помогали.
А вы в свой долбаный перекур
Даже ни разу ни у кого не спросили
"Эй, коллега, не знаешь случайно, откуда пошло"
Пандора, Помпадур"?"
(Уходит.)

СЦЕНА ВТОРАЯ
Городские переулки. Сверчки.
Входят Вильгельмина и мальчик.

Мальчик
            Вильгельмина, Вильгельмина,
Слышал я, взяла дубину!
Вильгельмина, Вильгельмина…

(Вильгельмина хватает мальчика за губу)

Вильгельмина
            Я слышала о мальчике,
Что слушал каждый стих.
Он был настолько глупым,
Что даже полюбил их.
Когда все улетали
В ненастную пору,
Его тогда спросили,
"Что можешь ты, Ру-ру?"
Ру-ру им и ответил:
"Читаю я стихи,
Да только все дешёвые
Бульварные, плохи."
"Зачем тогда ты нужен?"
"Затем, что я дурак.
Дурак всех лучше
Шутки шутит
И этим веселит
Без дурака на судне
Вас океан потопит в бриз".
"Воистину, дурак ты.
Не нужен ты совсем.
Иди отсюда, мальчик.
Берём мы только тех
Кто ум и инструменты ценит
Нам здесь не до утех."

Мальчик вырывается и в слезах убегает.

Рассказывать такие истории
Больно, когда знаешь правду,
А особенно когда правда такова,
Что даже судно никто не собрал,
Хотя их всех предупреждали.
И именно их я защищаю, именно таких,
И знаю, что ничего не изменится.
Что они останутся такими и сочинят ещё стихов.
От них я училась прятаться,
Чтобы меня не избили.
От себя я училась прятаться,
Чтобы мне за это не было стыдно.
И теперь,
Когда от меня прячутся они,
Мне стыдно, что от меня страшно.
Ведь я всё равно их люблю.
Грустно вздыхаю:
Пандора, Помпадур.
(Уходит.)

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
Степь.
Входят Смерть и подрывник.

Смерть
            Всё ли готово?

Подрывник
            Извержения разорвут планету на части.

Смерть
            И всё — простым динамитом?

Подрывник
            Нет.

Смерть
            И всё же
Поражаюсь вашему воображению,
Смертные.

Подрывник
            Вот за такие оскорбления
Вильгельмина вас и не любит.

Смерть
            Да как ты смеешь, тварь, меня судить?
Да как ты смеешь мне указывать?
Да что ты рядом даже с ней, тем более со мной?

Подрывник
            Я человек, что может разорвать планету.

Смерть
            А я богиня, что разорвёт тебя.
(Смерть разрывает подрывника на куски.)
Ну что, Пандора, Помпадур?
(Уходит.)

АКТ ЧЕТВЁРТЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ
Городская площадь. Звуки взрывов. Немыслимый подземный гул.
Входят Вильгельмина, трактирщик, горожане и их дети.

Вильгельмина
            Пепел застилает небо,
Я чувствую, что земля уходит из-под ног.
Под нами больше нет планеты.
Смерть исполнила зловещий план,
И нас чтобы стереть с лица планеты,
Планету с лица галактики сотрёт.

Первый горожанин
            Ты виновата в том, что здесь случилось!
Могла ты согласиться, подчиняться!
Карающей дланью стать.
Но всех сажала ты в тюрьму и отпускала снова,
И Смерть любовью к жизни разозлила.

Вильгельмина
            Кто жизнь не любит — пусть первый бросит в меня камень.
Кто меня шерифом не желал — пусть скажет.
Пусть, чёрт побери, вернётся в первый день
Года, когда мне шестнадцать лет.
И скажет
"Вильгельмина, пошла вон".
Тогда твоим словам я, смерд, поверю.
Тогда же, трус, тебе я подчинюсь.
Молчи, уж коли смерть не можешь.
Принять как человек — без страха во глазах.

Второй горожанин
            Он прав, но в том лишь,
Что за нас ответственность несла ты,
И во имя нас поклялась драться.
А теперь по вине твоей погибнем мы.

Вильгельмина
            А кто я, бог, по-твоему? Я шериф.
И если б могла арестовать я землетрясенье,
Оно б уже давно сидело за решёткой.
Планета разрывается на части и ревёт.
Наполните неумолимую минуту
Шестью десятками секунд, стоящими бега,
Вместо того, меня чтоб обвинять.
А лучше в руки возьми уж револьвер
И за меня же выполни мою работу.
Последнего подонка пристрели и
Дай мне отдохнуть.
Непростительного труса, мерзавца, подлеца.
Себя.

Входит кровопийца

А ты что здесь забыл, боящийся чужого взора?

Кровопийца
            Сильна ты, и право имеешь, а потому прощу тебе и это слово,
Но в следующий раз уж не прощу.
Помочь сюда пришёл я, вас спасти я
Хочу, чтобы в глаза смог посмотреть.
Я делал много бед, и много зла, и Смерти я прислужник,
Так дайте же раз жизни послужить.
Вот огонь небесный — то не пламя
И не пирокластический поток,
То мой корабль.
Прошу на борт.

Вильгельмина
            Будь ты благословлён
Уж больше ты живой и человек,
Чем те, кого я защищаю.
Читала много книжек,
Наконец-то верю:
Лучший друг — твой злейший враг.
И враг мой ты, не Смерть.
Прислужник, вестник, исполнитель.
Не может Смерть неумолимая служить врагом.
Нет родственников у неё, нет крови, духа.
Она одна.
Живи же с ней.
Против неё всё равно не проживёшь.
А тебе — спасибо. Стою я гордо,
Глядя в небо. И вижу жизнь.
Пандора, Помпадур.

Все расходятся.

СЦЕНА ВТОРАЯ
Корабельный трюм. Звуки взрывов.
Входят Вильгельмина и кровопийца.

Вильгельмина
            Взлетаем!

Кровопийца
            Постой, ещё не закрыт люк.

Входит Смерть.

О, проклятие!

Смерть
            Так и есть.

Кровопийца падает замертво.

Привет тебе, беглянка.

Вилгельмина.
            Ну что, теперь ты наконец ответишь? Нам больше некуда спешить.

Смерть
            То древнее проклятие,
И разум твой не выдержит его.
Пандору ты увидишь, обещаю,
Помпадур молись навечно избежать.
Я здесь за тем, чтобы проклясть тебя.
И навечно умереть.
Случится, угадай, что, когда
Сама себя Смерть встретит -
Кто угодно станет Смертью.
На Пандору!
Тебя туда я отправляю,
Где каждый принял эту роль.
Свою я отыграла!
(Прыгает через открытый люк в ядро планеты.)

Вильгельмина
            Служила жизни вечно я.
Служить не перестану.
Но дело Смерти я продолжу.
Тоску и скорбь я обращу
В продолженье жизни.
И навсегда отрину траур,
И стану радоваться смерти.
Ведь тот, кто смерть оплакивает, радуется жизни.
Но тот, кто смерти радуется, знает что-то больше.
Он не маньяк, не психопат.
Он знает — мёртвые хотят покоя,
Но никогда не для живых.
Так зачем уподобляться тем,
Кто возлежит в могилах?
Когда даже кровопийцы, слуги Смерти,
Жизнью обладают большей, чем многие живые.
По любимым я слёзы проливала,
По любимым ещё больше я пролью.
Но во имя их я буду жить и танцевать,
И жизнь я не предам,
Ни убив, ни умерев, ни впав в тоску —
Истинное подобье смерти.
Пандора, Помпадур.
(Закрывает люк и уходит.)

Фракция: отсутствует.
Деятельность: попытки освоиться на Пандоре.
Цели: дышать, жить и творить. До конца осознать свою новую цель после потери дома и не предавать жизнь.

Внешность

Рост: 162 см.
Вес: 51 кг.
Телосложение: астеническое.
Цвет глаз: зелёный.
Прическа: непослушные волосы до плеч.
Общее описание: первое впечатление чрезвычайно хрупкой девушки очень обманчиво. Лучше верить чёрной и всё ещё ухоженной, несмотря на время, броне и форме, двум кобурам и очень выразительным глазам, чем тонким плечам и вытянутой шее — кстати, единственной оголённой части тела, кроме головы.

Характер

Общие черты: Вильгельмина не покушается ни на одну из чужих свобод. Каждый волен решать за себя, делать так, как считает нужным, и делать то, что хочет, с тем, что имеет. Но тому, что не способен взять своё, взять ответственность и решать за себя, она не даст ничего, ни своего внимания, ни благосклонности.
Она не ведёт тех, кто идёт за ней, и не следует за теми, кто идёт перед ней. Она предпочитает, чтобы даже её подчинённые, если таковые случаются, шли рядом с ней и были её друзьями.
Ей трудно спорить с утверждением "Виски ты любишь больше, чем меня", но только лишь потому, что себя и свою свободу она привыкла любить больше, чем что бы то ни было и кого бы то ни было.
Ей интересно всё новое, и она с лёгкостью вступает в приключения, не боясь смерти и любых последствий для себя, прежде всего стараясь помочь, если нужна помощь, и узнать новое, если помощь не приоритетна. Не жалеет себя, но сочувствует в беде другим. С ней легко держать контакт и сложно сойтись.
Фобии: убийство собственными руками.
Привычки, увлечения, хобби: исследование мифологии зарождения жизни и мифологии смерти, чтение, кулинария, алкоголь, уход за собой, оружием и котом.
Умения: Вильгельмина — прекрасный учёный. Она занимается научными исследованиями в области математики, физики, биологии и истории, специализируясь в первой на теории вероятности, во второй стараясь охватить как можно больше перед углублением темы, в третьей на вирусологии и генетических болезнях, а в последней на бытовой культуре и религии.

Бой

Предпочитаемое оружие: револьверы и ножи.
Боевые навыки: атлетическая подготовка в совокупности с феноменальной гибкостью, владение холодным оружием, азы обращения со всеми видами огнестрельного оружия, фанатичное отношение к револьверам и столь же фанатичная подготовка, выражающаяся в немыслимой точности и кучности стрельбы, психологическая война/переговоры, организация и тактика боевых действий малых подразделений.
Талант: Математика.
Математика — фундаментальная наука, предоставляющая (общие) языковые средства другим наукам; тем самым она выявляет их структурную взаимосвязь и способствует нахождению самых общих законов природы.
Вильгельмина — чрезвычайно талантливый математик, применяющий свои знания на практике как в расчётах траекторий, так и в тактике противника. Но использование слабостей врагов и использование их сил против них самих — лишь вершина айсберга.
Билли совершенно спокойно принимает любое изменение ситуации, добавляя его во внутреннее уравнение и даже не концентрируясь на этом процессе. В бою она видит врагов и себя больше набором формул и значений, чем реальными людьми или роботами. Вне боя она куда менее оцифрована, и там её подсчёты в основном фокусируются на шансах выигрыша в автомате и прочих мелочах. Она ведёт свои подсчёты мысленно, сделав это привычкой.
Основным недостатком её любви к точной науке, рождённой ещё в детстве, является то, что невозможно рассчитать совершенно всё. Несмотря на спокойствие, внутреннюю силу и поддержку, которую ей дают эту формулы, всегда существует что-то, что невозможно предусмотреть, в первую очередь — человеческие чувства.
И концентрируясь на себе и другом человеке одновременно, Вильгельмина способна преодолеть именно этот порог. Она уходит из пространства цифр, формул, таблиц и графиков в пространство, в котором не бывал никто и никогда — голове другого человека. Она способна приоткрыть для себя картины чужих мыслей и проникнуться чужими чувствами — смутно и слабо, но невероятно глубоко. Она не поймёт, что увидит и что узнает, но она по-настоящему почувствует того, с кем вступит в такой контакт.
Для такого требуется спокойная обстановка, время и взаимное согласие.
Тактика: Вильгельмина никого не убивает. Её не волнует, как будут поступать её союзники, но она не собирается никого убивать, а потому её бой — бой психологический и жестокий. Она скорее прострелит колено и оттащит за шиворот в камеру, чем пустит пулю в голову. Но, представляя эту боль, она предпочитает без всякого страха идти на врагов, целясь из револьверов и ведя с ними обстоятельный диалог — или монолог, по обстоятельствам. Гибкость, появившаяся как побочный эффект неизвестной генетической болезни, и от рождения острый ум подарили ей в совокупности фантастическую реакцию, которая позволяет ей в случае агрессивного ответа уклониться от первых выстрелов и быстро ретироваться с поля боя.
Командуя отрядом, Билли предпочитает окружить врага и заставить его сдаться.
Внезапность и дерзость — её лучшие друзья в бою.

Инвентарь

Оружие: два обыкновенных, хоть и чрезвычайно мощных револьвера давным-давно несуществующего и забытого производителя. Возможного, местного.
Экипировка: майка, кофта, бронежилет, тяжёлые штаны с бронепластинами, высокие сапоги, перчатки, пыльник, всё чёрных цветов. Две кобуры, россыпь патронов для револьверов. Самый дешёвый щит и ЭХО, найденные на корабле. В плотном пакете за пазухой — лёгкое красное платье и смены нижнего белья. Это всё.

Об игроке

Знание канона: Borderlands 1-2, вики-вики.
Обратная связь: http://vk.com/narbacular and zetnik2 and 89221368709.

Краткая биография

На далёкой и всеми богами забытой планете:
0-3 года — тяжёлая генетическая болезнь, неизвестная местной науке.
4 года — смерть матери. Она закрыла дочку телом.
3-15 лет — травля. Город возненавидел девочку за то, что из-за неё погибли шериф, доктор и неизвестный ковбой. Шериф желал убить её за увлечение науками, двое других попытались её спасти, а для жителей города она была попросту слишком отличной от них. Тем не менее, девочка продолжает заниматься науками и тренировками, прячась по всем подвалам. У себя её иногда находит возможность приютить лишь трактирщик.
Девочка не понаслышке знакомится со смертью, наблюдая за жителями города и их подчас жесточайшими драками или всего лишь глупым подходом к охоте.
16 лет — Вильгельмина становится Шерифом, никто и слова не смеет возразить. Девочка стала настолько опытной и сильной, чтобы способна справиться с первым силачом города. Он, впрочем, не то чтобы был действительно силён.
17-20 лет — Вильгельмина борется со смертью в городе и в себе, побочными эффектами своей детской болезни. Она невероятно тяжело набирает мышечную массу и страдает от мигреней и регулярной слабости. На всей планете нет никакого оборудования для анализа её состояния, потому она берётся за книги по биологии и медицине, пытаясь выяснить, что происходит. Тем не менее, окончательно фиксируются положительные побочные эффекты - большая физическая сила и гибкость, высокая скорость реакции.
Одновременно с этим она выполняет свой долг, защищая город от бандитов и различных менее гуманоидных напастей.
20-21 год — город по ночам терроризирует неизвестная тварь, нападающая на людей, но никого не убивающая, а лишь пугающая всех своим видом и дикими криками за границами города. Вильгельмина посвящает всё своё время тренировкам с холодным оружием, осваивает энциклопедию огнестрельного оружия и все его основные виды. Тренирует несколько добровольцев из числа жителей города. В городе окончательно прекращаются междоусобицы - все готовятся к худшему и объединяются.
22 года — Вильгельмина встречается с, предположительно, наёмником очень необычного вида и необычных способностей, но с лёгкостью прогоняет его, избежав боевого столкновения. Он и оказался тем, кто терроризировал город.
23 года — главный противник Вильгельмины, Смерть нанимает подрывника, чтобы избавиться от неё самой и от её планеты раз и навсегда. В городе устанавливается мир, деяния Вильгельмины быстро заплывают тиной мифов.
24 года — спровоцированные взрывчаткой, вулканы раскалываются на части и устраивают такие извержения, что начинают двигаться тектонические плиты. Землетрясения невообразимой силы буквально разрывают планету на части.
Вильгельмину, впечатлённый её силой, а так же всех уцелевших жителей города, в последний момент спасает тот самый наёмник необычного вида на своём личном корабле.
Смерть настигает их в последний момент и умерщвляет наёмника, навсегда проклиная Вильгельмину и блокируя системы навигации корабля, отправляя её на Пандору. Затем она покидает корабль, прыгнув на горящую планету.
Вильгельмина же отправляется на Пандору - ровно с тем, что было при ней в момент взлёта.

Отредактировано Вильгельмина Белая (2015-11-08 13:55:25)