[SPN: the new adventures]yellowcross ВЕДЬМАК: Тень Предназначения”Dragon


Каталоги и Топы

Зефир, помощь ролевымLYLWhite PR

Поиск соигроков

Свободные квесты

Закрытие эпизодов




Сюжетные эпизоды




"Biggest arse on the moon"

Tales from the Borderlands

Объявление

Welcome to Pandora, kiddo!

Актуальные события:

Чистка аккаунтов;

Постновогодняя перекличка;

Гостевая | Путеводитель | Чат


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Разыскиваются:

Список акций

Сейчас на Пандоре:

Декабрь, 5257 год. Алые Налётчики повторяют ошибки тех, против кого сражались. Крупные бандитские кланы готовы пойти на перемирие ради того, чтобы объединиться против Нового Убежища. Со Старого Востока дуют тревожные ветра.

Рейтинг безбашенности


"Гиперионская служба правды" сообщает, что т.н. называемый "Рейтинг Безбашенности" - ничто иное, как очередная уловка Алых Налетчиков. На самом деле его нет. Потому что никто не может переплюнуть Мистера Торга.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив досье » I am the passenger


I am the passenger

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Общие сведения

Фамилия: Стоунсайд;
Имя: Люси;
Возраст: 19 лет;
Дополнительно:
Среди немногих знакомых известна как Буревестница;


История


Место рождения:  
Планета Гефест, “Штольня 7”;
Биография:
Самое ли это опасное место в Грозовом траверсе? Возможно. Самое ли интересное? Безусловно.
Гефест находится в системе двойной звезды – более молодого, пышущего своим пламенным здоровьем Игниса и умирающей, холодеющей Нимфы. Среди ученых-планетологов бытует великое множество теорий касаемо этого  космического куска земли, время от времени проходящего по опасной орбите между двумя светилами в гордом одиночестве. Самой популярной версией является та, по которой Гефест – некая кузница космических масштабов, которая служила источником ресурсов для высокоразвитой, вымершей цивилизации (вполне возможно, что эридианцам). Кто-то считает, что это – искусственная планета, кто-то говорит о том, что даже звезды были притянуты в это место из соседних систем.
Наиболее удивительным фактом является то, что Гефест - местом с поистине уникальными условиями: существование планеты проходит по нескольким циклам, один краше (и смертоносней) другого. То он приближается на максимально близкую дистанцию к светилам, опаляя землю и выжигая на ней всё живое, то отдаляется настолько, что накрывается продолжительной пеленой темнейшей и холоднейшей ночи. То планета утопает в длительных ливнях, то страдает от непрекращающихся гроз и хлещут кислотные дожди вперемешку с сейсмической активностью. Просто курорт какой-то.
Но на краткий период (приблизительно год по земным меркам) Гефест перестает страдать от катаклизмов. Тогда на планету высаживается научный десант корпорации MALIWAN, сильно заинтересованный в процессах, происходящих на этом удивительном куске земли – и получают добытые кристаллы. Те самые, которые встречаются в немногочисленных районах галактики, необычные минералы, напитанные свойствами элементов, из которых потом и создается стихийное оружие.
Более трехсот лет назад (опять же, по земному летоисчислению) Гефест был колонизирован силами MALIWAN с целью добычи этих самых минералов, которые изобиловали здесь в огромных количествах, расчерчивая грохочущие ущелья гроздьями искрящихся кристаллов. Но первым поселенцам тогда не была известна причина, по которой здесь их ожидал столь богатый улов – для колонистов конец наступил с первыми раскатами грома. Большая часть управленческой верхушки успела эвакуироваться, остальные же были брошены на погибель в электрическом шторме. Небольшая группа шахтеров и их семьи успели укрыться в пещерах, где велись работы по добыче. Там их ждала находка, переворачивающая сознание, намного больше того, на что они рассчитывали - откровение, благая весть. Нечто неземное, обеспечившее им не просто защиту, убежище, шанс на выживание – механизмы столь необыкновенные, что их вполне можно было принять за чудо божественной природы. Через несколько лет тщательного изучения жизни звездной кузницы учеными корпорации, баржи MALIWAN вернулись в систему, чтобы вновь предпринять попытку заселения Гефеста. Тогда же из пещер вышли люди – те самые, кого коснулась святая длань, целые и невредимые, лучащиеся счастьем и приобретенным знанием. Так на Гефесте зародился и позднее распространился культ механики, чьи адепты тщательно скрывали свою святыню, посвятив жизнь поклонению самой разнообразной технике, от тостера до межзвездного крейсера.
Вглубь планеты устремились вертикальные города, получившие название “Штольни” – они надежно защищали шахтеров от катаклизмов, бушевавших на поверхности. Несколько циклов подряд они работали, добывая из подземных карманов драгоценные стихийные кристаллы, а в год покоя праздновали пришествие апостолов и передавали груз прибывающим судам корпорации MALIWAN. Жизнь людей на Гефесте целиком зависела от добываемых ими минералов, которые обеспечивали обитателей энергией, теплом и гарантией того, что родная корпорация не забудет о своих работниках, вовремя поставляя всё необходимое в огромных количествах.
На Гефесте и родилась Люси, в семье знатного маркшейдера и, по совместитель-ству, одного из жрецов культа механики Гектора Стоунсайда, но её мать в течение первого года жизни дочери скончалась от занесенной в процессе родов инфекции. Девочке посчастливилось обитать в “Штольне 7” – самом большом подземном городе планеты (даже для обычного города на поверхности не смертельно опасной планеты населения в пять миллионов человек достаточно, чтобы считаться большим), что дало ей доступ к неплохому образованию (по меркам известной галактики), но то ей было не нужно. В целом, Люси была среднестатистический ученицей, перебивавшейся с “удовлетворительно” до, в редких случаях, “хорошо”, не показывала себя с хорошей стороны ни в научных проектах, ни в спорте, ни в искусстве. До определенного возраста она была вполне обычной девчонкой, насколько можно быть обычной в городе, над которым четыре года подряд один за другим проносятся дьявольские катаклизмы, и её интересовали чисто девичьи штучки. Не затеряться в огромной толпе подземных обитателей ей позволяло только то, что она считалась весьма привлекательной на протяжении всей своей жизни в “нижнем мире” – тупенькая, не особо успевающая, никак себя не проявляющая, зато красивая. Мечта мальчиков в начальной школе.
Жизнь в подземных городах шла размеренно. По нескольку лет безвылазного обитания внизу, пока большая часть взрослых участвовала в шахтерских работах, а остальные были заняты поддержанием инфраструктуры и охраной “смоляных пустот”- особых карманов в породе, огромных пещер в пещерах, со своим микроклиматом, джунглями и подземными реками, очень часто населенными не в меру злобными гуманоидными существами – бездноходцами. Избранные занимались служением культу механики, и их деятельность была покрыта плотной завесой тайны, покуда многие другие просто безропотно поклонялись искусственному чуду. Люси с нескрываемым скепсисом относилась ко всему этому машинопоклонничеству и в частности к своему отцу, занимавшему в церкви далеко не последнее место. Тот же лишь снисходительно смеялся, разлохмачивая в очередной раз ярко покрашенные и как-нибудь по-хитрому уложенные волосы своей дочурки.
На каждые четыре-пять лет приходился год покоя – люди с опаской выходили на поверхность, так же как сквозь измученную землю робко пробивались первые зеленые росточки. Животные, длительное время находившиеся под толщей камня, либо в спячке, либо укрывавшиеся в “смоляной пустоте”, наводняли луга в спешных попытках дать потомство, которому было суждено и дальше выживать в суровых условиях Гефеста. Но с годом покоя наступало ещё одно время – праздник пришествия апостолов. Именно с этим событием связан случай, который навсегда изменил жизнь Люси.
Вечером, после последнего назначенного дня погрузки, когда на орбите планеты возникали ярко раскрашенные баржи и сотни челноков MALIWAN спускались с небес ради получения драгоценных кристаллов, жители окрестных городов собирались у Пещеры Откровения. Возле входа, охраняемого колоссальными, испещренными необычными переливающимися символами вратами, проводилась торжественная служба. Семейный долг заставил Люси стоять в толпе приближенных, в непосредственной близости от алтаря, и краснеть, видя своего отца в увешанной регалиями рясе. Вся эта религиозная чушь становилась всё менее и менее популярной среди молодежи, потому девочка, волочась вслед за тенденциями, с нескрываемым недовольством смотрела на эти наиглупейшие ритуалы. И, по окончанию службы, на этой почве у между Гектором и Люси разгорелась ссора – его дочь, в наказание, должна была остаться у врат до вечера, после чего, уж спасибо, за ней кто-нибудь приедет.
Наступал условный вечер – яркий Игнис заходил за горизонт, тусклая Нимфа выплывала на небосвод, и её мертвенно-холодный свет отражался в гроздьях криокристаллов над сводами пещеры. Холодный ветер колыхал хоть и хиленькую, пожухлую, но всё же свежую травку, необычайно быстро пробивавшуюся сквозь уничтоженную яростью космоса землю. Люси уже пару часов бродила взад-вперед у каменных ступеней лестницы, уходивших вверх к незыблемой громаде врат, которые излучали слабый сиреневый свет из мерцающих извивающихся прожилок. Может, ещё десять минут ожидания, и девочка увидела бы несущийся сквозь пустошь глайдер, но очередной порыв ветра – внезапно не пробирающего до костей, а теплого – принес с собой слабый шёпот. Одна из титанических створок была приоткрыта, полное неизвестности приключение манило, пробуждало любопытство Люси, как и едва слышимый зов на непонятном языке. Мольбы о помощи, обещания несметного богатства? Может, просто обида на папу заставила её двинуться внутрь – почему бы ему не поволноваться лишний раз?
Пройдя по затейливо изрезанным коридорам, освещаемым всё тем же слабым фиолетовым свечением, девочка наткнулась на нечто – если бы она была нёрдом, то могла предположить, что это, по виду конструкции из висящих в воздухе осколков арки, портал. С каждым шагом голос звучал всё громче, возникли зловещие вибрации, но сознание, вопящее “Опасность! Опасность!”, было подавлено заполонившей его громогласной речью кого-то, кого-то… внеземного. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки, Люси поняла, что совершила ошибку – всё стихло, на мгновение, отпустив её разум. Арка с треском разразилась яркой вспышкой и на месте, где раньше стояла девочка, не было никого.
Люси пришла в себя посреди Пустоты, не чувствуя Там ничего – ни тепла, ни холода, ни пространства, ни времени. Всё вокруг было укутано молочно-белым туманом, лишь над головой (или под ногами?) в густой черноте космоса медленно вращаясь плыли галактики. За спиной витали каменные осколки портала, обозначавшие вход в это измерение, и неслышно потрескивали крохотными искорками. Тишину вокруг нарушал лишь мелодичный звон, звучавший отовсюду. Не испытывая страха, или смятения, Люси была накрыта странной пеленой неземного спокойствия. Вдалеке она видела нечто сияющее, как маяк, бьющее вверх (или вниз?) столбом сиреневого света. Девочка пробовала к нему идти, пыталась бежать, но единственный ориентир в этом Нигде не приближался ни на шаг. Выбившись из сил, она повернулась назад, но не увидела двери, которая привела её в это необычное место. Волна паники так же быстро захлестнула Люси, как и отступила назад – она побежала туда, где, по её мнению, оставалась парящая в воздухе арка. Но молочная пустота не расступалась и, боясь, что брошенный позади маяк тоже исчезнет, дочка жреца обернулась. Вскрикнув, она увидела, что находилась в шаге от того, к чему первоначально стремилась.
Это было существо удивительно похожее на замысловато одетого, сидящего на коленях человека, разве что состоявшего из всё того же камня, покрытого сверкающими фиолетовыми прожилками, выстраивающимися в симметричный узор. Конструкция за его спиной напоминала сложенные стрекозиные крылья, а голову венчала причудливая высокая корона. Но самое главное то, что в его грудь был воткнут меч, на который безмолвное существо уставилось своими потухшими глазами. И снова с Люси заговорило нечто – шёпот раздавался в голове с необычайной четкостью, словно говорящий стоял прямо перед ней. Тут то она и поняла, что то не неведомый каменный страж, но клинок, пронзивший его тело. Меч был необычной формы, осколки его кристаллического, полупрозрачного лезвия недвижно висели в воздухе рядом, едва заметно резонируя с каждым произнесенным словом. Неизвестный порыв заставил Люси схватиться за рукоять клинка обеими руками, и она тут же, краешком сознания, успела пожалеть о содеянном – ладони пронзила острая боль, словно то был не изысканно укра-шенный эфес, а раскаленная добела кочерга, и предательски парализованные пальцы не позволяли отпустить её. Образы и видения хлынули в неподготовленный подростковый мозг, девочка рухнула на колени, всё ещё не отпуская меча, закричала – сквозь её глаза и рот потоком бил сиреневый свет, ставший синонимом ужаса. А потом всё кончилось.
Она сама нашла путь назад – врата Пещеры Откровения приоткрылись перед ней, пропуская Люси к угасающему свету дня. Она волочила за собой проклятое оружие, навсегда оставившее ей напоминание об этом дне – белые, холеные ладошки были покрыты вплавленными в кожу черными символами. Ничего не разбирая, девочка смогла сделать один-единственный шаг навстречу свежему воздуху, прежде чем упала, услышав вздох – вздох целой ошарашенной толпы.
Пять лет о ней ничего не было известно. После того, как она осталась одна на закате Дня Апостолов, до служения на том же месте в начале нового цикла. Пять лет здесь – пять минут там. Радости её измученного отца не было предела.
Вся комнатка, выходившая окном на центральный энергопровод Штольни №7, была завешена рисунками. Видения, которые Люси не могла зафиксировать, весь тот поток чуждого сознания она зарисовывала и расклеивала вокруг. Ни одна ночь не проходила без очередной вспышки каких-то диких галлюцинаций – символы, образы, порой развернутые картины. Толстая кожаная тетрадь была похожа на книгу инопланетного происхождения – целые тексты была написаны Люси на языке, который она не могла прочесть. Меч всё время находился рядом с ней – чем дальше он был, тем громче, тем невыносимей был его шёпот. Чем дольше они находились вместе – Люси и её чрезмерно навязчивый друг – тем больше она разбирала его речь. Скорее интонации, помыслы, чем что-то конкретное. То было похоже на просьбы, мольбы о помощи, которые девочка старалась игнорировать и не касалась этого кошмарного оружия, памятуя о шрамах. Бывшие многочисленные друзья отвернулись от малышки Стоунсайд – повзрослевшие на пять лет они уже не могли воспринимать её, ставшую мессией, вокруг которой развернулся целый религиозный культ, как знакомого из прошлого. Особенно, когда Люси появлялась вне дома, неся своё полутораметровое проклятие плотно завернутым в ткань.
Отец боялся за свою дочь, винил себя во всех бедах, приключившихся с ней. Но, как жрец культа, он понимал всю значимость своего ребенка. Как и многие, веровал, что та унаследовала частичку их божества, обретя артефакт. Но только Гектор по ночам видел, как Люси, в нерешительности, тянула руку к эфесу божественного оружия, и как оно тоже словно тянулось к ней. Вера не только жреца, но и отца в ребенка только укрепилась, когда посреди ночи, услышав крик, он ринулся на спасение своей дочери и увидел, как Люси с широко распахнутыми глазами обеими руками удерживала меч, что было под силу не каждому взрослому мужчине.
Ближе к концу года покоя Гектор решил обезопасить Люси от возрастающего религиозного ажиотажа и жизни в качестве затворницы и изгоя. Потому он и отправил дочурку на планету София – центр данного субсектора, экономический и культурный рай, предварительно затратив большую часть своих накоплений на образование и жизнь Люси, обустроив ей место в колледже. Она была не против начать новую жизнь, покинув это надоевшее место, где каждый узнавал её в лицо, показывал пальцем или совершавший паломничество под окна посреди ночи.
Уже там Люси заметила, как всё стало приходить в норму. Новые друзья, новое место, учеба стала даваться намного легче. Сидя в одиночестве в своей комнате и глядя на звезды каждую ночь, а не только на плотно задраенные гермозатворы пять лет подряд, она всё чаще и чаще осмеливалась брать меч в свои руки. С каждым разом, как ладони обхватывали рукоять, шепот прекращался, уступая место необычайной гармонии и чувству легкости в голове. Словно невидимая, но осязаемая тень бродила вслед за ней, направляя тело и мысли в нужное русло. Покуда однажды, будучи уже начинающей студенткой, она не испытала новый приток неясных символов, один из которых был ярким, четким, так часто встречающимся, но всё же непознанным. Сидя на лекции, она старательно зарисовывала этот до боли знакомый образ – один из нескольких, чернеющих витиеватых знаков у неё на ладони. Лектор по минералогии, бывший сотрудник Даль, весьма кстати проходивший мимо, признал в нем символ Культа Хранилища, ранее виденный им на Пандоре. Позже вечером, открыв карту галактики, Люси свела местоположение планеты с одним из её многочисленных, зарисованных в тетради видений – образом всё той же родной галактики, на которой точкой было отмечено нечто – она, неизвестная планета на самом пограничье.
Бросив всё, через несколько десятков перелетов Люси оказалась там, куда её звал шепчущий меч – забытая богом планета на отшибе галактики, где-то в начале октября 5257. Негостеприимные жители, сбившие челнок и атаковавшие космопорт на отшибе, стали первыми, на кого клинок исторг свою праведную ярость её ру-ками.
Фракция: Искатели Хранилища.
Деятельность: поиски Хранилища, знаний об эридианцах, а также разрезание вражеских туловищ и/или отбитие их лиц.
Цели: вникнуть в тайны галактики и разгадать свое предназначение.

Внешность

Рост: 160 см;
Вес: 46 кг;
Телосложение: нормостеническое;
Цвет глаз: светло-синий;
Прическа:
Длиною ниже плеч, слегка волнистые и непослушные волосы розово-сиреневого цвета. Иногда убираются в какие-нибудь несложные конструкции, но интенсивное размахивание мечом нарушает любую композицию.
Общее описание:
В целом, весьма недурственная особа, которую одна часть населения посчитает очень красивой для этих мест, а другая сначала посчитает красивой, а потом решит как-нибудь умертвить.
Стройная, приятная глазу Люси восполняет острый недостаток в области грудей, где едва можно наскрести первый размер (капуста, here I go), тонкой талией и широкими бедрами с привлекательными округлостями. “Шепот бури” сам вынужден держать свою носительницу в хорошей спортивной форме, заставляя сквозь усталость размахивать неприподъемным мечом.
Круглое, симпатичное девичье личико с широко распахнутыми невинными глазенками и маленькими, припухлыми губками – просто кукла на ядерном пепелище. При каждом удобном случае (когда не надо опасаться за свою жизнь и трястись от любого шороха, судорожно хватаясь за рукоять) поправляет свой макияж – обычно, это тонкий слой подводки средней толщины с короткими стрелками и бледно-красная помада.
Длительное пребывание на Гефесте в подземном городе оставило на Люси печать в виде молочно-белой, даже чуточку серой кожи, очень чувствительной к солнечному свету – быстро краснеет и получает ожоги. А первый травматический опыт надарил пока что единственными шрамами на ладонях, выжженные рукоятью меча, в виде множества небольших черных символов, один из которых – широко известный знак культа Хранилища.
Одета, как и многие жители Пандоры, враскоряку: синее боди с длинными рукавами и высоким воротником, местами драная черная рубашка, короткая клетчатая красно-серая юбчонка с широким ремнем, на котором крепится кобура и щит, полосатые серо-черные гольфы выше колена, крепкие кеды с высоким голенищем и на толстой подошве, темно-синее прямое пальто с капюшоном, обрамленным мордоплюйским белым мехом и кожаные перчатки. Через плечо перекинута почтальонская сумка, меч крепится на спине с помощью “умного захвата” – небольшая магнитная платформа, отдающая оружие по первому требованию.

Характер


Общие черты:
Отвратительный характер. Несмотря на все жизненные ситуации, остается какой-то пока невнятной девчонкой, мало способной принимать важные жизненные решения. Многие трудности, если они не связаны с “галактической супер-миссией” (торговая марка зарегистрирована), попросту решаются пассивностью - полежу-ка я, посмотрю, вдруг мимо пройдет. Но и на свою задачу она часто смотрит как на обузу, порой проклинает своего пока единственного настоящего друга, хотя и выполняет все указания, просто как способ плыть по течению.
Стремится к чужому одобрению, вечно хочет с кем-нибудь подружиться, но при этом в памяти ещё живо существование изгоя, сделавшее из болтушки и души компании социально неловкую особу, порой зависающую в поисках нужного слова. Редкие, заслуживающие доверия люди могут с неосторожностью для себя вызвать прорыв плотины любви, которая копится и копится внутри, но не находит подходящей цели для разрядки.
Очень любит новизну, интересные штучки, которыми наполнена галактика. Может подолгу просто созерцать красивое явление, но если к нему надо дойти, да ещё и ради этого с дивана вставать – нет уж, спасибо. Опять же, если только на это не толкает расчудесный, трижды проклятый меч.
К убийствам относится плохо, но часто оправдывает себя – это же не она убивает людей, всё происходит не по её воле. Но в глубине души Люси понимает, что сознание меча иллюзорно, что оно дает только подсказки, а не указания, а деструктивные тенденции – просто выход для копившейся агрессии, на предательство других, на несправедливость жизни.
В большинстве случаев, поведение Люси продиктовано сиюминутными желания-ми – посидеть где-нибудь в тишине, позалипать в ЭХО-нете, сделать прическу. Для себя Люси знает, что любой осмысленный, взрослый поступок приведет её к новому этапу жизни, в котором она будет инициативным решателем, а не пассивным наблюдателем, но её пассивность так высока, что она ждет, что это за неё сделает кто-нибудь другой. Хоть шепчущий идиот.
Фобии: полное одиночество, отсутствие цели и возможность заблудиться.
Привычки, увлечения, хобби: Обожает вкусно поесть и хорошо выглядеть. Наверное, поэтому её увлечением и хобби можно назвать наведение красоты на всём, что этому не сопротивляется. Ну а привычка – засыпать в любом месте и в любом положении, сидеть, уставившись в одну точку и размышлять о идеальных жизненных сценариях.
Умения: решительно почти ничего не  умеет. Неплохо тупит в критических ситуациях, разве что.
Делает первые неловкие шаги в ювелирном деле. Обладает определенными навыками в шахтерском ремесле. Из наименее полезного, на что способна – бытовые хлопоты, вроде уборки, готовки и латания одежды. Способна поухаживать за собой и другими, наложить макияж, сделать прическу – впору свой салон красоты открыть на Пандоре (Майя каждое утро сама делает такую ровную подводку и рисует стрелки?).

Бой


Предпочитаемое оружие: собственный меч, в редких случаях пистолеты и ПП.
Боевые навыки:
Меч – сам себе фехтовальщик, скорее использующий носителя как инструмент – превращает Люси в яростного, динамичного бойца, акробатически одаренного и способного быстро перемещаться по полю боя, давая прикурить даже обладателям стрелкового оружия. Ну а девушка потихоньку у него учится. Сама на стрельбу смотрит как на вынужденную меру, потому попадает из рук вон плохо.
Талант: “Зов стихий”.
В зависимости от того, насколько Люси сконцентрирована, она вкладывает свои духовные силы в преобразование стихий вокруг, используя свой клинок как проводник энергии на срок от пятнадцати до тридцати секунд. Следующая инвокация доступна только по прошествии часа.
- Огненный стихийный урон становится магматическим: с режущей кромки меча с шипением срываются густые капли расплавленной породы. Температура настолько высока, что не только серьезно травмирует органику, но и прожигает броню. Щит создает несколько пылающих магматических капель, вращающихся вокруг носителя или устремляющихся в сторону ближайших противников, поджигая их.
- Электрический стихийный урон становится грозовым: каждый удар клинком или попадание пули сопровождаются высвобождением огромного количества кинетической энергии, от места столкновения во все стороны разлетаются порывы штормового ветра – электрический урон эффектно комбинируется с взрывным, рассыпаясь снопом искр. Щит создает область неистовствующего ветра – каждому взмаху меча вторит штормовой порыв, отбрасывающий неосторожно подошедших противников.
- Коррозийный стихийный урон становится чумным: взмахи сопровождаются зеленоватым дымчатым маревом, каждая рана, нанесенная плоти, пузыриться мерзкими волдырями. Пораженные таким образом органические существа постепенно слабеют, покуда не погибнут в муках, после чего гнойные наросты лопаются, распространяя чуму на оставшихся в живых. Щит создаёт область окисления, в пределах которой постепенно разъедается броня и оружие тех, кто не защищен зовом стихий.
- Взрывной стихийный урон становится звуковым: лезвие ощутимо дрожит, словно резонирующий камертон. Взмахи с громоподобным хлопком вызывают сокрушительные ударные волны, оглушающие и сбивающие с ног врагов на дистанции, а вонзающийся в землю клинок вибрирует столь сильно, что порождает локальное землетрясение. Щит начинает генерировать вокруг носителя полусферу из мерцающих желто-оранжевых гексагонов цифровой брони, которые раскалываются по одному, поглощая определенную порцию кинетической энергии.
- Ледяной стихийный урон становится водяным: чуть ли не водопад срывается с искрящегося голубизной лезвия. Каждый удар по противнику окатывает ближайших союзников исцеляющим всплеском, даря процент от нанесенного урона в виде кратковременной регенерации. Вокруг носителя щита по хаотической орбите медленно витают три ледяных шара, которые – словно сосульки под крышей морозным утром – издают успокаивающий мелодичный звон. Они являются собственными генераторами щита, обеспечивая дополнительную емкость, снижение задержки восполнения и повышение скорости заряда батареи в зависимости от числа союзников вокруг – на 100% для одного союзника, на 50% для двоих, на 33% для троих и т.д., но не для носителя.
Тактика:
Оказавшись в гуще боя отдать своё тело и сознание во власть меча, который и сам всё неплохо сделает – красиво нарежет, пошинкует, потрет и измельчит. Сама время от времени подтаскивает голографическим крюком тех, кто не хочет в данный момент находиться на адской кухне, а из пистолета скорее пугает, чем в кого-то попадает.


Инвентарь

Оружие:
- Уникальный двуручный меч “Шепот бури”. Он выполнен по внеземной, инопланетной технологии – режущая кромка из элементальных кристаллов-“пустышек”, позволяет ему в некоторых случаях напитываться различной стихийной энергией. Он весьма посредственно сбалансирован – утяжелен в сторону клинка, потому махать им ужасно утомительное занятие. При этом нормально поднимать его сам меч позволяет только своей обладательнице, для остальных он слишком “тяжел” (вес его не меняется).
- Пистолет MALIWAN “Мучитель” с огненным стихийным уроном.
Экипировка:
- Массивная рукавица на левой руке, представляющая из себя “голографический” шахтерский мультиинструмент, полученный с родной планеты. Он приспособлен для переработки некоторых легкоплавких веществ в гель, из которого в дальнейшем структурируются плотные трехмерные объекты – вроде крюка на цепи, дисковой пилы, дрели и тому подобных подходящих под задачу инструментов.
- Шипастый щит MALIWAN – довольно посредственный по своим показателям, но наносящий огненный стихийный урон любому атакующему носителя в ближнем бою.
Реликвия:
Реликвии, которые использует Люси – разнообразные идолы и фетиши, которые цепочкой вешаются к рукоятке клинка. Каждый из них придает мечу определенный стихийный эффект, цвет лезвия и иные бонусы, в зависимости от элемента. В данный момент – заключенный в грубую, почерневшую серебряную оправу потрескивающий голубой штормокристалл, увеличивающий емкость щита и добавляющий электрический урон к атакам.
Личные вещи: В заплечной сумке – некоторые инструменты, “ингредиенты” (перья, цветные камушки, маленькие амулеты и идолы), кое-какая косметика, осколки элементальных кристаллов, ЭХО-коммуникатор.
Имущество: никакого, кроме вышеописанного.

Об игроке

Знание канона: Первые две игры полностью и с DLC, чуть-чуть Пре-сиквела.
Обратная связь:
Комментарии: Про связь заполню после проверки, если можно .__.

Пробный пост

Отредактировано Люси (2015-11-19 19:54:01)

0

2

Привет.
Ты пользуешься скайпом? Напиши, пожалуйста, в личку какой-нибудь способ связи с тобой, вечером переговорим по поводу персонажа.

0


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив досье » I am the passenger