Общие сведения

Имя: Ричард
Возраст: 36 лет
Дополнительно: Прозвище «Трубка»

История


Хронология: - Родился на корабле колонистов по пути на Пандору.
- 5-15 лет – мирная жизнь с родителями на одной из ферм. Родители занимаются гидропоникой, Ричард помогает им в этом деле, обеспечивая колонию продуктами растительного производства. В этом возрасте закладываются основные принципы «Не влезай - убьёт» и «Богат не тот, у кого много, а тот, кому хватает». Из-за жизни на отшибе, Ричард не попадает ни в какие большие события, всё протекает где-то рядом, но мимо него.
- С уходом «Даль» кончается финансирование фермы, дела приходят в упадок. Однако, ферма продолжает существование на собственных началах, как небольшой поставщик растительной пищи в ближайшие селения. Дела плавно скатываются на дно.
- В конце концов, ферма разваливается, и семья Ричарда идёт за помощью к мэру Убежища дабы тот помог с финансированием в обмен на поставку продуктов. Однако визит безуспешен. Плачевным финалом фермы становится отжимание её мелкой группировкой бандитов. Практически безоружные фермеры ничего не смогли противопоставить налётчикам. Мать и отец Ричарда убиты, сам он выброшен на улицу с жалким скарбом и без средств к существованию.
- 25 лет. Начало странствий по континенту в роли отшельника. Выживать приходится каждый день. Деньги добываются податями и расходуются экономно. Большую часть времени Ричард в пути от селения до селения. Питается тем, что добудет в дороге или сохранит на чёрный день. Жизнь становится исключительно бродяжнической и нищенской.
- 27 лет. Два года странствий не убили Ричарда, уже прогресс. За это время он успел наладить свой кочевой быт, приспособиться к суровым условиям и побывать во многих местах Пандоры. За спиной у него мешок с нехитрым скарбом, одежда уже давно заштопана и сильно потёрлась, обувь износилась, но всё ещё годна к ношению. В последнее время он пристрастился к трубке. Однако, на табак денег нет, поэтому он собирает листья и сушит их, делая себе совершенно безумную курительную смесь. Длинная, но простая трубка становится его атрибутом. Благодаря знаниям ботаники, приобретённым при работе на гидропонной ферме, он разбирается в растениях и учится создавать курительные сборы, которые толкает за небольшую сумму в разных городах. Это начинает приносить доход.
- 36 лет. Скитания по миру идут уже не первый год, но теперь они приобрели упорядоченный вид. Многие походы связаны с развитиями конфликтных ситуаций на Пандоре. Ричард старается быть в курсе новостей и держаться подальше от конфликтов и горячих точек. Кроме того, имеет значение сезонный рост трав для сбора «табака». Курево и аскетичный образ жизни сильно изменили отшельника. Он не привязан ни к чему на свете, даже к тому, что сейчас несёт в кармане. Его уже сто раз грабили, его не раз били, ему приставляли ствол к виску, но всё это он воспринимает спокойно и беззлобно. Он не терпит насилия и не допускает его в отношении других. Он не примиритель-пацифист, он знает, что насилие не искоренить. Он – просто странствующий философ, который весной и летом не разгибает спины, чтобы собирать и сушить травы, а осенью и зимой бродит тут и там и собирает новости, слухи, продаёт товар и болтает с людьми. При нём только небольшой мешок, спальник, тросточка, немного вещей и трубка. Ему хватает, ему достаточно. Он не жалуется на жизнь. Он нищ, но считает себя самым богатым человеком на этой чёртовой планете. Ведь он до сих пор живёт по двум своим заповедям «Не навреди» и «Богат не тот, у кого много, а тот, кому хватает».
Фракция:
Нет
Деятельность:
Странствующий отшельник.
Цели: «Мир во всём мире»
А вообще просто жить, не мешать никому, не попадать в неприятности и не делать людям зла.
Прибытие на Пандору:Прибыл с семьёй в одну из последних волн колонистов.

Характер


Мировоззрение: Нейтрально-добрый
Ричарда можно назвать странствующим монахом его религии пацифизма. Если бы он проповедовал, конечно. Но отшельник в курсе, что проповеди в этом мире не решат дела. С его принципами и религией не стяжательства и пацифизма, Пандора – последнее место, где угораздило бы появиться такому человеку. Мирный отшельник-травокур, который не видит смысла в накопительстве капиталов и даже завышении цен на свой товар.
При этом нельзя назвать его трусом, скорее он просто страдает повышенным стоицизмом. За свою жизнь он повидал многое. И тихую ферму, и налётчиков, и вымогателей, и настоящих головорезов, и отъявленных мерзавцев. И всё это он воспринимает стоически, в едь он не в силах ничего с ними сделать. И исправить он их не в силах. А агрессировать ему не даёт его мораль. Его будут бить? Ему будут угрожать? Но ведь они не отнимут ничего, кроме того, что уже отняли. Убьют? Ну и пусть, терять-то и так больше нечего. А там, в Раю, его ждёт его трубка с самой лучшей бесконечной забивкой. И вечное наслаждение жизнью.
Можно ли назвать аскетизм болезненным отклонением? Наверное, в случае этого человека, да. Он даже не современный Диоген. Ему не нужна даже бочка. Зачем ему лишняя недвижимость? Спать в спальном мешке в любую погоду. Есть коренья и травы, в основном, лишь иногда позволяя себе что-то вроде хлеба. Пить чай из тех же трав, курить не табак, а то, что сам нашёл и высушил. Жить так, чтобы только хватало на эту самую жизнь. Не наживать себе ничего, никакого лишнего жизненного «жира».
Тем не менее, Ричард социален. Он не забыл, что такое язык, как читать и писать, любит новости и слухи. Особенно о конфликтах. Но это расчётливый интерес. Так он узнаёт, откуда надо держаться подальше. Поболтать вообще любит. Иногда любит читать книги, которые достаёт по обмену и обменивает потом на что-то. Книга в мире насилия – не дороже пачки патронов, так что это доступное, хотя и редкое развлечение.
Фобии: - Насилие, жестокость и всё связанное с этим. Вид крови просто неприятен, потому что, если кровь течёт, значит что-то не так. А если её течёт много, значит, всё очень плохо.
- Похороны. Смерть нет, а вот похороны заставляют его нервно сглатывать. «Дурацкий церемониал».
- Не фобия, но недоверчивое отношение к алкоголю. Поэтому пьёт только чай или воду.
Привычки, увлечения, хобби: - Курево. О да, любимая трубочка и смесь разных трав. Под настроение, как говориться. Курит Ричард в любом месте и большую часть времени.
- Чтение. Почитать книжечку, обменянную на что-то – почему бы и нет? Можно не книжку, а газету или ещё что-то. Тем более, что это стоит дешевле пачки патронов на Пандоре.
- Медитация. С каких-то пор Ричард стал проникать в суть мира. Или это трава стала проникать в суть его мозга, не важно. Он просто сидит и долго думает о чём-либо, совершенно не замечая, как проходит время. На природе он может так просидеть целый день и, как он сам говорит, достичь какого-то необъяснимого понимания сути мира.
Умения: - Чтение/письмо. Это понятно.
- Выживание в различных условиях. За годы странствий научишься и огонь добывать, и спать на открытом воздухе, и ходить по пересечённой местности, и коренья добывать. Одним словом, научишься адаптироваться к самым различным условиям жизни.
- Бытовые умения. В пути многое может случиться. Порвался плащ? Надо подлатать обувь? Порезался? Да банально коренья сварить. Всё это надо уметь делать самому. Иначе никак.
- Резьба по дереву. Дерево в путешествии – первый друг и помощник. Из чего разжечь огонь, из чего сделать трость, где укрыться от дождя. Всё это дерево. Так что по дереву работать надо уметь. Но самое важное и сложное – трубка. Трубку тоже надо уметь вырезать. А без трубки что за жизнь?
- Ботаника. Ричард выращивал травы и культуры на ферме и хорошо знал ботанику. Так что ботанику он знает очень хорошо. Настолько хорошо, что теперь его знают, как странствующего торговца курительными смесями. Ведь мало курить траву, надо знать, что и как ты куришь. За 9 лет работ с растениями в самых разных широтах Пандоры Ричард «Трубка» стал гуру.

Внешность

Телосложение: Худощавое.
Рост: 175 см
Вес: 60 кг
Цвет глаз: Тёмно-карий
Прическа: Спутанные лохмы до плеч, выгоревшие на солнце. Когда-то Ричард был шатеном, но теперь волосы стали ржавого оттенка из-за палящего солнца и осевшей пыли, которую смывают крайне редко.
Костюм: Оборванец и нищий. Так с первого взгляда можно описать Ричарда. И это чистая правда. Он оборван, грязен и неопрятен. Его плащ весь в пятнах, его рубашка давно не видела мыла, штаны в пыли и в земле, а сапоги все заплатах. Никакого романтизма, лишь суровая, грязная, местами залатанная правда. Раз в год он покупает себе новую пару ботинок, раз в полтора – новый комплект одежды. Большую часть времени он в дороге, так что не мудрено, что у него такой жалкий оборванный вид. У него два постоянных атрибута – посох, который помогает при ходьбе, и трубка, из-за которой ему дали прозвище в тех местах, где он чаще всего бывает.
Общие черты: Сутуловатый, худой. С острым подбородком и выпирающими скулами. Глаза слегка затуманены. Впалые щёки и копна растрёпанных патл.
Не такой сильный, сколько выносливый. Да, десять лет в дороге, в спартанских условиях либо убьют, либо сделают тебя крепким, неприхотливым и выносливым.
Движения плавные, спокойные, без нервозности. Иногда видна небольшая заторможенность. Речь ровная и спокойная, без повышенных тонов, с преобладанием понижения голоса, переходящего в шёпот. Очень богатая мимика, но без чрезмерности и вычурности.

Бой


Предпочитаемое оружие: Разговор.
Боевые навыки: Мастерское избегание неприятностей.
Талант: «Сбор прошлого года». Предпочитает в любой трудной ситуации хорошенько продуть мысли табачным дымом и подумать. Не против и поделиться куревом с ближним, если тот не против. Имеет в запасе несколько особых сборов, рецепт которых держит в тайне:
«На сон грядущий» - расслабляющая смесь, помогающая заснуть. (ВАЖНО! Не усыпляющая, а лишь расслабляющая). После сна человек чувствует себя хорошо отдохнувшим и полным сил.
«Трактирщица» - тонизирующая смесь, побочным эффектом которой является повышение либидо. Сам Ричард говорил, что рецепт ему рассказала какая-то хозяйка трактира, но никто уже не разберёт, что в этой истории правда, а что нет. Но средство действительно повышает тонус организма.
«Чёрный порох» - очень дымная и пахучая смесь для любителей «покрепче». Свой особенный аромат у неё есть, но распробовать её слабакам не дано. Очень хорошая смесь, чтобы «пустить дым» в глаза кому-то или показать свою крутизну.
Тактика: «Мир тебе, брат».

Инвентарь

Оружие: Нет
Экипировка: Плащ, щит.
Реликвия: Трубка, усиливающая действие аромата смеси на окружающих.
Личные вещи: Комплект сменной одежды, походный бытовой набор, спальник, посох, фонарь, еда на пару дней, набор курительных смесей, старенький ЭХО-дисплей.
Имущество: Нет

Об игроке

Знакомство с игровой вселенной: Только познакомился.
Обратная связь: есть у Майи.
Пробное задание:
- Не поговорить ли нам с тобой, старина? – Ричард осторожно держит трубку в руках и почти любовно глядит на неё. Действительно, самое лучшее время покурить. Уже почти ночь, он сидит, прислонившись к камню и глядит на затухающий костерок. Очередное путешествие, очередной путь. Всё, как обычно. И такой обычный вечерок может скрасить лишь хороший сбор, раскуренный под открытым небом.
Из мешочка появляется связка засушенных листьев, небольшая ступка с пестиком, доска и нож для измельчения. Раскурить трубку на свой собственный, неповторимый вкус – это дело не быстрое, но и ночь длинна. В этих широтах ночь всегда длинная.
«Что сегодня? Сегодня тёплая ночь, даже, наверное, слишком тёплая…Значит немного свежести не помешает». В сторону откладывается пара листиков мяты. Потом мелисса, потом конопля и ещё несколько росточков. Всё это призвано подарить хорошую ночь в расслаблении и полной гармонии со степью. Вряд ли тут есть кто-то, кто может помешать этому раскуриванию. Он укладывает листочки на маленькую дощечку для измельчения и принимается мельчить травку. Грубые пальцы осторожно придерживают листы, нож скользить по доске, превращая будущее курево в стружку. Аккуратно, чтобы не потерять ни одной щепотки травы, Ричард ссыпает зелье в ступку и начинает перемалывать в пыль. Это не большая затяжка, но её должно хватить, чтобы расслабить уставшее тело после тяжёлого дня. Купаж шуршит в ступке, огонь трещит в костерке, готовясь превратиться в тлеющие угли.
Когда пламя полностью опадает, а сбор готов к забивке, приходит очередь трубки. Смесь насыпается и начинает забиваться. Не спеша, очень вдумчиво и рассудительно. За это время успеваешь обдумать много всего, глядя в безбрежное небо над головой, на котором рассыпаны созвездия. «До чего же красиво…и до чего же масштабно! А ты тут…маленький человек на горе-планетке, которую раздирают, словно коршуны, сотни людей. И они не смотрят в эти небеса, у них не возможности наслаждаться этим небом, этими звёздами, этим теплом ночи. Жаль их. Очень жаль». Пестик от ступки играет роль пресса в забивании трубки, неспешно сплющивает табачок в чаше. Это - тоже ритуал, доставляющий удовольствие, спешить тут тоже ни к чему.
Наконец, небольшая камера забита, а костерок едва тлеет, отбрасывая неясные сполохи света на лицо отшельника. Тот берёт лучину и начинает раскуривать трубочку. В воздухе тут же растекается едва ощутимый замах мяты и мелиссы. Первая затяжка. Первая затяжка совершенно нового сбора. Прям, как первая любовь. Что же тут такое? Дразнящий, немного пряный вкус играет во рту. Совсем некрепкий, но дурманящий и уносящий в ночь. Дым перетекает изо рта в горло, потом плавно струится до бронхов и, наконец, наполняет раскрывающиеся лёгкие. Задерживается там, чтобы проделать обратный путь и выплыть из ноздрей. Дыма почти и нет, это лишь остывающий воздух. Смесь получилась очень мягкой. Ричард откидывает голову на камень и смотрит в звёздное небо, слегка смежив веки. Кажется, что звёзды танцуют хороводы там, в бесконечном небе. Тут Ричарда пробивает на смешок, который перетекает в смех или даже хохот. Он и сам не понимает, почему он смеётся, но, кажется, ему очень хорошо.
- Т-трубка, можешь себе представить, что на нас, на нас с тобой, - он всё ещё смеётся, обращаясь к своему талисману. – Так вот, - глубокая затяжка прерывает поток смеха. – На нас с тобой сейчас воооон с той звёздочки смотрят люди. Представляешь? А мы смотрим на них…
Он вздыхает и делает ещё пару затяжек. Смеяться уже не тянет, потому что теперь он смотрит, как в небе танцуют созвездия. Они что-то шепчут ему, и травокур безмятежно улыбается, пуская дым из трубочки.
Так он сидит довольно долго. Солнце уже начинает подниматься из-за горизонта, трубка давно погасла, а сам он заснул, не выпуская свою любимицу из рук. Хорошо, что ночь выдалась тёплая. Спать сидя у камня – нормальная практика, тело уже давно привычно к этому. Он приоткрывает глаза и чувствует вкус мяты на языке, он уже и не помнит всего, что видел. Это была явно сказочная ночь. Канабис явно был не лишним в этом купаже, без него было бы не так волшебно.
Открыв глаза и прозевавшись вдоволь, Ричард начинает ещё один ритуал. На сей раз менее приятный, но не менее обязательный. Он выбивает золу лёгкими похлопываниями. В траве хорошо то, что она прогорает практически до конца и оставляет минимум углей и сажи. Затем в ход идёт маленький самодельный ёршик и прочищается чубук. Этот ритуал помогает медленно проснуться и прийти в себя после ночи за травой. Медленно наступает утро, пора трогаться в путь, идти ещё далеко.

Отредактировано Ричард-Трубка (2016-06-27 16:03:38)