[SPN: the new adventures]yellowcross ВЕДЬМАК: Тень Предназначения”Dragon


Каталоги и Топы

Зефир, помощь ролевымLYLWhite PR

Tales from the Borderlands

Объявление

Гостевая | Путеводитель | Чат


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Разыскиваются:

Джейни Спрингс | Теят | Список акций

Сейчас на Пандоре:

Декабрь, 5257 год. Алые Налётчики повторяют ошибки тех, против кого сражались. Крупные бандитские кланы готовы пойти на перемирие ради того, чтобы объединиться против Нового Убежища. Со Старого Востока дуют тревожные ветра.

Рейтинг безбашенности


Практически единогласно все сошлись на том, что Алекс - один из самых крутых, суровых и безбашенных мужиков на Пандоре. Сохраняет верность банде, поднимает деньги, способен перепить Зафорда, делает самые мощные самокрутки на континенте. В общем, чертовски хорош.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » Почти семейный День Наёмника


Почти семейный День Наёмника

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дата: 24-25 декабря 5257 года.
Место действия: Заповедник.
Участники: Лэм, доктор Менгель
Комментарий: а ведь когда-то это был праздник жизнерадостных трупов ёлок.

+1

2

Привести в порядок хоть одну из этих комнат - дело не из лёгких. Несколько утренних часов Лэм только вытаскивала старое порядком проржавевшее оборудование. После этого ещё несколько часов отмывала всё от пыли, въевшейся промышленной грязи, крови и прочих категорически неприятных вещей, состав которых знать не хотелось. Комплекс, который изначально начинал обживать Ганс, всё ещё содержал в себе помещения, непригодные к жизни, но соседствующие с теми, где обитали теперь люди. И это стоило исправлять хотя бы ради собственной безопасности. К тому же, был замечательный повод.

Найти более-менее просторный стол было проще всего. Очистить его - сложнее. Установить надёжно - ещё сложнее. Со стульями было чуть-чуть проще, но “клининг” всё ещё занимал много времени. Никаких гирлянд или декораций обнаружить не получилось, а обращаться к “коллегам” из Перспективы Ламента не собиралась. Интерьер помещения был элементарным и выдержанным в стиле “заброшенного гиперионовского здания”. По крайней мере, всё, что можно было отмыть, было отмыто, и теперь комната отдавала лишь стариной и условной обжитостью. Несколько стульев вокруг стола в центре комнаты. Чудом уцелевшая коридорная скамья с мягкой спинкой у одной стены. Металлический стеллаж у другой.

В электрощитовой пришлось повозиться для того, чтобы подать электричество в это помещение и не убить себя. Проводка чудом уцелела, но контакты самих светильников настолько покрылись пылью, что попросту замыкались сами на себе. Но, в конечном итоге, свет в помещении был, а крышки светильников даже не были покрыты паутиной. Дверь работала исправно, а в вентиляции, проходящей над комнатой, не обнаружилось ничего опасного для жизнь и способного испортить воздух и отравить жильцов.

“Праздничный ужин”, конечно, сильно отличался от того, какой был в канун Рождества в доме Нокт далеко-далеко отсюда. Впрочем, Лэм не жаловалась. Впервые за восемь лет она вообще могла себе позволить настоящее торжество, а не просто обмен подарков с другими оперативниками. Готовая курица-гриль из рабочего буфета, такой же “пирог-просто-разогрей” с какими-то условными ягодами, пачка крекеров, пара яблок. Посуда, конечно, была пластиковой и одноразовой. Для Ребиса и Серены нашлась бутылка сока. Для себя и, вероятно, Ганса Лэм выставила одну из припасённых бутылок виски.

Оставалось принять душ и переодеться. Никаких праздничных платьев, конечно, - чистая красная рубашка в клетку, джинсы и мягкие сапоги. Волосы убрала в высокий хвост, прихватила какие-то свёртки и вернулась всё в ту же прибранную комнату, которая теперь могла гордо зваться залом. Маленьким, но залом. Приготовленные подарки оставила на диванчике. Звать всех сразу не хотела. Для начала стоило разобраться с самым важным.

Настроение было приподнятым, конечно, но некоего волнения и страха это не отменяло. Она всё ещё могла впустую потратить всё это время и не получить желаемого результата. И перед тем, как включить ЭХО-устройство, сделала крупный глоток из бутылки. Очевидно, не сока.
- Ганс? У вас есть немного времени? Помещение 4C.

+1

3

Вопрос застал Йохана за письменным столом в лаборатории, работающим с формулами. Оценив тон, которым его просили явиться, как не требующий немедленно бросить всё и пойти посмотреть, в чём дело, доктор так же спокойно ответил:
- Пять минут, - после чего откинулся на спинку стула, бросая ручку на кучу бумаг перед собой. Отвлечься сейчас, чтобы гениальное решение проблемы пришло чуть позже - старый, проверенный годами метод, так что прогулка не повредит. Поднявшись, оглядев рабочее место и проверив наличие цифровой кобуры на поясе, Менгель погасил настольную лампу и двинулся в указанном направлении.

Миновав нужное количество поворотов, хирург, отметив про себя, что нужная дверь открылась без каких-то особых манипуляций, перешагнул было за порог, но так и остановился на полпути в дверном проёме. Он не помнил эту комнату, тем более не помнил, чтобы она выглядела жилой, потому и решил не входить до поры, до времени. Взглядом нашел, наконец, ту, которая оторвала его от рабочего стола, и с явным непониманием (сокрытие эмоций всё же никогда не было его сильной стороной) на лице спросил:
- Звала?

Лэм обернулась сразу же, как раздался первый звук дверного механизма. Абсолютный рефлекс не покидал её даже сейчас, в более-менее, с позволения, “домашней” обстановке. Беспокойство и напряжённость, сопровождаемые обострёнными чувствами и восприятием, не давали ей расслабиться вообще. Поэтому не было ничего удивительно в том, что на вошедшего Йохана девушка посмотрела сначала серьёзно и цепко, и только после, осторожно улыбнувшись, кивнула в ответ.

- Да. Спасибо, что пришли. Я не займу у вас много времени. По крайней мере, до ужина, - она приподняла перед собой одну из пластиковых тарелок, которую до этого выкладывала на стол.

Оставив одноразовую посуду на столе, девушка отошла к приставленной к стене скамье, взяла в руки один из аккуратных свёртков, обёрнутый в плотную почтовую бумагу и перетянутый тёмно-красной лентой без банта. “Была не была”, - Лэм тяжело вздохнула и, развернувшись, поравнялась с доктором.
- Это вам, - она не сумела заставить себя смотреть на реакцию Ганса.

- Что это? - глядя поверх всё же взятого в руки пакета, спросил он, вкладывая в вопрос не столько интерес к предмету в его руках, сколько к происходящему вообще.

- Подарок, - Лэм ответила спокойно и, немного подумав, осторожно добавила: - Он безопасен.

- Зачем? - всё так же непонимающе поинтересовался Йохан снова, но сверток принялся распаковывать. Разорвать бумагу не составило никакого труда, и когда на свет показалось его содержимое, с лица доктора можно было бы рисовать наглядное пособие изумления:  - Зачем?

- Ради поддержания праздничной традиции.

Молчание и прямой взгляд слишком явно давали понять, что таким ответом доктор не удовлетворится.

+1

4

- Здесь нет никакого умысла. Канун Ро… акхем, Дня Наёмника.
Менгель машинально посмотрел на часы, которые помимо местного времени выводили и местную же дату. Коротко хмыкнул: “Действительно”, - после чего снова осмотрел помещение.
- Любишь праздники?
- Вроде того, - изобразив слабое подобие улыбки, Лэм кивнула, - Вы против?

Ганс отрицательно помотал головой. “Нет”, - добавил секунду спустя, будто бы невербального объяснения было мало. - “Просто не праздновал очень давно”. Вспоминать последний “семейный” праздник на далеком нынче Эйре ему не хотелось от слова совсем, последующие периодические грандиозные попойки за спиной у закона, в которых он никогда не участвовал - тем более, а уж гиперионовские представления, из которых он не пропустил только один - в этом году - ему уж точно не могли нравиться. Хотя бы потому, что первый же гиперионовский подарок, который он получил - большая кружка с ироничной надписью “Hardly working” - был такой откровенной насмешкой, что Менгель просто в отместку её не выбросил и вместо этого ежедневно пользовался по сей день.
- Поможешь мне с этим? - он до сих пор не был до конца уверен, что за мягкий ком ткани держит в руках, потому и попросил.

Лэм не стала говорить, сколько лет она не сидела за одним праздничным столом с семьёй. Прекрасно понимала, что это неуместно. Пока глядела на то, как Ганс разбирается с упаковкой, девушка не могла не отметить всю нелепость этой ситуации, не упрекнуть себя в попытках компенсировать. Только вот теперь уже не могла всё отменить и сделать вид, что ничего не было.
- Конечно, - собственный приготовленный подарок тут же показался ей самой отвратительной идеей из всех возможных. Но Ламента всё равно извлекла из общего свёртка самый край поделки и продемонстрировала мелкую вязку чёрной пряжи Гансу: - Это шарф. По длине, надеюсь, подойдёт.

- Шарф, да, - не то спросил, не то подтвердил мужчина, отбрасывая упаковку куда-то с глаз долой. Развернул подарок по всей длине держа за каждый край, разведя руки в стороны. Снова поднял взгляд на Лэм. - Шарф?

- Шарф, - зачем-то ещё раз повторила это Лэм, сокрушённо опуская голову. Почему она вообще решила, что ему может понравиться какая-то чушь вроде шарфа?

- Он отличный, - с улыбкой сказал Ганс, и в подтверждение этого принялся новый аксессуар надевать, в процессе интересуясь: - Где ты вообще на Пандоре нашла шарф?

- Рада, что вам нравится, - мысленно торжествуя, Лэм пыталась сохранить внешнее спокойствие.
В Перспективе можно было найти одежду только в корпоративных цветах. То, что шарф рукодельный, пояснять не стала, просто обозначила место, где фактически выменяла пряжу:
- На Вершине.

+1

5

- Там что, магазин шарфов? Или Зафорды переквалифицировали своё основное производство? - вопросы не мешали рукам работать, и закончив, наконец, завязывать шарф, Менгель критически посмотрел на себя, сколько позволял угол зрения. - И как?

- Нет. Просто небольшой рынок, - всё это походило на допрос, во время которого Лэм искренне боялась ответить неверно.
Поймала себя на мысли, что осмотр обновки на Гансе затянулся. Умиляясь про себя чуть дольше, чем хотелось бы, Лэм, поспешно отвернувшись в другую сторону, на выдохе произнесла:
- Вам очень идёт.

- Спасибо, - ответил Йохан и всё же перешагнул порог помещения окончательно, позволяя двери за собой закрыться. Подумал вдруг, что сам-то пришел с пустыми руками, от чего немедленно хмыкнул и снова замер на месте, не слишком уверенный, что дальше делать. И с этим немым вопросом в глазах обратился к Ламенте - всё это её затея, так что вполне логично, что она знает, куда ведёт.

Некоторое время Лэм так же непонимающе смотрела на доктора в ответ. Медленно до неё доходило, что план действий, - совсем условный, - был только у неё в голове. Когда, наконец, она поняла, чего от неё ждёт Ганс, отступила назад едва ли не в прыжке, освобождая проход и указывая на стол.

- На настоящий праздничный ужин, конечно, не тянет. Это всё, что у меня получилось достать. Серена подойдёт чуть позже. Я попросила её привести и Ребиса. Стоит по такому поводу собраться все… - Лэм осеклась, едва не выдав очевидную фразу в продолжение, - Кхм, всем вместе. Но если вы голодны, ничего страшного, если начнём без них.

- До тех пор, пока это не праздничный ужин глазами Уильямса, - Менгель очевидно дернул щекой, не желая вспоминать недавнее “празднество” в Перспективе, - я могу быть только за.
Он обошел стол вокруг дважды, прежде чем выбрать место и занять его. И вполне серьезным тоном спросил:

- Которое из этих сидений для Ребиса? - вопрос, на самом деле, актуальный, учитывая вес здоровяка, а грохот падающего со стула члена семьи вряд ли поспособствует праздничному настроению. И уж точно не улучшит ребисово чувство собственного достоинства. Что внезапно породило в голове доктора другой вопрос. Вопрос даже не странный, очень важный, но до сих пор почему-то никому не заданный.
- Как думаешь - они ладят?

+1

6

Безмолвно возликовав про себя, торжествуя сам тот факт, что она предугадала вопрос Ганса и заранее тщательно подготовилась, лишь на долю секунду засияв, девушка указала на стоящий у стены диванчик. Мягкая обивка из искусственной кожи, потрепавшаяся и местами потрескавшаяся, могла уместить на себе Ребиса, но не вызывала доверия, а вот металлический трубный каркас, надёжно сваренный, уж точно мог выдержать здоровяка.

Серьёзную сдержанность вернул столь же ожидаемый следующий вопрос Йохана. Девушка осторожно присела на самый угол стола, стараясь не качать его лишний раз.
- Думаю, да, - ответила глядя перед собой, всё ещё в раздумьях, но всё же прокомментировала с большей уверенностью: - Несмотря на все… обстоятельства, они дети. И им необходимо общение и досуг с кем-то относительно их возраста.

Едва ли под досугом она подразумевала те совместные тренировки, которые проводились здесь, в Заповеднике. Но, к сожалению, ничему другому, кроме как сражению и выживанию, она лично их обучить не могла. Праздничный ужин был, вероятно, единственным подходящим событием в условном детстве что Ребиса, что Серены, если вообще можно было так говорить. Но даже если это было не так, а такой подход мог считаться совершенно некорректным, изменить его Ламента не могла. В её глазах эти двое были детьми, которым слишком рано пришлось взять в руки оружие. И вот это она могла понять.

Менгель только молча протянул руку, чтобы аккуратно сжать ладонь Ламенты в искреннем жесте благодарности. Он не мог, даже попытаться, объяснить, что ощущал в определенные моменты общения с обоими подопытными, но раз за разом ловил себя на мысли, что само слово это - “подопытный” - неприменимо по отношению к этим двоим. Это было всё равно, что назвать подопытным Архимеда. Нонсенс.
- Передай, пожалуйста, курицу, - отпустив, наконец, руку Лэм, попросил Ганс. - Я искренне сомневаюсь, что это действительно курица, но… кто-то же должен её разрезать.

Лэм только могла всё так же безмолвно радоваться реакции Йохана. В конце концов, она действительно не хотела слышать его собственные суждения и о Ребисе, и о Серене. Вероятно, опасалась того, что он не разделяет её отношения к этим двум. Разочаровываться в людях, рядом с которыми проводишь очень много времени, всегда тяжело.

Подхватив пластиковый поддон с курицей, девушка поставила его ближе к Гансу. Поняла, что ножа-то кухонного у них нет. Впрочем, это проблемой не было - из футляра с приятным свистом выскользнул длинный армейский нож, всегда находящийся в ножнах на поясе Ламенты. Изначально она собиралась и сама порезать курицу, но, только подумав, что это всё же праздничный ужин, решила предоставить это условному “хозяину дома” и протянула нож рукоятью вперёд Гансу.
- Осторожно, он очень острый.

+1

7

- Острее скальпеля? - принимая нож, с усмешкой переспросил доктор. Поднявшись с места для удобства, осознал, что этого самого удобства будет не достаточно, потому, на минуту отложив “приборы”, аккуратно снял шарф и так же аккуратно повесил его на спинку собственного стула. И, уже собравшись резать “праздничное блюдо”, поймал себя на том, что напрочь забыл, как это делается. Какая ирония - хирург, без проблем справляющийся с разрезанием людей, не знает с какой стороны подойти к жареной курице.
Замешательство, впрочем, затянулось всего на полминуты, и острый армейский нож без труда отделил от туши ножку.
- Тарелку, пожалуйста, - отголоски очень, очень далеких воспоминаний подсказывали, что еду следовало разложить на всех, и уже потом приниматься за трапезу.

- Не стану сравнивать, - в шутку ответила Лэм, на самом деле сомневаясь, что инструменты доктора представляли опасность меньшую, чем её нож.
Она сразу же взяла в руки всю пачку одноразовых тарелок, чтобы по одной протягивать Гансу. Действительно, едва ли это блюдо было приготовлено хотя бы из переработанных куриных продуктов, но, стоило признать, как минимум специи давали аппетитный запах, напоминающий о том, что в течение дня девушка поесть не успела вообще. Вот уж в чём у “офисного гиперионовского планктона” было преимущество перед остальными жителями Пандоры, так это в условиях жизни - даже самый откровенный ширпотреб они пытались преподнести хоть сколько-нибудь привлекательно. Сохраняли лицо, так сказать.

В голове этот вечер выглядел невероятно привлекательно. Но, несмотря на то, что всё шло прямо по плану и даже лучше, слабое тревожное чувство не покидало Ламенту. Что-то было не так, но до тех пор, пока она не могла понять, что именно, предпочитала себя успокаивать мыслью о том, что всё это просто выглядит крайне нелепо. Надо было лишь прекратить паниковать без повода, а для этого она знала лишь один проверенный и надёжный способ. Пододвинув поближе и тёмно-зелёную стеклянную бутылку без этикеток, сначала уточнила у Йохана:
- Не против? - а после и предложила: - Вам налить?

- Что там? - откладывая в сторону ставший ненужным нож, доктор вновь сел за стол и, по привычке поправив очки, взялся за собственные столовые приборы. Предполагал, что спиртное, но искренне надеялся, что не из той пресловутой агентской фляги - то уже давно должно было закончится, если только Нокт в подвале маяка не построила тайную самогонную. Честно - он бы не удивился.

- Виски. Местная вискикурня. Пятилетний, односолодовый, - то, что о содержимом бутылки Лэм говорила с энтузиазмом, было очевидно, - Рокса или куэйча, увы, нет, только пластиковые стаканы.

- Ну не пить же прямо из горла, - Ганс хмыкнул. Подумав, вздохнул. - Налей.

+1

8

Вспомнив, как Ганс единожды хлебнул из её фляги, Лэм, откупорив бутылку, налила в белый пластиковый стакан, одноразовый, как и вся посуда на столе, немного виски. Едва ли выше двух пальцев. Рисковать алкогольными навыками доктора она не собиралась и вежливости ради налила себе ровно столько же. Пить первой не торопилась. И откровенно “палилась” своим внимательным взглядом, обращённым теперь на Йохана - всё ещё переживала из-за того, что пить тот, судя по всему, не умел вообще.

- Буянить не буду, - заметив этот взгляд отшутился Менгель, беря стакан в руки. Покачал головой, переживая, что запах пластика перебьет аромат напитка - не то чтобы доктор изначально был высокого мнения о местных производителях спиртного, но всё же хотелось отдать алкоголю должное, без сторонних примесей, даже если это должное совершенно не в его вкусе. Именно поэтому он сделал всего один глоток - исключительно, чтобы распробовать вкус. Хмыкнул.
- Ни за что бы не подумал, что Зафорды действительно способны производить хороший алкоголь, - в имени производителя можно было даже не сомневаться. Особенно после уже выданных Ламентой подробностей. - Дорого обошелся?

Врать не хотелось, но и раскрывать подробностей получения этих бутылок - тоже. Поэтому Лэм ответила честно, просто не то что бы подробно:
- Нет. Зафорды не подают такой виски в своих барах. Но знаток со знатоком договорится всегда.
Кража со взломом, конечно, те ещё переговоры, но, кажется, по пандорским меркам они с Шарлотт сработали действительно тихо, гладко и незаметно.

Йохан коротко усмехнулся, делая второй глоток и отставляя пустой стакан в сторону.
- Насколько “позже”, должны прийти Ребис и Серена? - взявшись за столовые приборы - такие же одноразовые, - поинтересовался доктор, в попытках отрезать кусок мяса пластиковым ножом. На третью он сдался и по привычке потянулся к поясу, где в подсумке всегда можно было найти скальпель. О том, насколько странно это будет выглядеть, доктор не думал. Ситуация сама по себе была очень странной, и хирургический инструмент в качестве столового прибора это не сильно изменит.

Со своей порцией виски Лэм разобралась одним крепким глотком. Рефлекторно потянулась за добавкой, но, уже с бутылкой в руках, посмотрев на доктора, тихо кашлянув, отставила виски в сторону. Обошла стол, села напротив Ганса и придвинула к себе тарелку. Наблюдая за его заменой столовых приборов скорее с интересом, последовала примеру и даже не стала брать в руки пластиковый нож, сразу измельчив свою порцию всё тем же армейским ножом.

- Серена упражнялась в контроле полученной энергии. И вы же знаете как Ребису нравится наблюдать за этим. “Магия”. Придут сразу, как нагуляют аппетит. Ещё и восьми нет, - и всё же было странно рассуждать о них, как об обычных детях, которые гуляют на заднем дворе уютной усадьбы, в которой она сама как будто бы работает не то дворецким, не то горничной, не то сторожем с ружьём.

+1

9

- О, за “поздние прогулки” я не переживаю, - Йохан хохотнул. - Тем более на воздухе.
С тех пор, как они перебрались в Заповедник, доктору казалось, что Ребис чувствует себя намного лучше. Под открытым небом было куда больше возможностей наблюдать “потолок”, чем в закрытом бункере, а потому было больше тем для разговора, что всегда хорошо.
- Лэм, - расправившись с очередным куском своей “курицы”, доктор отложил приборы и облокотился на стол. - Скажи мне, только честно. Зачем всё это?

Вопрос Ганса застал её врасплох. Некоторое время девушка просто смотрела в свою тарелку, не сумев взять ни куска. Отложив вилку в сторону, она всё же вновь наполнила свой стакан, в этот раз так, как привыкла - порция заняла половину пластиковой ёмкости. И только после того, как немалая доля солодового крепкого напитка прошлась по горлу теплом, Лэм ответила.

- Я не преследовала какую-то цель, просто… - вероятно, она и сама не до конца понимала, зачем всё это, - ...просто иногда необходимо брать паузу, выдыхать. Вам нужно проводить время с Ребисом не только под светом лабораторной лампы или на полигоне. Иногда… Надо просто спокойно поужинать.

Виски развязывал язык. Едва ли Ламента действительно хотела влезать в отношения “творца” и “творения”, но её забота о судьбе юного титана, судя по всему, была искренней. Говорить о том, ни она сама, ни Ганс уже с десяток лет не собирались за праздничным семейным столом, Лэм не стала. Этот резон и без того был очевидным, а произнесённый вслух, мог лишь разворошить прошлые обиды.

Йохан помолчал пару мгновений, обдумывая услышанное. И снова протянул руку прямо через стол, наклонившись достаточно, чтобы коснуться руки Лэм и глядя ей в глаза произнести:
- Тебе не обязательно отвечать, если не хочешь.
Отпустил почти сразу, чтобы той же рукой подвинуть свой пустой стакан ближе, давая понять, что и сам не отказался бы выпить ещё.

- Я уже ответила, - только и вздохнула Лэм, стараясь при этом не смотреть ни на Ганса, ни на его руки. Даже если она и скрывала что-либо, то было понятно, что в первую очередь - от самой себя.

Выпить ещё - отличный план. Быстро допив то, что оставалась в её стакане на самом дне, она повторила виски и себе, и доктору. В этот раз даже ему налила столько же, сколько и себе. Кажется, им обоим не повредит.

- Сейчас - да. Просто имей ввиду на будущее, - мужчина вздохнул, и, взяв свою порцию виски, откинулся на спинку стула. - Как там обычно говорят, - пытаясь рассмотреть на свет лампы цвет алкоголя в пластиковом стакане, начал он, - “Счастливого Дня Наёмника”?
Хорошо было бы опрокинуть содержимое одним махом, но Менгель не стал этого делать, памятуя о том, как давно не пил вообще. Внезапный виски два месяца назад не в счет. Потому он сделал несколько глотков, подержав последний под языком, прежде чем проглотить.
- А во второй бутылке что?

+1

10

В этот раз, по крайней мере, он не пытался выпить всё одним глотком, а потому не заходился кашлем и не сгибался пополам, как тогда, в единственный на памяти Лэм раз, когда он вообще пил. Сама же, поддерживая праздничный настрой, приподняла свой стакан и повторила:
- Счастливого Дня Наёмника.

С таким “тостом”, конечно же, выпивать всё залпом было бы просто некрасиво. Пришлось обойтись парой скромных глотков. Они ещё даже не успели собраться, а действие волшебного огненного зелья уже ощущалось. Ламента, разумеется, изначально понимала, что без стакана-другого ей просто не справиться с милым ужином в такой-то компании, но, откровенно говоря, даже не думала, что придётся напиваться ещё до того, как соберутся все.
- Просто сок. Едва ли натуральный. Но хоть что-то.
Предлагать виски Серене или Ребису она не собиралась. Ни в коем случае.

- Всё предусмотрела, да? - без тени какого-либо ехидства улыбнулся Йохан.

- Попыталась, - она ответила честно. К пандорским стандартам домашнего уюта так быстро не привыкнешь.

- Спасибо, - не найдя, что еще сказать, мужчина оглядел стол. - Надо бы ребят дождаться, как думаешь? - он кивнул в сторону оставшихся, как он полагал, подарков, тем самым задав немой вопрос - “Ведь для них же?”

- Не за что. Это ведь моя инициатива, - проследив взгляд Йохана, она только лишь положительно кивнула и уточнила: - Могу позвонить Серене, если у вас больше нет свободного времени.

- Если тебя не затруднит, - он кивнул. Сообщать о том, что времени у него на самом деле достаточно, но просто не хотелось говорить о вещах, когда разговор вдруг могут прервать на самом важном месте, он не хотел. Стоило сначала сделать всё остальное.

Поторопившаяся после звонка Серена, как и договаривались ранее, действительно привела с собой и Ребиса. Возможно, они действительно неплохо ладили друг с другом. Со стороны всё действо могло показаться умильным, забавным и при этом совершенно нелепым. Разговорчивая Серена неплохо сглаживала все углы, шутила и полностью поддерживала праздничный настрой. И, воспользовавшись возможностью, Лэм “отошла в сторону”, взяв на себя роль молчаливого и улыбчивого наблюдателя сразу после того, как вручила “детям” свои подарки. Получившему новую галстук-бабочку Ребису с обновкой помогала Серена, вызвавшаяся её надеть на шею великана. Самой же Серене достался стабилизатор подачи питания, не новенький, но в отличном состоянии. Заниматься его установкой прямо здесь и сейчас, по понятным причинам, возможности не было. Ближе к ночи стали расходиться. Вызвавшихся помочь с уборкой Серену и Ребиса Лэм “развернула” спать. День и без того был насыщенным.

+1

11

Это было несколько странно. Вот так за столом разговаривать не о работе, не о насущных делах, а просто… “ни о чём”? Пару раз Йохан, кажется, даже рассмеялся услышанной шутке, торжественно пообещал Серене установить её обновку в ближайшее время, отметил, что бабочка Ребису идет куда больше, чем прежний галстук и... был действительно рад быть здесь. Он уже не помнил, когда в последний раз испытывал что-то подобное. Кажется, никогда. Это было… ново. Но определенно хорошо.
Отправив молодежь по комнатам, дождавшись, когда дверь за ними закроется, а голоса (в основном один голос - Ребис хоть и стал говорить больше, всё ещё подпадал под определение “молчаливый”) стихли, Менгель снова откинулся на спинку стула. И, с улыбкой потирая глаза под очками, обернулся к Ламенте.
- Спасибо.

Лэм, конечно, вымоталась, и это было видно. Самый конец вечера она расслабленно сидела и просто наблюдала за всем, не в силах уже принимать участие в весёлых обсуждениях или каких-то импровизированных играх Серены. И теперь, воспользовавшись возможностью, она всё же восстановила “уровень виски” в крови ещё одной порцией, - при “детях” лишний раз распивать спиртное она не собиралась. Но от уборки посуды её это не освобождало, благо одноразовую можно было просто лёгким движением руки отправить в мусорное ведро.
- Рада стараться. Надеюсь, вы не зря потратили на это вечер, - оставив на столе только бутылку да всё ту же пару стаканов, Лэм устало облокотилась на стену.

- Совсем не зря, - искренне ответил Ганс. - Я бы даже сказал, это был один из лучших вечеров за очень долгое время. Я бы пригласил тебя на танец в качестве кульминации, но, боюсь, ни ты, ни я его просто не выдержим, - он хохотнул, но руку всё же протянул. - Присядешь? Пить виски стоя, говорят, плохая примета.
Что он, разумеется, только что выдумал на ходу, и плевать хотел, правда это или нет.

- Действительно, давайте в другой раз, - она и без того танцевала паршиво, а уж уставшая и выпившая… Впрочем, само предложение она ценила. Определённое довольствие всё же читалось по улыбке сквозь усталость.
Присесть действительно стоило, тем более с таким приглашением. Перехватив своей ладонью руку Ганса, девушка присела на край стола рядом с ним.
- Более того, пить виски стоя считается дикостью.

Он выпил, кажется, не так уж и много, ибо, как и Ламента, старался не налегать на алкоголь при детях, но уже чувствовал, как в голове становилось легче. Хотя вряд ли это был только алкоголь. Один только виски не заставил бы Менгеля крепче сжать её руку и поднести к своим губам. Хотелось задать миллион вопросов, но в голове почему-то крутился только один, тот самый, на который он позволил не отвечать, если к тому не было желания.
- Зачем, всё же?

+1

12

- Разве я не отвечала уже? - Лэм вздохнула, - Серьёзно. Я не ставила никакой конечной цели. Просто подумала, что это будет здорово, вот и всё.

- И это было здорово, - Ганс кивнул. - Правда здорово. Я другого не понимаю.
Ему пришлось частично отпустить её руку, чтобы наполнить оба их стакана - ровно так, как это делала сама Лэм, наполовину, - и протянуть один из них женщине перед ним.
- Почему мы?

- Почему мы что?.. - вопрос Ганса она явно не поняла. Даже вновь наполненный стакан отставила на стол, не сделав ни глотка, лишь внимательно глядя на доктора.

Свою же порцию доктор проглотил одним махом, поморщившись самую малость, и тут же наполнил стакан снова.
- Почему это всё - для нас?

- А для кого ещё-то? - хмуро посмотрев на то, как быстро доктор “прикончил” последнюю порцию, Лэм, всё ещё не до конца понимая сути разговора, задала в ответ риторический вопрос.

- Ну мало ли, - хрипло произнес хирург. - Столько времени прошло, а я до сих пор не понимаю, почему, - уже не глядя на Лэм и скорее рассуждая вслух, чем обращаясь к ней, продолжал он. Но вопрос всё же задал, отчего-то перейдя на родной язык:
- Warum liebst du mich?

- Я не знаю этого языка, - виновато улыбнувшись, Лэм опустила голову, - Но что-то мне подсказывает, что и ответа на вопрос я тоже не знаю.

- Вот и я не знаю, - устало молвил Ганс, склонившись так, чтобы лбом ткнуться ей в бок. - Это довольно смешно, не находишь? - он хохотнул. - Сколько там награда за мою голову в “цивилизованном” космосе? А ты - вот ты. Здесь. Смех, да и только.

- Не нахожу, - то, куда уходил разговор, совершенно не радовало Ламенту. Какое-то время она молчала, перебирая пальцами волосы Ганса. Чтобы ответить, потребовалось выпить. Опять залпом, - Вы правда думаете, что Бюро отлавливает беглых преступников и возвращает их за какие-то кредиты в тюрьмы родных миров? За учёными они охотятся в личных интересах. Криминальный статус - только повод надавить и склонить к сотрудничеству.

- Так вон оно что, оказывается. “Делай, как тебе велят, или отправишься за решетку”. Ничего не меняется, по сути-то, - Йохан снова хохотнул. Поднял было взгляд, но угол зрения получался таким странным, что доктор сдался, вместо этого только обняв Лэм покрепче. - Знаешь, я рад, что ты... не вернулась туда. Судя по твоим рассказам, Пандора - куда менее лицемерное место.

Лэм напряглась и поджала губы. О Бюро до этого они не говорили, как будто бы в этом не было необходимости. Несмотря на то, что она понимала, что рано или поздно об этом зайдёт речь, тяжесть самой темы никуда не делась.

- Бюро вынуждено быть таким. Беспринципность в некоторых моментах помогает нам… Им справляться с поставленными задачами. Вы сталкивались с ним в действительно неприятных обстоятельствах, поэтому так и судите. Но подумайте сами, вместо того, чтобы просто отлавливать преступников, которые могли бы заниматься наукой, дай им ресурсы и возможность, они организуют их деятельность. Да, они достаточно жестоки и не прощают ошибок своих агентов. Так что… Мне, вероятно, повезло.

+1

13

- Для меня звучит как вселенский “Гиперион” в лучшие годы с Джеком во главе, приукрашенный всеми теми байками из склепа, которые до сих пор по планете ходят, - Ганс хмыкнул. - Разница только в том, что корпорация в разработках не ограничивает, - он пожал плечами. - Ах, пардон, “не ограничивала”, - тяжелый вздох без труда выдавал разочарование в этом изменении политики. - Но будет об этом.

Комментировать сравнение Бюро с местными корпорациями, а так же прошлые научные изыски Ламента не стала не только потому, что тему стоило сменить, но и потому, что не хотела случайно оскорбить доктора. Ему, пожалуй, не стоило знать, сколько операций по ликвидации безумных учёных проводил “Цефей”. Всё, что она сказала, так это достаточно весёлое и дразнящее “Вас сложно ограничить вообще”.

- Думаешь? - выпрямляясь на своём стуле и расправляя плечи, улыбнулся Йохан.

Нарочито внимательно посмотрев на Ганса, Лэм не сразу ответила, как будто бы оценивала сложность. После несколько раз медленно кивнула, подтверждая, что, да, “невозможно”.
- Уверена.

Довольную ухмылку было сложно удержать - Менгель и не стал. Только воровато огляделся по сторонам, будто хотел убедиться, что никто не помешает, и поднялся со стула. Ему даже не пришлось делать и единого шага, чтобы притянуть Лэм к себе, посмотреть ей в глаза, всё так же широко улыбаясь.
- Вечер был довольно выматывающим. Тебе разве не надо отдохнуть?

- Вот об этом я и говорила, - на выдохе произнесла девушка, подтверждая своё предыдущее заключение. Быстро отвернулась только для того, чтобы оценить наполненность бутылки, - Как раз на пару стаканов. Самое оно для отдыха.

- К черту стаканы. Пластик всё портит, - длины рук у Йохана хватало, чтобы до этой самой бутылки дотянуться, сделать один-единственный глоток и, интуитивно утерев горлышко ладонью, передать емкость Лэм.

За тем, как вечно сдержанный, воспитанный и педантичный доктор пил виски прямо из горла, девушка смотрела без скрываемого восторга. “Вот это я понимаю” - восхищённо и тихо произнесла, перенимая бутылку. Теперь это действительно походило на последние праздничные вечера на родине. Сделала пару глотков и осознала, что, да, вот оно. Она пьяна, всё как и надо.
- Видеть вас таким… Это просто... Вау, - слов для того, чтобы описать эту картину, у Лэм не нашлось. Поэтому она просто передала доктору бутылку. Вероятно, чтобы посмотреть ещё, не иначе.

- Всё случается в первый раз, - не без усмешки ответил Ганс, после чего попросту допил оставшийся в бутылке виски. И без того давно не соображающая как должно голова, кажется, полегчала ещё больше. - С Днем Наемника, - едва слышно произнес мужчина, наклонившись к самому лицу Ламенты, прежде чем коснуться её губ своими.


Проснулся Менгель от того, что часы даже сквозь подушку тикали слишком громко. Да, при всей технологичности оных, доктор позволил себе оставить тиканье - так было удобнее. “Правильнее”.
Хирург приподнялся на локте, пытаясь сообразить, где находится, но даже продрав глаза, не сумел разглядеть ничего, кроме смутных контуров и размытых пятен. Самое яркое - прямо под головой - было желтым, потому вопрос о местонахождении отпал сам собой.
- Лээээм, - протянул Ганс, рухнув лицом назад в подушку. - Очки. Опять.

+1

14

Доктор Менгель, страдающий от похмелья поутру. Только ради этого стоило встать пораньше. Как только с постели раздались какие-то признаки жизни, Лэм оттолкнувшись ногой, подъехала к кровати на стуле. Сначала, конечно, вручила очки.
- Ваши очки, - дождавшись, пока Ганс справится с тем, чтобы надеть их, продолжила, - Стакан воды, таблетка от головы.

- Danke, - управившись с очками, Йохан тут же предложенную таблетку выпил, опустошив стакан до конца. - Должен я удивляться, где ты её нашла?

- Ничего криминального. Как самочувствие?

- Бывало и хуже, - честно признался он. - Ты как?

- В полном порядке, - говорить, что, в отличие от него, пить умеет, не стала, - Не стоило давать вам так много пить.

- Ерунда какая, - отмахнулся бы, но лишние движения всё ещё отдавались болью в голове. - Давно встала?

- Часа два назад. Не пытайтесь пока встать. Ещё воды налить?

- Да, - ответил, подумав, но кивать благоразумно не стал.

За водой ходить не пришлось, благо Лэм додумалась сразу подготовить бутылку побольше. Поэтому и наполнила стакан моментально.
- Только осторожно, не облейтесь, - ситуация, безусловно, Лэм забавляла.

- Не захихикай только, лопнешь, - слабо улыбнулся Ганс в ответ, но совет воспринял, и хотя пил жадно, умудрился не расплескать ни капли. И даже стакан на тумбочку рядом поставил уже сам.
- Хорошо, поскольку советы доктора мне не велят вставать, тебе придется сделать кое-что за меня, - он подвинулся в кровати, явно давая понять, чего хочет, коротким похлопыванием по освободившемуся пространству.

Девушка присела на край постели и, склонившись над Гансом с самым серьёзным видом, уточнила:
- Что мне сделать?

Тут-то он её и поймал, с коварной улыбкой обхватив рукой и буквально роняя на себя.
- Ответить на вопрос, который всё ещё остался без ответа, - не без смешка произнес, насколько мог крепко обняв.

Ламента, ничуть не ожидавшая такого внезапного нападения, постаралась упереться руками, чтобы не упасть окончательно. Попытка удержать себя хотя бы на весу провалилась, и, притянутая, Лэм, оставив попытки сопротивляться, просто ткнулась лбом в плечо Ганса.
- Вам придётся продублировать вопрос, потому что я не помню.

+1

15

Йохан поцеловал Нокт в макушку - в качестве компенсации за нападение, и, отпустив её достаточно, чтобы другой рукой приподнять её за подбородок так, чтобы смотреть в глаза, с абсолютно серьезным выражением лица и без грамма насмешки в голосе, вопрос действительно продублировал:
- Каких птиц ты любишь?

С учётом всего положения, в каком она оказалась, Лэм не могла воспринять этот вопрос всерьёз. Но если Йохан действительно говорил без какой-либо шутки и тем более хотел, чтобы при этом она смотрела ему в глаза, значит, это было важно.
- Я… не знаю? Наверное, ночные хищные. Совы, филины, неясыти.

- Отлично, - Ганс кивнул. - Теперь… Как ты относишься к тому, чтобы попробовать изловить одного? Не на этом континенте, очевидно, тут кроме рэкков летающих поймать сложно, - из дальнего угла раздалось недовольное воркование, - и кроме Архимеда, но, - хирург чуть повысил голос, - кажется, никто не сомневается в том, что изловить именно эту птицу не под силу вообще никому, - когда в ответ раздалось очередное воркование, на сей раз даже удовлетворительное, Менгель уронил голову глубже на подушку и закатил глаза. - Птицы…

- Вы серьёзно? - на всякий случай переспросила, - Одно дело - обычный голубь. Без обид, Архимед. Но это же хищник. Приручить не просто, да и как содержать? Если вы скажете мне, что разбираетесь в разводе охотничьих птиц, честное слово, я приду в восторг.

- Никогда не узнаешь, пока не попробуешь, - Йохан пожал плечами. - И никто не мешает изобретать на ходу. И уж в чем, в чем, а в изобретательности уж ты-то мне отказать не можешь.

С одной стороны, конечно, Ганс был прав. Они могли попробовать. К тому же, ночная самостоятельная птица не требовала ежедневного ухода.
- А местные особи вообще приручаемые? Ракки не издерут обычную птицу? Нужно будет хорошенько всё изучить. Кхм, так, почему я вообще уже в голове это планирую? Самый главный вопрос - зачем?

- “Добро пожаловать в мир изобретательства”, - со смешком ответил доктор. - И если ты беспокоишься за сохранность птицы, посмотри на Архимеда. Я его точно не учил за себя постоять, и на Пандоре он провел не меньше меня, однако же вот он - жив, здоров, целехонек. Если подумать, мне даже ни разу не пришлось его латать, - хирург задумчиво потер подбородок. - А теперь представь, каким будет местный пернатый экземпляр.

+1

16

- Вот уж кого точно не хватает в нашем заповеднике, буквально, так это хищной птицы, - Лэм всё ещё не могла определиться с тем, как относится к этой затее.
- В принципе… Давно я регулярно ходила на ястребиную охоту. Видела, как разводят и содержат птиц. У нас место… Подходящее для угодий. Но забирать хищника из своего место обитания, от других птиц… Ради чего?

- А почему нет? Охотники, насколько я знаю, веками этим занимаются.
О том, что в Заповеднике уже однажды была опасная хищная птица, и о том, что ей после взорвали голову, Менгель предпочел умолчать. Тем более, что сам не видел - только на записях.
- К тому же, - он усмехнулся, - я всё ещё должен тебе подарок на День Наемника.

- Во-первых, вы ничего мне не должны, - девушка ответила достаточно строго, - Во-вторых, вы действительно считаете, что мне нужна птица?..
Затем она вздохнула. Откровенно говоря, она сама не до конца была уверена в том, что идея плоха. Если уж она начала восстанавливать по деталям родной мир, то хищная птица отлично дополнила бы его. Поэтому вздохнула ещё раз. И, опустив голову на грудь Ганса, тихо произнесла:
- Думаю, будет как минимум интересно попробовать. Спасибо.

- Пока ещё не за что, - он снова поцеловал Лэм в макушку. - Отпуск тебе, да и мне, если честно, не повредит, так что… Вот и договорились.

- Вы признаёте, что вам нужен отдых. Ого. Это уже того стоит. Постараюсь узнать у знакомых что-нибудь про местных птиц, может, посоветуют чего. Только, пожалуйста. Нет, не так, умоляю, не отправляйте с заявлениями к Уильямсу меня.

Йохан только и сумел, что рассмеяться.

+1


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » Почти семейный День Наёмника