Общие сведения

Фамилия: Менгель
Имя: Йохан
Возраст: 41 год
Дополнительно: в силу профессии привычен к обращению "доктор" и производным.

История


Хронология:
• Родился на планете Эйр в семье, чьим фамильным бизнесом были ритуальные услуги в планетарном масштабе.
• Единственный ребенок, получал традиционное для семьи образование, но, вопреки всему, после окончания школы пошёл против традиций и поступил в медицинское учебное заведение, где выбрал специализацией хирургию.
• Незадолго до получения статуса практикующего врача женился.
• За "несоответствие действий всем возможным нормам" (читай, "несогласованные/запрещенные эксперименты на живых людях") был лишен работы, лицензии, заочно судим. Чтобы избежать тюремного заключения, покинул Эйр. В процессе бегства с планеты обзавелся пернатым другом, которому дал имя Архимед.
• Около девяти лет путешествовал по галактике, занимаясь нелегальной медицинской практикой под крылом различных криминальных элементов, успевая находить время для собственных исследований.
• После очередного "увольнения" устроился на работу в собирающий силы на Пандоре "Гиперион" в качестве полевого медика. Участвовал в нескольких крупных военных операциях.
• Будучи замеченным, был переведен в одну из лабораторных баз на планете, занимающихся изучением эридия. Добился определенных успехов в этой области.
• Едва остался жив при инциденте, повлекшем массовый побег подопытных. Был признан виновным в произошедшем, но, стараниями ведущего  ученого базы, не "уволен без выходного пособия", а переведен назад на полевую службу.
• Медленно, но верно восстанавливал статус работника отдела "Исследований и Разработки", сочетая исследования с полевыми операциями. После падения "Гелиоса" стал одним из ведущих ученых в Перспективе.
• В процессе успел поучаствовать в фальсификации собственной смерти межгалактической службой безопасности, разведке местности вокруг кометы и, убедив "Гиперион" в том, что не умер, вернуться к размеренной службе.
• В тайне проводил собственный эксперимент по созданию основанной на эридии формы жизни. Все так или иначе причастные к проекту специалисты считаются пропавшими без вести.
• Незадолго до падения "Гелиоса"  узнал, что заочно разведен.
• С помощью тогда ещё агента Наос пережил покушение на собственную жизнь. Предпринимает все доступные ему меры, чтобы остаться в живых.
Фракция: "Гиперион"
Деятельность: наука, эксперименты, попытки выжить.
Цели: ещё больше науки и экспериментов, избавление от недоброжелателей. Выживание.
Прибытие на Пандору: в рамках переброски кадрового состава "Гиперионом".

Характер


Мировоззрение: хаотичный нейтральный. Не обременен нормами общепринятой морали, принцип "Primum noli nocere" отсутствует как данность. Энтузиаст науки. Педант в том, что его интересует, небрежен, порой до пренебрежения, во всём остальном. Не терпит глупости, недалекости и... людей в целом (за крайне редкими исключениями).
Фобии: стать объектом чужого эксперимента, подопытный №033112, предательство, смерть.
Привычки, увлечения, хобби: большую часть времени посвящает своим исследованиям, в хорошие дни просиживает в лаборатории-операционной или за записями до поздней ночи. Любитель классики: от музыки до литературы. Не живет без кофе. Искренне считает Архимеда своим лучшим другом. С момента создания Ребиса много времени уделяет его развитию.
Умения: классическое образование и как следствие - широкий кругозор, отличная эрудиция, навыки игры на скрипке; доктор хирургии; обширные познания в медицине, биологии и химии; достаточные для работы с современным мед.инвентарем и емкостными щитами познания в технике; знает три языка; способен быстро приспосабливаться к незнакомой обстановке (что не спасает окружающих от недовольных и даже циничных комментариев); за время девятилетнего вращения в криминальных кругах познал не только некоторые тонкости подпольного мира, но и перенял техники допроса, дополнив и улучшив их собственными знаниями. Переученный левша. Мастер приготовления сэндвичей.

Внешность

Телосложение: мезоморф
Рост: 1,82 м.
Вес: 71 кг.
Цвет глаз: голубой.
Прическа: короткие темные с сединой волосы зачесаны назад, на лоб падает непослушный вихор.
Костюм: классический костюм-тройка, роль пиджака в котором выполняет лабораторный халат, опоясанный ремнем с цифровой кобурой, подсумками для всякой всячины и креплением для пилы, за этот же ремень часто заткнута пара хирургических перчаток; брюки заправлены в сапоги на жесткой подошве. На правой руке часы.
Общие черты: "типичный ученый", разве что более подготовленный к физическим нагрузкам. Богатое на мимику, но обычно недовольное лицо, нос с горбинкой, круглые очки. Тенор с характерным немецким акцентом.

Бой


Предпочитаемое оружие: револьверы, пистолеты, медицинская пила.
Боевые навыки: "кустарная" военная подготовка. Минимальный навык обращения с огнестрелом за исключением пистолетов - с ними всё намного лучше. Знает, куда не следует кидать гранаты. Невероятно хорош в ближнем бою с пилой и/или пистолетом, оснащенным штык-ножом.
Талант: "Октоберфест!" - на 8 секунд доктор становится невосприимчив к урону за счет восполнения и дальнейшей постоянной подзарядки щита от запасного аккумулятора, которому потом требуется отдельная двадцатисекундная подзарядка.
Тактика: в зависимости от ситуации и душевного состояния либо тихо постреливать из-за спин напарников попутно вкалывая им дозы "быстроздоровья" по мере необходимости, либо с пилой наперевес нести врагам радость лишения конечностей под аккомпанемент собственного хохота. Впрочем, не исключен и третий вариант, носящий кодовое название "Velcome to ze ve-lose-onse-again-fest" - время для быстрого тактического отступления с понятной целью.

Инвентарь

Оружие: револьвер "Закон" от Джейкобс, шоковый ППМ "Шпион" от "Гиперион", медицинская пила-ампутатор.
Экипировка: емкостный адаптивный щит "Неогенатор" от "Аншин", запасной аккумулятор для него, огненный трансфузионный модификатор гранат "Улыбка смерти" от "Маливан", ЭХО-дисплей, наручные часы.
Реликвия: походный хирургический набор, увеличивающий эффективность "быстроздоровья".
Личные вещи: набор хирургических инструментов разной степени опасности. Отдельный ЭХО для "научных" записей.
Имущество: де-юре - не имеет, де-факто - Заповедник и его содержимое.

Об игроке

Знакомство с игровой вселенной: полное.
Обратная связь:  skype - tolmandiggins
Комментарии: досье обновлено и дополнено согласно уже сыгранному.

Старый вариант досье

Общие сведения

Фамилия: Менгель
Имя: Йохан
Возраст: 41 год
Дополнительно: чаще откликается на "Док", "Доктор", "Медик" (варианты с разной степенью истерики в голосе зовущего тоже входят в список), чем на имя, ибо привык, что люди зовут его именно так, стоит им только узнать о его профессии.

История


Место рождения: планета Эйр.
Биография:
Ze healing is not as revarding as ze hurting.

Родился Йохан в местечке с названием "Гробтенбург", в семье потомственных "торговцев". Далекие предки прибыли на планету со второй волной колонизации, чуть менее далекие в последствии основали небольшое похоронное бюро, и совсем уж недалекие развернули целую сеть агенств ритуальных услуг по всей планете. В семье царили приближенные к армейским порядки, ибо Менгель-старший был помешанным на организованности человеком, видящим себя и только себя главным. Если он чего сказал, то так оно непременно и должно было быть. В частности, именно по его настоянию юный Ганс учился играть на скрипке - "традиция" в семье, видите ли. Самым неприятным моментом в этой учебе был тот факт, что водить смычком правой рукой будучи при этом левшой - удовольствие не из приятных. Впрочем, впоследствии "обоерукость" сыграет Менгелю-младшему на руку (такой вот каламбур). Учеба в школе Йохану давалась относительно легко - сказывалась любознательность, особенно он отличился, изучая естественные науки. Тем больше было недовольство ( и удивление) отца, когда наследник "гробового дела" отказался изучать премудрости экономики, поступив после школы в медицинское учебное заведение. Не удивительно, что отношения в семье стали ни к черту. К двадцати девяти, имея за плечами колледж, университет, интернатуру и тонну приписок мелким шрифтом в личном деле "Не подпускать к живым пациентам", Йохан становится полноценным доктором медицинских наук по части хирургии с лицензией на собственную практику. Незадолго до того молодой медработник женился, так что следующие два года после "лицензирования" он жил вполне счастливой жизнью с наличием семьи и хорошей работы, которая приносила радость. Проблема же заключалась в том, что как минимум половина пациентов доктора Менгеля оставалась жива совершенно случайно, если не сказать "чудом" - а иначе и быть не может, когда человек воспринимает лечение только как незапланированный побочный эффект удовлетворения собственного любопытства. Рано или поздно должно было случиться непоправимое. И оно случилось, когда после "пустяшной" операции пациент не проснулся. Вскрытие показало отсутствие обоих почек, доброй части селезенки, а так же наличие скальпеля, двух зажимов и пустого пузырька из-под "быстроздоровья". Больнице совсем не хотелось терять статус и ударять в грязь лицом, так что хирург был быстро объявлен персоной нон-грата. И в розыск.
"И тут понеслось". Почему Ганс принялся удирать от органов правопорядка, когда ему грозили всего только штраф, лишение лицензии и некоторое количество лет за решеткой - тот еще вопрос. Факт остается фактом, доктор Менгель пустился в бега, прихватив с собою всего один "чемодан", и тот в основном с записями о проводимых "экспериментах". Две недели он играл в догонялки по планете, пока однажды в одной особенно горячей погоне не угнал фургон с голубями прямо со свадьбы премьер-министра. Тогда-то ему и пришлось в срочном порядке покидать Эйр и лететь куда подальше. Вместе с фургоном. И голубями. Сам транспорт и большая часть птиц ушли на оплату выходного билета с заднего хода планеты. В итоге Йохан стал счастливым обладателем очень настырной белой крылатой крысы, с присутствием которой ему пришлось смириться. И вот так, вместе с "питомцем", которому было дано имя Архимед, почти без средств к существованию доктор оказался на просторах галактики. Поскольку в легальную медицину путь ему был заказан, он подался в нелегальную. От планеты к планете, от одной банды к другой, везде одно и то же - зашить, подлатать, поставить на ноги. Пришлось заодно и "ратному делу" научиться, ибо бандиты не отличались особым желанием соблюдать цивилизованное правило "не трогай доктора на войне", напротив, ввели свое собственное "убей медика первым". Впрочем, некоторых из них отпугивал вид окровавленной косторезки в руках "беззащитного противника", на менее здравых действовали выстрелы из револьвера в их глупые лица, а самых отчаянных отваживали "соратники". В перерывах между перестрелками и латанием "своих" Менгель находил время ставить опыты на "чужих", в процессе которых обнаружилось, что Архимед очень даже разделяет тягу к науке своего хозяина: птыц очень любит копаться в человеческих органах, и статус "пациента" его мало волнует - он с одинаковым рвением копается и в мертвых, и в еще живых, но уже разрезанных. Почти девять лет Ганс слонялся по галактике в поисках неизвестно чего неизвестно зачем, пока в один прекрасный момент не пришла пора снова делать ноги, на сей раз - от собственных "товарищей по оружию". Сам доктор не может наверняка сказать, с чего они вдруг взбесились, но подозрения, что это всё из-за крылатого питомца, гадившего на головы всем, кроме хозяина, имели место быть. Более верно было бы сказать, что голубиный характер стал последней каплей в общей волне негодования оказавшихся вдруг очень чувствительными и этичными бандитов. Чудом успев ускользнуть с планеты, Менгель отправляется искать новую работу. И находит её на Пандоре. К тому времени уже отгремели новости про открытие Хранилища и смерть Разрушителя, бухта Джейкобс пережила нашествие зомби, генерал Нокс был убит, а Роболюция захлебнулась, едва-едва начавшись. Зато "Гиперион" успел развернуть кампанию по очищению планеты от бандитов, и прекрасно зная, что просто так никто с насиженного места не сдвигается, можно себе представить масштаб военных действий. Где война - там ранения. Где ранения - там врачи. На счастье Йохана он был таковым, так что особых проблем с наймом в войска корпорации в качестве полевого медика не возникло. А что из этого получится - видно будет.
Фракция: "Гиперион".
Деятельность: "I am the very model of the scientist salarian Hyperion!" Наука, лечение, калеченье, поддержка активнодействующих гиперионовских войск живыми и относительно здоровыми. Эксперименты!
Цели: больше экспериментов! В последнее время под влиянием лени и ненависти к суете на поле боя стал одержим идеей создания пушки, стреляющей ампулами с "быстроздоровьем".

Внешность

Рост: 1,82 м.
Вес: 71 кг.
Телосложение: мезоморф.
Цвет глаз: голубой.
Прическа: короткие темные волосы зачесаны назад, сбитая в вихор челка.
Общее описание: высокий мужчина-европеоид, самой обыкновенной комплекции, разве что самую малость более подготовленной к нагрузкам, чем можно ожидать от человека науки: таскать на себе раненых - то еще удовольствие. Обладатель богатого на мимику гладко выбритого вытянутого лица, носа с горбинкой и небольших круглых очков на оном, кои поправляются при каждом удобном случае. В волосах прослеживается седина, особенно заметная на висках. Говорит тенором, с характерным немецким акцентом и периодически срываясь на немецкие же ругательства.
Одевается "классически" - брюки, заправленные в сапоги на жесткой подошве, рубашка, галстук, жилет. Периодически костюм дополняется лабораторным халатом с очень длинным подолом - выполняет роль пиджака, плаща и, внезапно, лабораторного халата. Зачем эта деталь одежды подпоясывается ремнем и зачем к ремню крепятся подтяжки - отдельный вопрос, вернее, даже два. И если ответ на первый прост - на ремне висит пара-тройка подсумок со всяким хламом и находится крепление для любимой косторезки, - то на второй ответ не может дать даже сам доктор. Чтоб были. А еще из них получается отличный жгут в случае чего. И для завершения образа - и чтоб не пачкать руки в разной планетарной дряни во время работы вне стен отведенных для этого мест - на руки надеваются хирургические перчатки. Сколько раз они уже использовались - вам лучше не знать...

Характер


Общие черты:
- Do you ever zhink zhat you might be going mad?
- Oh, all zhe time. I don't zhink it's anyzhing to worry about.

Когда рождаешься в месте со звучным названием "Гробтенбург" да еще и в семье гробовщиков, то о благополучной жизни перестаешь задумываться годам к двадцати, если не раньше. О сострадании и обычной человеческой морали забываешь еще до этого. Особенно быстро - под влиянием приступов нездорового любопытства, приправленных бесконечным запасом энтузиазма. Йохан не избежал этой участи. Единственное живое существо, жизнь которого действительно важна для него - Архимед. Ради этой пернатой крысы Менгель готов придушить голыми руками, и всё потому, что только эта птица за всю его жизнь разделяла тягу доктора к разрезанию людей без предварительного наркоза. Медицинская этика? Нет, не слышали. Клятва Гиппократа? Это та, которая начинается со слов "Не навреди", а потом говорит: "Никаких абортов, соблазнов и разрезаний тех, кто существует под камнем"? О ней слышали, но не впечатлились. Да и как, скажите на милость, можно выяснить реакцию человеческих (или животных, это уже зависит от существа на столе) тканей на кислотно-воспламеняющуюся жидкость никого при этом не разрезав? Какие глупости.
При всей своей холодности, безжалостности и пренебрежении к другим, Менгель достаточно остро реагирует на критику в свой адрес. Кто-то назвал его сумасшедшим в глаза? Отлично. Пусть постоит ровно, пока пила лишает его, скажем, лишней руки. Нет пилы? Не беда, найдем иголку побольше и подлиннее. Нет возможности отомстить здесь и сейчас? Запомним, кто это сказал и тщательно спланируем возмездие. Чтобы забыть об этом уже через полчаса. Или еще быстрее, если отвлечься на очередные исследования. Задумываться над тем, что дыма без огня не бывает и люди не называют других психопатами просто так, Ганс не любит, а даже если и начинает размышлять об этом, то быстро приходит к простому выводу - беспокоиться не стоит. Уж что-что, а просыпаться посреди ночи от мысли "Аааа, я псих!" он точно не станет.
Обожает всё новое и неизведанное. Причем совсем не важно, исследовал ли кто-нибудь это "новое" до него и делал ли какие-нибудь выводы - всё надо "пощупать" самому. Кроме, пожалуй, излишне больших и еще живых агрессивных тварей. Этих лучше сначала убить и только потом копаться во внутренностях. Желательно, чтобы убил кто-нибудь другой. От хирурга с откушенной рукой толку не много.
Давние события научили Йохана четко разграничивать профессиональную деятельность и хобби. Теперь он не станет вливать в пациента какую-нибудь чрезвычайно опасную жидкость без крайней необходимости, предварительно не уведомив об этом и не получив согласие. Так что жизнь вверенных в его ответственность людей намного более спокойна, чем у всех тех несчастных, которым довелось познакомиться с навыками доктора Менгеля до найма последнего "Гиперионом".
Фобии: стать объектом чужого эксперимента. На себе самом Ганс еще готов ставить опыты, если потребуется, но позволить это делать кому-то другому... Ну уж нет.
Привычки, увлечения, хобби: лечить, калечить, ставить опыты и тщательно записывать результаты. Во время редких приступов лени можно и почитать что-нибудь.
Умения: образован, докторская степень по части хирургии, обширные знания в медицине и биологии вообще. Делает крайне вкусные сэндвичи. Без человечины.

Бой


Предпочитаемое оружие: револьверы, пистолеты, медицинская пила.
Боевые навыки: "кустарная" военная подготовка. Минимальный навык обращения с огнестрелом за исключением пистолетов - с этими уже почти на "ты". Знает, куда не следует кидать гранаты.
Талант: "Октоберфест!" - на 8 секунд доктор становится невосприимчив к урону за счет восполнения и дальнейшей постоянной подзарядки щита от запасного аккумулятора. Которому потом требуется отдельная подзарядка. Кхм.
Тактика: в зависимости от ситуации и душевного состояния либо тихо постреливать из-за спин напарников попутно вкалывая им дозы "быстроздоровья" по мере необходимости, либо с пилой наперевес нести врагам радость лишения конечностей под аккомпанемент хохота. Впрочем, не исключен и третий вариант, носящий кодовое название "Velcome to ze ve-lose-onse-again-fest" - время для быстрого тактического отступления с понятной целью.

Инвентарь

Оружие: револьвер "Джейкобс", медицинская пила.
Экипировка: емкостный щит "Даль", запасной аккумулятор для него, ЭХО-дисплей.
Реликвия: "Das Feelinbeterbager" - походный хирургический набор, увеличивающий эффективность "быстроздоровья". "Вы скоро умрете. Вот таблетки" (переведено с немецкого)"
Личные вещи: набор хирургических инструментов разной степени опасности. Отдельный ЭХО для "научных" записей.
Имущество: помимо вышеперечисленного - только белый голубь Архимед.

Об игроке

Знание канона: игры прошел, длц тоже, комиксы на очереди, периодически набегаю на Вики.
Обратная связь: скуп - tolmandiggins
Комментарии:

Пробный пост

"Good guy Archimedes"

Подвал. Самый обыкновенный подвал, переоборудованный в операционную. Атмосфера соответствующая: темные углы, литры давно высохшей крови, которую никто не собирался убирать, сотни блестящих и не очень острых металлических предметов разной величины... В дальней части - холодильный шкаф в десяток ячеек, некоторые вовсе даже не пустуют. Не удивительно, что никто из нынешних "пациентов" не горит желанием возвращаться, единожды побывав здесь. Но у сегодняшнего посетителя выбора не было.
"ЭХО-запись номер N. Объект номер... Гах, не помню. Пусть будет "сорок два". Наверное. Мужчина лет тридцати, лысый, трепанирован череп, скорее всего - случайным образом, отсутствуют оба глаза. Мозг цел по большей части. Собираюсь его извлечь, чтобы... Архимед! Пошел вон!"
Пернатый на миг поднял голову, услышав своё имя, но покидать удобное местечко посреди чужих извилин только из-за повышенного голоса, кажется, не собирался. Йохану пришлось согнать птицу вручную, чтобы спокойно продолжить своё занятие.
"О чем бишь я? А. Интересно, сколько проживет уже мертвый мозг, шарахнутый разрядом в пять сотен вольт. И оживет ли он вообще. Кхм.."
ЭХО благополучно был закинут куда-то на стол. Размяв пальцы, доктор приступил непосредственно к процедуре извлечения размышлительного органа. И столкнулся с проблемой - тот отказался покинуть свою нишу добровольно. И это при том, что снаружи никакой череп ему уже не мешал! Менгель оглянулся в поисках чего-нибудь, способного помочь ему "выковырять"  материал. И наткнулся только на Архимеда.
- Кыш, кому сказал.
Но голубь лишь повернул голову на бок, будто желая сказать "Идиот или притворяешься?" Ганс вздохнул, оставив попытки прогнать птицу. За несколько недель, что та преследует его везде, где только можно, умудряясь каким-то волшебным образом избегать незавидной участи быть разрезанным во имя науки, можно было уже и привыкнуть.
- Док! - заботливо запертая дверь самым грубым образом была открыта с применением энергии ноги. В помещение ввалилось трое. Хотя нет, двое - и третьего они несли на руках. Беглого взгляда Йохану было достаточно, чтобы сбросить с операционного стола свой "Объект номер сорок два" прямо на пол:
- Кладите.

***

"ЭХО-запись номер N+7.  Надо заводить отдельное помещение для исследований. Или хотя бы отдельный стол. Всякий раз прерывают на самом интересном месте. Еще и удивляются, куда у меня материал пропадает. Не ловили бы пули так часто - не удивлялись бы. Джером, кажется, сказал, что "ребята готовы из собственного кармана доплатить, лишь бы их не зашивали на том же столе, что и трупы". Неженки. Архимед и тот больше терпит."
Менгель мельком глянул на голубя. Он уже успел перемазаться в относительно свежей крови последнего пациента - тот по дурости начал дергаться и вырываться, чем спровоцировал разрыв вены. И удар по голове - для профилактики осознанных судорог, потому что уговоры "Не будь ребенком!" на него не действовали. А теперь лужица, полная принадлежащих ему красных телец и растекшаяся по столу, служила купальней для птицы. Где крылатый потом отмывался до своего естественного цвета - вопрос на миллион, потому что Ганс ни разу не был свидетелем этого процесса, но всякий раз по возвращению в свои "апартаменты" замечал, что пернатый становился в разы чище. Мысль о том, чтобы установить камеру, не раз и не два посещала голову хирурга, но для этого нужно было сначала эту камеру найти. А заниматься такими пустяками времени просто не было.
Архимед, вдоволь вывалявшись в крови, вспорхнул, чтобы приземлиться на стол прямо перед доктором. Йохан коротко усмехнулся.
- А ты забавный, да?

***

- До каких пор твоя безумная птица будет тут беспредельничать?!
Джером, кажется, был в бешенстве. С тех пор как его брату пришлось проводить повторную операцию, чтобы извлечь из груди Архимеда, оказавшегося там по результатам первой, тот только и ждал повода свернуть несчастной птице шею. Голубь, не будь дурак, такой повод дал, нагадив парню прямо на голову. Не удивительно, что теперь за ним гонялись по всей базе.
- До тех, пока твои люди не перестанут вести себя как schweinehunde, - невозмутимо ответил Менгель, протирая от брызг стекла своих очков. Сомнительное занятие, учитывая степень загрязненности платка.
- Клянусь, я сожру эту крысу на обед!
- Попробуй, - Ганс пожал плечами, водрузив очки на законное место. Наблюдать за происходящим стало намного веселее. Птица только и делала, что летала из угла в угол, как какой-нибудь штурмовой бомбардировщик. От "бомбардировок" градус всеобщей ненависти только возрастал. Не похоже было, что со смертью виновника этого бедлама всё закончится. Как бы ни гордился Джером наличием в своей банде "безумного доктора", к которому никто не хотел попасть - ни свои, ни чужие - он не стал бы ни перед чем останавливаться, чтобы смыть нанесенное его брату "оскорбление". На взгляд Йохана всеобщая истерика развилась из ничего. Подумаешь, птицу зашили в грудь, велика беда. Нечего было выращивать у себя в легких опухоль размером с яблоко.
- Ты будешь помогать ловить эту дрянь или нет?
- И не подумаю, - хмыкнул хирург и развернулся, чтобы уйти. Только полный dummkopf не поймет, что пора было менять место работы. Менгель себя таковым не считал, потому и отправился собирать свои немногочисленные пожитки.
Во всеобщей суете никто и не заметил, как подвал-операционная пустел на глазах. Ничего лишнего - путешествовать налегке гораздо проще и приятнее. И самое главное - меньше находится кретинов, которые вдруг решат тебя ограбить. Оставалось забрать только еще кое-кого. Но Архимед только у самых дверей этой богами забытой конструкции, именуемой зданием, спикировал доктору на плечо.
- Я оставил вам мозги в банке, - сжимая в руке косторезку произнес Йохан, давая тем самым понять, что птицу свою в обиду не даст. - Не представляю, как вы будете их делить, но может, пригодятся. Инструкция прилагается.
И когда минута пафосного молчания была закончена - настало время делать ноги. В этот раз, по крайней мере, это приходилось делать в хорошей компании.