[SPN: the new adventures]yellowcross ВЕДЬМАК: Тень Предназначения”Dragon


Каталоги и Топы

Зефир, помощь ролевымLYLWhite PR

Tales from the Borderlands

Объявление

Гостевая | Путеводитель | Чат


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Разыскиваются:

Джейни Спрингс | Теят | Список акций

Сейчас на Пандоре:

Декабрь, 5257 год. Алые Налётчики повторяют ошибки тех, против кого сражались. Крупные бандитские кланы готовы пойти на перемирие ради того, чтобы объединиться против Нового Убежища. Со Старого Востока дуют тревожные ветра.

Рейтинг безбашенности


Практически единогласно все сошлись на том, что Алекс - один из самых крутых, суровых и безбашенных мужиков на Пандоре. Сохраняет верность банде, поднимает деньги, способен перепить Зафорда, делает самые мощные самокрутки на континенте. В общем, чертовски хорош.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » [!] Всё для фронта


[!] Всё для фронта

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://cdn.discordapp.com/attachments/161407901427171328/215497845573156864/BNKR.png

Дата: 16 декабря 5257 года;
Место действия: Тысяча Порезов, Бункер;
Участники: Лэм, Тадеуш.
Комментарий: Преимущественно разрушенный и опустошённый, без Ангела, старый бункер не был необходим корпорации "Гиперион", тем более, что её остатки даже не были в состоянии добраться до него. В отличие от Алых Налётчиков, готовых заплатить за нахождения старых запасов поставляемого эридия, находящихся в складских помещения внутри самого комплекса.

+1

2

- У меня нет времени на ваши игры, - негодовал высокий мужской голос.
- Игры? Proszę pana! Ведь речь идёт о значительных запасах эридия. И они вас интересуют, иначе бы и разговора этого не было, - проявлял спокойствие другой голос тональностью пониже и принадлежащий тоже мужчине.
- Вы и понятия не имеете о каких объёмах говорите. Его давно может там и не быть, - скептично заметил первый голос.
- Оцените риски. Это небольшое вложение может многократно окупиться, - вкрадчиво подкупал второй, - Пусть, мы найдём там меньше эридия, чем планировали ранее. Пусть. Но даже самая малость отобьет инвестиции, nie?
- И где же ваши гарантии? Гарантии выполнения ваших обязательств? Что помешает вам потом перепродать эридий? - выказывал сомнение первый.
- Я уже озвучил ту награду, которую потребую за нахождение действительно крупного груза. Как вы поняли, мои интересы отчасти соответствуют вашим, - старался внушить доверие второй - И они никак не связаны с личным обогащением. К тому же, наш общий знакомый может за меня поручиться.
- Что же, в ваших интересах нас не обмануть. Иначе… - грозно произнёс первый, но смягчившись, продолжил - Деньги передадут завтра. О результатах доложите незамедлительно.

***

Тесно, пыльно, душно и жарко. Редкий ветерок заглядывал внутрь комнаты из-за раскрытой настежь двери, но даже он не нёс с собой живительной прохлады. Лишь поднимал с земли в воздух ярко-оранжевые клубы песка, которые уносились вглубь помещения. Туда, где вокруг широкого железного стола столпились целых восемь человек - слишком много для столь крохотного пространства. Они вели активную беседу, слегка спорили, но безо всякой агрессии. При этом, внимание их было приковано к столу. Вернее, к тому, что лежало на нём - карты, планы и схемы. Всё было изрисовано, всюду стояли пометки и странные символы.
Вскоре, разговор прервался и слово взял высокий - выше остальных - мужчина с острой бородкой, усами и жуткими красными глазами-визорами, Тадеуш Бем.

- Tak więc, aby повторим в последний раз, - обвёл он присутствующих взглядом.

Все семеро глядели на него. Никто не демонстрировал и намёка на нежелание слушать или нетерпение. Тадеуш смотрел, да всё гадал: насколько верны они ему? Ведь он купил их лояльность за деньги, те деньги, что получил от “нанимателя” пару дней назад.  Они ушли на взятки, аренду грузовика и наим этой самой команды. И пусть его приятель, человек, который вывел Бема на всех этих людей, пусть он убеждал, будто они проверенные люди и вообще предатели наёмниками долго не работают - пусть.  В его душе по-прежнему сохранялись сомнения.

-  Выезжаем через час. Я, на своём мотоцикле, еду впереди. Вы, в километре-двух, позади. Напоминаю, обо всём происходящем докладываем мне и не забываем выходить на связь каждые полчаса. Обо всех привалах я буду сообщать сам.

Тадеуш перевёл дыхание и отодвинул кипу бумаг в сторону, чтобы не загораживали карту и ткнул указательным пальцем где-то в районе Песков.

- Из Песков, tędy proszę.... - палец начал скользить южнее, указывая весь маршрут - Этим путём следуем до Нагорья. Там действуем осторожнее. Добираемся до запечатанного тоннеля в Тысячу Порезов. Я позаботился, нам его на время откроют. По трассе выедем прямиком…

Палец остановился внутри обведённого красным кружка. Тадеуш многозначительно постучал по этой отметке.

- Погрузочный док. Согласно моей информации, сопротивления мы там не встретим. Возможны бандиты и старые грузчики, но ничего серьёзного. При любом столкновении, в первую очередь, докладываем мне, dobrze? - ответом послужили одобрительные кивки.
- Отсюда спустимся южнее, к нашей основной цели - к складам. С собой погрузим немного взрывчатки, чтобы не тратить время на возможные препятствия, - Бем заметил, что на лице одного из головорезов мелькнула нездоровая ухмылка - Со взрывчаткой поосторожнее. Без грузовика мы не вывезем эридий, без эридия не будет второй части вашей платы.

С улицы послышался вой, словно мимо пролетала стая ракков. Дверь резко хлопнула и сильный порыв ветра едва не смёл со стола все бумаги. Стоило стихии уняться, речь возобновилась.

- Tutaj, у входа в складской комплекс, мы поделимся на две группы. Вы, четверо, - Тадеуш поочередно указал на каждого - Останетесь у транспорта. С остальными мы пойдём во внутренний двор. Насколько мне известно, он должен быть чист. Ни средств защиты, ни какой-либо охраны. Может, встретим пару роботов, но не более. Убедимся, что там безопасно и свяжемся с вами.

Вновь жалостливо завопил ветер, хлопнула дверь, а все уже предусмотрительно придерживали документы, чертежи и карты. Тадеуш кивнул близстоящему наёмнику и тот без лишних вопросов сходил и прикрыл вход внутрь. Как только он вернулся, монолог продолжился.

- Первая группа остаётся во дворе, для прикрытия. Грузовиком перекроем ворота, одного человека за станковый пулемет. Снайпер - на башенный кран и следить за местностью. Оставшиеся - осмотрите подсобные помещения, ящики и контейнеры. Ценные находки грузите в транспорт. После, контролируете подход со стороны бункера. И, самое важное, любая активность, - Бем слегка повысил голос - Абсолютно любая активность докладывается мне, ясно?

Четвёрка головорезов активно закивала, некоторые негромко поддакнули. Тадеуш же бросил короткий взгляд на оставшихся троих и заговорил вновь.
- Я же, со второй группой, иду внутрь. Данных о том, что нас там ожидает немного. Скорее всего, автоматическая охранная система Гипериона, но это всё, что нам известно. Нужно быть готовыми ко всему, - он похлопал по револьверу за поясом - Точка входа - третий погрузочный ангар. Если верить чертежам, там будет спуск в глубины комплекса. Герхард, как специалист по гиперионским системам защиты, должен будет открыть нам проход, prawda?

Бем взглянул на упомянутого наёмника, тот в ответ скромно кивнул. Бывший гиперионский инженер предполагал, но наверняка сказать не мог. Для этого случая, надо надеяться, у них останется запас взрывчатки.

- Итак, половину плана повторили. И повторю ещё кое-что. До тех пор, пока вы делаете то, что вам велено - план будет успешным…

***

“И ведь план до сих пор вполне успешен” - задумался Тадеуш, вглядываясь во тьму пустующего ангара. Всё сыгралось как по нотам: Пески-Нагорье-Склад. Небольшие стычки с бандитами, пара грузчиков здесь, во внутреннем дворе. Как и планировалось. Едва ли его это сильно удивляло - готовился-то он очень тщательно, пусть и пришлось начать действовать раньше срока. Это всё, скорее, настораживало.
Из-за вскрытых ангарных ворот повеяло могильной затхлостью. Тадеуш поднял револьвер, и проверил количество патронов в барабане. Двое громил, следуя примеру, заглянули в магазины автоматов, а инженер дослал боеприпасы в патронник дробовика.

- Идём, - отдал приказ Бем и четвёрка, освещая путь ручными фонарями, окунулась во мрак.

+1

3

Конкурировать с мародёрами-любителями из Убежища Ламента не хотела. Как и не собиралась с ними пересекаться вообще. Соседство с одним из самых крупных и опасных городов этой планеты требовало соблюдения определённых правил безопасности. Знание всех местных слухов и дел - одно из этих правил, которому, как профессиональный разведчик, Ламента и следовала. Вести же о Бункере были оценены ею как полезные, после сверены с имеющимися данными в Перспективе, и уже потом был составлен подходящий план проникновения в комплекс.

Ламента не интересовалась эридием, её привлекали инструменты, оборудование и технологии, а потому она собиралась оказаться в Бункере до того, как любители наживы разнесут на кусочки просто всё, до чего доберутся. Она собиралась проникнуть, во-первых, незаметно, а, во-вторых, скрытно, ночью, совсем одно, быстро взять то, что можно, а затем убраться. Разумеется, всё было не без сложностей, но к уж к этому Лэм была готова как минимум морально. Была уверена, что у неё будет достаточно времени для того, чтобы разобраться со своими делами, а после скрыться.

Но люди объявились раньше, чем она планировала. Узнала о них с экрана системы безопасности, выводящего изображение с внешних камер. С тех трёх, что уцелели после штурма Бункера. Экран наполовину барахлил и искажал изображение, наполовину не отображал изображение вообще, но, всё же, находящейся в небольшом серверном помещении Лэм этого было достаточно, чтобы определить целых полтора человека. Панель управления не могла получить ответа от большей части систем комплекса, но кое-что всё же было сохранено. Ламента провела за этими терминалами последние два часа только для того, чтобы выгрузить планосхему помещений. Аварийного питания не хватало вообще ни на что толком, но прикрыть себе тыл она была обязана.

Входящие во внутренний двор люди, вероятно, в таком виде и ожидали его застать. Обломки роботов, следы сражения, кое-где даже ещё оставались давно разлагающиеся тела. Запах стоял соответствующий. Самый внимательный мог бы обратить внимание и на то, что одна из уцелевших камер видеонаблюдения, находящаяся на стене выше у ворот, повернулась, неприятно скрипя старой крепёжной конструкций. Да и пусть и тусклый, пусть и едва заметный, но свет аварийных ламп на фасадах складов в отдалении так же мог наводить на мысли.

Затем был странный шум, словно некачественный радиоэфир. Один из громкоговорителей в стороне трещал и скрипел, неспособный передать хоть сколько-нибудь разборчивый сигнал, но, зазвучав столь неожиданно, он ничуть не добавлял месту хотя бы условного гостеприимства. Ламенте потребовалось порядка двух минут для того, чтобы заставить эту машину передавать что-то кроме белого шума.

- Вы обнаружены, - холодно замечает она через систему вещания, - Идентифицируйте себя.

Скорее всего, эти люди даже не поняли бы последнего слова, и тогда был шанс, что они решат, что Бункер до сих пор охраняется гиперионовскими системами и, может быть, додумаются убраться отсюда восвояси. Это было бы просто очаровательно, но рассчитывать на это Лэм не смела. С другой стороны, останься они здесь, их присутствием можно было воспользоваться. Вот бы ещё найти хотя бы одну рабочую турель...

+1

4

Шаги негромким эхом отражались от сводов ангара. Яркие лучи фонарей вырывали из темноты ростовые контейнеры, небольшие ящики с гиперионской маркировкой, строительный и ремонтный инвентарь, целые груды разнесённых в металлолом грузчиков.
Мимо проскользнул силуэт наёмника. Головорез уверенно обогнал Тадеуша, держа автомат наизготове и подался вперёд, к дальнему краю ангара. Второй покорно следовал за своим командиром, осматриваясь по сторонам и прикрывая фланги. А Бем, в свою очередь, ступал неспешно, но целеустремлённо. Неожиданно, он уловил тусклый фиолетовый отсвет и подался в том направлении.

На улице поднялся лёгкий ветер. Словно любопытный ребёнок, тот вкрадчиво прошмыгнул, куда не следует. Невесомый, он скользил над решетчатым полом и вдохнул в этот склеп крохи жизни, отогнав удушающую затхлость прочь. Тадеушу послышался почти неразличимый свист, а после подозрительный дребезжащий рокот и глубокий мерный стук. Брошенный в сторону взгляд утонул в чернеющей бездне.
“Воображение разыгралось” - слабо покачал он головой и звуки тот час же исчезли.

Внимание обратно приковалось к подозрительному предмету. Шаг, ещё шаг и ещё. Оно всё алчнее пожирало луч света, взамен давая холодное пурпурное свечение. На мгновение, целый мир перестал существовать, настолько заворожён оказался Тадеуш. Приблизившись на расстояние вытянутой руки, стало очевидно - это сырой эридий. В огромном вскрытом контейнере лежали массивные валуны необработанной руды. Бем озадачился. Руда была бесполезна для задач этого комплекса, а её тут было несколько тонн.

- Чисто! - послышался поодаль голос наёмника.
- Чисто, сэр, - рутинно повторил наёмник позади.

Тадеуш вздохнул и обернулся. Рядом сверкнул фонарь и мгновение спустя перед ним стояли двое. В его голове даже не успел возникнуть вопрос “А где?”, что-то промчалось по правую руку. Три пары стволов в тот же миг были направлены туда. Бем с тенью беспокойства взглянул на подчиненных, кивнул и после медленно направился вправо. Стоило ему пройти пару метров, за длинным контейнером впереди послышалась невнятная возня. Он вскинул револьвер, щелкнул курком и осторожно ступал по металлическому полу. Замерев у поворота, он прислушался, но шум затих. Бем выдохнул, резко высунулся из-за угла и…

- Сэр! - пронзила голову симфония из рваного голоса и радиопомех.

Все его нутро сжалось. Ствол пистолета был направлен ровно в затылок одному из его людей, инженеру. Курок же был утоплен настолько, что лишь чудом не спровоцировал выстрел. Пусть, щит и уберёг бы идиота от смерти, но патрон, в отличие от шума, лишним не был.
Он протяжно вздохнул, опустил оружие и увидел полуразложившееся тело, облаченное в черную с золотистым форму технического специалиста. Наёмник, даже не почуяв чего-то неладного, продолжал с чистой совестью шарить по карманам и подсумкам трупа.

- Кхм, - приковав к себе внимание бойца, он кивнул в сторону остальных и тот поплёлся к ним.
- Сэр, у нас тут… - вновь воззвал к командиру голос по радио - У нас тут ситуация.
- Слушаю, - активировал радиосвязь Бем.

Боец, не вдаваясь в детали, изложил произошедшее во дворе. Тем временем, Тадеуш вернулся к своей тройке вояк и задумчиво глядел на них. После доклада, он бросил взгляд на инженера, но тот робко пожал плечами.

-  План не изменился, - уверенно произнёс командир, - Мы ожидали, что системы защиты будут активны. Отстрелите этот głośnik, пока на шум не сбежались все окрестные психопаты. Удвоить бдительность и продолжать контролировать ситуацию. В случае чего, незамедлительно докладывайте. Конец связи.

Бем отключился. Затем своим пристальным взором заглянул в душу каждому из стоящих перед ним. Инженер неуютно поёжился и пробормотал что-то вроде: “Ему-то уже не пригодится”. Зловещие красные глаза остановились на нём. Снаружи послышался выстрел.

- Куда нам? - грозно спросил командир, но ответ знал и сам.
- Туда, туда - беспокойно ответил инженер, указывая в темноту - Там подъёмник, он ведёт на уровень выше, но тот склад, вероятнее всего, уже обнесли. Согласно чертежам, там должен быть проход в техтоннель, но…
- Śpieszyć się, - кивнул всей троице Тадеуш, высмотрел силуэт элеватора и широкими шагами направился к нему.

+1

5

Когда один из источников воспроизведения стал отображаться как отсутствующий и нерабочий, Лэм выругалась про себя и звучно ударила кулаком по металлической панели. Затем начались манипуляции с проверкой других камер. Если люди уже были здесь, если они напрочь игнорировали внешнюю систему безопасности, - даже такую казуальную, - следовало готовиться к тому, что они проникнут внутрь. Источник бесперебойного питания ещё позволял обращаться к резервам электричества, подключая хоть какие-то протоколы безопасности, но получить полный доступ или ручное управление Лэм не могла. Как же ей не хватало Теята...

Девушка быстро переключала на побитом экране изображения, пытаясь хоть на какой-нибудь сохранившейся камере найти людей. Осторожно прислушалась к тому, что происходит за прочной дверью серверного помещения. Нет, у неё ещё было время, тратить которое впустую она не собиралась. Когда, наконец, подобрала необходимую камеру, пересчитала людей. Попыталась сравнить с тем, что было во внутреннем дворе. Нет, данных всё ещё было мало.

Вернулась к техническому терминалу. И хотя она тренировалась в Перспективе, пытаясь разобраться с гиперионовскими командами и программами, сейчас ей приходилось тратить на это куда больше времени и собственных усилий на то, чтобы реализовывать свои планы. Проникшие люди, если верить рябящей чёрно-белой картинке, не были похожи на последних оборванцев и психопатов, ради еды и новой пушки согласные даже забраться в ушедшие под землю хранилища шлака. Возможно, был смысл попытаться выйти на контакт ещё раз. Избавиться от них, в любом случае, при необходимости она успеет всегда. Нужно было пользоваться тем, что эти люди вообще есть.

Подобрать нужный канал связи на второй раз оказалось проще, - Лэм уже "прощупала", как, вероятно, раньше бригадиры следили за своими рабочими.
- Повторяю запрос: идентифицируйте себя.
И всё же она работала теперь на Пандоре, где дисциплина, субординация, а так же здравый смысл были не в ходе, поэтому Лэм решила "сыграть" иначе. Не дожидаясь реакции на ещё одно обращение из небольшого динамика в углу ангара, она продолжила:
- Все проходы в данном помещении заблокированы. Проникновение на последующие уровни повлечёт за собой герметизацию основных складов и активацию автономной системы безопасности.
Врать не приходилось - Лэм смотрела на рабочую схему и понимала, что "Гиперион" действительно позаботился о том, чтобы истинное сокровище Бункера оставалось нетронутым, чем бы оно ни было, а потому весь комплекс имел с десяток дополнительных скриптов на разные экстренные ситуации.

- Если вы будете следовать моим инструкциям, я проведу вас по безопасным техническим и инженерным туннелям до... Полагаю, резервов эридия, я права?

Для того, чтобы подтвердить своё положение и возможности, Лэм удалённо подключилась к находящемуся неподалеку от подъёмника информационному терминалу. После блеклой приветственной голограммы корпорации и портрета Джека проектор вывел другое изображение: пожарную схему одного из уровней. Лэм всё же понимала, что никто в своём уме не станет сотрудничать с незримым призраком системы безопасности "Гипериона". Именно поэтому решила проявить все чудеса социализации и вежливости:

- Я беру на себя внутреннюю системы безопасности, - и под этим она, очевидно, подразумевала именно всё то же удалённое управление, - Вы - внешнюю.
А под этим, вероятно, роботов, турели, силовые поля и запертые механические замки, которые могли ожидать охотников за наживой.
- Вы забираете эридий, - то, за чем пришла она, Лэм оглашать не стала.

+1

6

Громилы встревоженно озирались по сторонам, пытаясь определить источник похрипывающего из-за статики звука. Инженер тот и вовсе замер с задумчивой миной, прокручивая в руках черно-золотистый мультитул.

Требования идентифицировать себя было вполне ожидаемым. Это походило на вероятные протоколы системы безопасности. К неудовольствию же Тадеуша, из динамиков прозвучало нечто такое, что заставило его хмуро свести брови, и беспокойно сжать рукоять револьвера. Кто-то попал в комплекс раньше них.

На этот случай, у Бема был заготовлен план, включающий активную трату боеприпасов и физическое уничтожение любого возможного препятствия. Потратив долгие часы на изучение планировки, он детально представлял себе выгодные и заведомо проигрышные позиции. Знал, где сможет получить преимущество даже над превосходящим противником. Предусмотрел все пути отхода. Однако, он не рассмотрел тот самый момент, где враг берёт на себя контроль за охранной системой. Военный опыт предательски нашёптывал: сражаться на два фронта - проигрышная затея.

В стороне, пробуждаясь от долго сна, заиграл синими красками рабочий терминал. Малость наклонив голову набок, даже отсюда Тадеуш видел происходящее на экране. После скорой загрузки, на экране высветились знакомые очертания. Несмотря на некоторые несоответствия, он догадался, что в качестве трубки мира ему предлагают актуальную схему одного из уровней комплекса.

Бем прихрустнул шеей и отстраненно уставился на своих подчиненных. Лица наймитов выражали исключительное любопытство, вперемешку с недоумением. Они внимательно вслушивались в каждое слово, льющееся из динамиков, будто осмысливали, а не запахло ли дело чем недобрым. Тем временем, командир заткнул фонарь за кушак и похлопал себя по карманам, в поисках портсигара. Карманы были забиты всякой мелочевкой, но родные папиросы он, увы, забыл в мотоциклетной сумке.

“Вы забираете эридий”, - повторил про себя Бем, устало усмехнулся и сочувственно покачал головой.
Четыре пары глаз были устремлены на него. А инженер... Весь вид его так и говорил: “Что это вообще такое?”. Он, бездумно глядя в потолок, увлеченно прокручивал тяжелый инструмент одними лишь пальцами.

- Oto cholera! - сдержанно вознегодовал Тадеуш, стараясь ободрить подчиненных - Будь всё так просто, было бы не интересно, а?

Бам! - разорвал тишину выстрел. Экран сверкнул снопом ярких искр, издал булькающий звук и потух. Наёмники, даже очнувшийся от такого инженер, напряглись и проявили коллективное недоумение. Злая ухмылка скользнула под острыми каштановыми усами, дымящийся револьвер качнулся на закрытый лаз. Всё ещё закрытый лаз.

- Co jest? Za pracę! - негромко воскликнул Бем на родном языке.

Пусть, троица перевода и не знала, но смысл чутко уловила. Подавив сомнения, бойцы ловко управились с привинченной стальной переборкой и открыли проход к техническим тоннелям комплекса.
Привычки доверять “голосу сверху” Тадеуш не имел. Впрочем, как и привычки доверять незнакомцам. Воевать на два фронта затея проигрышная, но менее самоубийственна, чем покорной скотиной идти на заклание. Пусть у “них” там и есть контроль над местными системами, но до тех пор, пока группа держится техтоннелей, то они вне поля зрения и вне радиуса досягаемости.

- Первая группа, на связь, - обратился Бем, выкручивая эхо-усилитель на максимальную мощность - Первая группа, как слышно.
- Первая группа на связи, сэр, - отрапортовал наёмник.
- Заложите взрывчатку у второго и третьего складов, установите взрыватель на условленную частоту, - распорядился командир - Готовьтесь к бою, займите надежное укрытие.

Ожидая своих приказов, вторая группа встала возле лаза. Инженер тщетно пытался высветить фонариком противоположный конец тоннеля. Тадеуш приблизился, кивнул и первым, пригибаясь, сунулся внутрь. Здесь было душно, сухо и тесно. Коридор казался бесконечным. Увитый плющом из проводов, труб и прочих коммуникаций, его ширины хватало для перемещения только одного человека.
- Za mną! - прикрикнул Бем наёмникам, его голос раскатисто отдался в стальной трубе возле его головы, придав голосу громовое звучание.

+1

7

Единственное, о чём теперь могла пожалеть Ламента, так это об отсутствии у неё возможно услышать, о чём говорили люди в ангаре. Поставив в голове мысленную отметку в нарративном списке у пункта "Попробовать договориться", освободив свою голову от концепта дружелюбия и общительности, Ламента перешла к стандартному протоколу действию. Если эти люди станут угрозой её миссии - она уже успокоила свою совесть тем, что всё же дала им шанс и попыталась договориться.

Обстоятельства, безусловно, складывались не в её пользу. Несколько вооружённых и относительно подготовленных людей имели преимущество, если начинать раскладывать в разрезах возможные обстоятельства встречи. Но сознание бывшего агента бюро межгалактической безопасности не воспринимало задачи как нерешаемые, лишь как повышенной сложности и требующие жертв и затрат. К тому же, Лэм всё ещё находила большую часть наёмников и солдатов Пандоры олухами и криворукой деревенщиной. Предвзятое отношение, безусловно, только мешало ей теперь.

Так или иначе, она должна была покинуть серверное помещение как можно быстрее и добраться до необходимого места. Без содействия других людей это становилось несколько сложнее, - Лэм мрачно посмотрела на запертую заблокированную из-за отсутствия должного электропитания дверь. Придётся выбираться так же, как и пришла. Вернув на лицо плотную тёмную маску с респиратором, взяв в руки винтовку, Лэм, опираясь на оборудование, подтянулась к выбитому люку, ведущему в вентиляционную шахту.

Через соответствующий ход выбравшись на крышу, - через которую она изначально и попала в здание, - Лэм укрылась за одной из антенных коробок и, снимая с плеча винтовку, устроилась удобно и скрытно для дальнейшего осмотра. Сквозь оптику снайперской винтовки осмотрела внутренний двор. Действовала аккуратно и, насколько это было возможно, быстро, стараясь не упустить при этом ничего лишнего. Раз уж не получилось направлять тех людей до необходимых помещений, ей предстоит добираться самостоятельно. Оставалось лишь убедиться в том, что она сможет незаметно и безопасно добраться до другого складского корпуса.

Но для начала стоило разобраться с людьми во внутреннем дворе. Трое - в очевидных позициях. И четвёртый, самый главный конкретно для неё, на той позиции, какие Лэм проверяла в первую очередь. Снайпер снайпера видит издалека, не иначе. Мысленно ещё раз поблагодарив Шарлотт за подаренный ранее глушитель для винтовки, девушка опустилась на одно колено, принимая удобную для стрельбы изготовку. На выдохе уверенно прицелилась, на выдохе уже нажимала на спусковой крючок. "Нарушитель", прекрасная винтовка местного производителя, игнорирующая щит противника, не давала в себе сомневаться и позволяла снайперу спокойно перебираться к укрытию на другой части крыши, без оглядки. Условному укрытию, но, по крайней мере, позволяющему не оставаться на одном месте и становиться доступной добычей.

Надеясь, что потеряла на снайпера времени не много, и хоть какой-то элемент внезапности у неё ещё сохранился, Лэм быстро "переключилась" непосредственно на внутренний двор. Подрывники и взрывные заряды, - и это даже не кустарный самопальный динамит, который мог бы разорвать своих создателей где-нибудь в процессе. Был повод напрячься и столь же реактивно спланировать дальнейшие действия. Ей бы очень повезло, окажись у одного из мужчин в руках триггер. Но Ламента никогда не полагалась на удачу. В том числе и сейчас.

То ли она нервничала из-за того, что всё шло не так, как она запланировала, то ли голова действительно полагала, что в данном случае это действительно лучший из всех вариантов, - как минимум, самый эффективный, но Лэм, придерживая свою винтовку, уже ползла к другой части крыши для того, чтобы занять наиболее удобное положение для стрельбы. В этот раз для безопасности и скрытности ради стреляла из положения лёжа. То, что было в этом здании, её не интересовало. Уважения к корпоративным строениям у неё не было. Как и к этим людям. Именно поэтому она без лишних раздумий выстрелила аккурат по установленному взрывному снаряду, а затем, перекатываясь, поспешила занять укрытия на другой части крыши.

+1

8

Мирные зелёные холмы, крутые отвесные скалы, стальные шпили эхо-вышек. С высоты полёта ракка, всё выглядело необыкновенно живописным. И предательски обманчивым. Он провёл на Пандоре всю свою жизнь и уяснил одну вещь - этой планете доверять нельзя.

За напускной искренностью прятались жутки вещи. Прицел скользнул вдоль голубого с зелёным горизонта и навороченная оптика автоматически выбрала четырёхкратное приближение. Двое скагов раздирали на части местного психопата. Одна зверюга, покрупнее, после славной охоты решила не делиться и набросилась на своего сородича. Тот отступил, признавая право сильного. В том-то и вся Пандора.

Если у него будут деньги, у него будет необходимая сила. И он возьмёт себе всё, что пожелает. Пожалуй, начнёт с борделя. И все эти мысли заставили его самодовольно ухмыльнуться. Тем временем, красная точка остановилась ровно на загривке животного, поглощенного трапезой. Жизнь скага сейчас была в его руках. Он злостно скривился и в мыслях произнёс: “Бам!”.

“Бам!” - никак не мог отделаться он от этой фразы. “Бам!” - звук крутился в голове снова и снова, а весь мир перестал существовать вокруг него. “Бам!” - отстук эхом перекатывался от одной части черепа до другой. “Бам!” - разрывало громовыми раскатами и вспышками молний мозг.
В том-то вся и Пандора.

Снайперская винтовка покачнулась и самоубийственно бросилась вниз. Она глухо упала на землю, укутавшись в одеяло из густой изумрудной травы. Прищелкнув, оптика выбрала стандартный режим приближения. Мутное зеленое полотно капля за каплей уступало место густой и непроглядной красноте. Сверху вниз лился настоящий красный ручеек, следуя за которым вверх, взгляду открывалось… Открывалась власть сильного над слабым.

На крыше кабины башенного крана безвольным тюфяком, свесив одну кисть над пропастью, лежало тело человека. Прямо над его ухом, зияла огромная дыра с окровавленными сколами. С противоположной стороны, четвертина головы, от середины лба до виска, напрочь отсутствовала, открывая вид на взмешенный и перерубленный мясной фарш, слабо пульсирующий и обильно сочащийся кровью.

Негромко и жалобно попискивал щит. Звук, сигнализируя о своей беспомощности перед неожиданной напастью, растворялся и уносился прочь слабым гулом ветра. Считай себя бессмертным, но пуля с твоим именем уже вложена в руки твоего врага - в том вся Пандора.

***

- А я ему и говорю: “Будет сейчас тебе твой ужин” и бросаю огненную гранату в гнездо. Думал, заброшенное, а оттуда возьми и повали щенки. Все облитые горючей смесью, скулили, визжали, да быстро подохли. Так у нас на ужин-то и были хорошо прожаренные скаги, ха! - самодовольный смех разлился в окрест.

А он… Он не нашёлся с ответом и состроил фальшивую ухмылку, будто понял и оценил шутку. Но не понял, и тем более не оценил. Его напарник посчитал нужным травить байки из своей “вольной жизни”, закладывая на ворота заряды.
Ему не было дела до всего этого. Держа автомат наготове и сохраняя предельную бдительность, на пару секунд его взгляд остекленел, а сознание стало подкидывать воображаемые картинки.

Вот, жуткий усач отдаёт им деньги. Затем, он стоит перед красной дверью, с наколоченными стальными пластинами черно-золотистого цвета. Эта дверь открывается, а там его ждёт женщина и маленький ребёнок, девочка. После, в крохотной гостиной они остаются наедине. Она обвиняет его, что того совсем не заботит их судьба. А у него всегда найдётся аргумент, что всё наоборот, иначе он не рисковал бы своей жизнью в этих ходках. Она злиться, он извиняется. И всё забывается. Они при деньгах, они вместе.

- Заснул, приятель? - пробудил его призывный оклик, - Ты ничего не слышал?
Он покачал головой.
- Странно, - прозвучали нотки тревоги, напарник обнажил в кривом оскале свои желтые зубы - Смотри по сторонам, осталось настроить эхо-взрыватель и пойдём дальше.

Он кивнул. Повёл дулом автомата в одну сторону, затем в другую. Единственным врагом, на этом старом поле боя, были только призраки павших гиперионцев, пожалуй. Может, их шепотки и слышались здесь, внося смуту в человеческий разум.
Его же разум вновь заволокли образы недавнего прошлого и возможного будущего. Бар, выпивка, карты, рулетка, игровые автоматы. Незаметно деньги исчезают. Чтобы выбраться из долгов, приходиться идти на крайние меры. Опять ссоры, опять слёзы, опять он захлопывает за собой красную дверь, с черно-золотистыми пластинами.

Он решил для себя, в этот раз всё будет иначе, этот раз будет последним. Получит деньги, вернётся и никогда больше не отвернётся от близких. И всё будет хорошо.
Тут будто само солнце стало светить ярче, стало ближе, стало горячее. Не иначе, знак свыше. Впрочем, не настолько свыше, насколько ему думалось.

Восприятие самого себя вернулось к нему прежде основных чувств, но когда подтянулось зрение, то трепетное недоумение стало отступать. Он смотрел в вышину, лёжа на спине. Огонь, дым, алая дымка, подхваченная ветром. Поодаль, у смятого металлического столба, он различал кровавый полукруглый ком, одиноко лежащий в куче рубленного мяса и изломанных костей.

Попытки повернуть голову провалились, вместе с попытками пошевелить рукой или ногой. С трудом опустив глаза, его взору открылось кое-что очень… Неожиданное. Вывернутые наружу потроха, вытянутые на полтора метра от него, сейчас лежали лежали на том месте, где должно быть ногам. Бордовая лужа, быстрым потоком хлынув во все стороны, заливала покорёженный стальной настил.
“Но ведь… Но ведь всё будет хорошо, да?” - взглянул он на солнце, но света уже не видел. Голубые глаза потускнели, тьма увлекла его за собой.

***

Во тьме пробуждается первобытный страх и даже знакомые звуки звучат совсем иначе. Топот? Шорохи?  Звон и лязг? Жужжание? Инстинкты кричат: “Спасайся! Смерть у тебя прямо за спиной!”. Послышался раскатистый гул и голос прервал мрачную симфонию.

- Все слышали? - слышались сильные и уверенные ноты.
Никто не отозвался.
- Поторопись, - проявил нетерпение всё тот же человек.

Неожиданно, часть стены отвалилась, и помещение залил яркий белый свет. Один за одним, в крохотную подсобку из-за открытого прохода ввалились четыре человека. Тадеуш шёл вторым, прямо за инженером, который ловким движением повесил мультитул на свой монтажный пояс. Он выглядел напряженным. Фонарь был заткнут рукоятью за кушак и светил ему прямо в подбородок, дополняя зловещесть его образа.

- Первая группа, приём, - недовольно взывал он через своё эхо-устройство, усиливая сигнал, совершая странные манипуляции над устройством размером с ладонь, - Diabeł!
Тревога на мгновение сковала его разум, воспользовавшись секундной слабостью, но он быстро вернул себе контроль.
- Первая группа, приём, - не оставлял он попыток, - Первая группа…
- Мы атакованы! - пробился в эфир рык, вперемешку с шелестом помех, - Всех наших положили! Я в грузовике, сидел за пулемётом, а их там взорвали с половиной склада!..
- Uspokój się! - зазвучал грозный приказ, но из-за неожиданности ситуации, слегка не на том языке - Слушай сюда, заводи грузовик и уводи его к точке встречи. Дождись, пока мы не выйдем на связь, и не смей никуда уезжать, слышь?!
Ответом был рокот заведённого двигателя, после чего трансляция прервалась. Бем закрыл глаза, опустил голову и покачал ею из стороны в сторону.

- Towarzysze, - тяжелый голос положил конец напряженной тишине - Мы столкнулись с опытным и опасным противником. Сейчас наши жизни зависят от того, насколько подготовлены мы оказались к этой операции. Не стану врать, ситуация скверная.
Он осмотрел наёмников. Хмурые лица громил и потерянный взгляд инженера подсказывали, что “скверное” - это очень мягко сказано.
- Ситуация скверная, но и из неё у нас есть выход, - обнадеживающий голос почти был похож на голос, вселяющий надежду.

Тадеуш потряс технаря за плечо, старясь вырвать его из оцепенения. Тот с грустью посмотрел на командира. По дороге сюда, в техтоннелях, они успели обсудить возможные варианты, которые были припасены на самый крайний случай. Пусть громилы-автоматчики и не до конца это понимали, но инженер знал - то, что они собирались сделать, было безрассудным и опасным. По крайней мере, казалось таковым. 

- Будем следовать плану и не пропадём, - Бем махнул рукой в стороны запертой двери, приглашая к той инженера - Не стоит мешкать.

+2

9

Ламента возвращалась в главный комплекс не без задержки. Оставшийся промежуток времени она изучала внутренний двор и все видимые и доступные входы, больше не желая сталкиваться с кем-либо из группы мародёров. Не то что бы её мучила совесть из-за совершенного нападения, скорее она искренне пыталась избежать необходимости поступать так ещё раз. Хотела ведь тихо, быстро, незаметно, но всё равно была не готова к тому, что кому-то из пандорских расхитителей придёт в голову такой же план. Стоило начать признаваться в том, что не каждый вооружённый человек на Пандоре изначально бесполезен и недалёк. И даже может быть на что-то способен. Или, как минимум, будет неплохо вооружен. И может иметь взрывчатку.

Решила воспользоваться уже подготовленным чужими руками путём для того, чтобы вернуться в главный складской комплекс. Группа неизвестных работала грубо, но, стоило признать, эффективно. Целенаправленно и убедительно. Даже несмотря на то, что люди уже должны были углубиться в здание, Ламента предпочитала держаться стен и теней, пробираясь медленно и незаметно, то и дело занимая удобные позиции, выглядывая из-за угла, всматриваясь, изучая, выжидая и прислушиваясь. Регулярно сверялась с ЭХО-устройством для того, чтобы проверить своё местонахождение относительно выгруженных из серверного терминала карт. С помощью визора получала данные об окружающем пространстве, и только после того, как была уверена в возможности двигаться дальше, продолжала перемещение по складу.

До нужного коридора добралась не то что бы быстро, но хотя бы безопасно и уверенно. Продолжать движение собиралась иным способом. Ламента пододвинула к стене ящик, встала на него и винтовкой подняла вверх плитку навесного потолка. Когда ещё выше увидела другую отодвигаемую плиту, металлическую и покрепче, поняла, что верно определила доступный выход в рабочий ход под вентиляцией. Ремонтные туннели всегда были отличным способом передвигаться по зданию так, чтобы избегать ненужные и нежелательные встречи. Именно поэтому Ламента поспешно забралась в инженерную шахту и вернула на место за собой обе плиты.

Включив подствольный фонарь, она осторожно продвигалась на четвереньках вдоль узкого, но предназначенного всё же для людей, туннеля. Примерно сориентировавшись по направлениям, она, не снимая маски с лица, продолжала движение к нужному ей уровню, периодически проглядывая сквозь доступные решётки и люки находящееся под ней. Когда шахту резко сотрясло, она, вжавшись к её стене и перехватив удобнее одной рукой винтовку на ремне, быстро передала на визор данные с ЭХО-устройства и... Ужаснулась. Аварийные сигналы вперемешку с сигналами тревоги, передающиеся со всё того же взломанного терминала в серверной, говорили о множестве ошибок, но прекратились так резко, что прошедшая встряска прочно ассоциировалась с произошедшим, что бы там вообще не случилось. Связь с терминалом была потеряна.

И хотя на время всё стихло, ползти дальше Ламента продолжила не просто медленно и осторожно, всё время проверяя входящую информацию через визор, а по-настоящему взволнованно и напряжённо. Хотелось надеяться, что это не более чем ответ потревоженных и сломанных систем на проникновение, а не что-то масштабное. Хотя именно к последнему Лэм и готовилась, как морально, так и физически. Поэтому, когда вновь началась встряска, на этот раз ощутимо сильнее, она заранее сгруппировалась, понимая, что пора выбираться из ремонтной шахты. Горячий и влажный мощный поток воздуха, проносящийся по туннелю, предупреждал о том, что ход более не безопасен.

Решётку пришлось выбивать ногой, так как её крепление заело. Из-за этого после очередного толчка Ламента едва ли не кубарем полетела вниз, разве что дав себе приземлиться с упором, а не просто свалиться кубарем. Когда поняла, где очутилась, на чистых рефлексах перекатилась за ближайший же ящик с фирменной корпоративной символикой и сняла винтовку с предохранителя. Надо же было почти буквально упасть на головы этим самым людям... Ничего говорить не стала, лишь упёрла ствол винтовки на крышку коробки для стабильной стрельбы, предупреждая. Выстрелить не успела - очередной толчок почувствовался уже и здесь. Последние аварийные лампочки моментально вырубились, как отключились и индикаторы того немного оборудования в спящем режиме, что находилось в комнате.

Темнота и экстренная ситуация не способствовали стабилизации положения, и когда в воздухе раздался первый выстрел, Ламента стреляла в ответ, едва задев чей-то контур светом всё того же закреплённого на винтовке фонаря. Проверять точность попадания она не стала, как не стала и задерживаться на месте, отбросив себя назад и ползком добираясь до следующего импровизированного укрытия. Временно выключив фонарь, она включила режим ночного видения на визоре, стараясь не выдавать своего нынешнего местоположения в комнате. Гул и тряска продолжались, сопровождаемые отдалёнными хлопками. Ламента пыталась вслушиваться, чтобы определить, где люди, но это было бесполезно - серия взрывов раздалась где-то в углу этой комнаты. Послышался треск опадающих осколков стекла, а следом шум жидкости, охватывающей новую территорию, и шипение того, что она обволакивала. Здесь и думать не нужно было над источником - несколько коротких пурпурных отблесков в той стороне очень точно намекали на то, что пора выбираться отсюда. Лэм лишь радовалась, что сразу догадалась взять с собой респиратор.
[nick]Нокт[/nick][status]...в роли Агента[/status][icon]http://s7.uploads.ru/FGg8h.jpg[/icon]

+2

10

“Атмосферный отсек” - предупреждала надпись на двери. Монтировка скользнула в прорезь между створками. Инженер молчаливо навалился на неё изо всех сил. Блокирующий механизм горестно взвыл и заскрипел. Командир, меланхолично взглянул на страдания подчиненного и махнул одному из бугаев-автоматчиков. Тот отложил оружие, подвинул прочь товарища и со злостным рыком приложился всем весом на инструмент. Спустя секунду, что-то хрустнуло, лязгнуло и створки разошлись в стороны, открывая проход в помещение.

Бем с одним из громил вошли первыми, осматривая осторожно каждый угол. То была просторная комната, обвитая лозой из многочисленных металлических труб. Всюду стояли ящики, контейнеры, а у одной из стен рядами высились персональные шкафчики. Воздух был необыкновенно тяжелым, дышать было трудно. Убедившись, что внутри безопасно, Командир дал знак остальным войти внутрь. Технарь мгновенно очутился у выключенной консоли, а головорезы начали осматривать шкафы и ящики.

Командир стоял неподалёку от инженера и следил за выходом. Порой он бросал короткий и  подозрительный взгляд в сторону терминала. Машина, тем временем, соблазнившись магией технаря, вспыхнула тусклым желтым светом.

Тишину нарушал лязг стальных дверц и крышек. Громилы перетряхивали контейнеры один за одним. По завершению, они вернулись к Тадеушу и отдали ему свои находки. Всё оказалось беднее, чем того он ожидал. Всего-навсегда два костюма шлакзащиты. Поразмыслив с минуту, он принял решение.

- Возвращайтесь в ангар, соорудите баррикады и прикрывайте выход, - прозвучал приказ.
- Сэр, сэр!.. - обратился инженер и молча указал на огромную металлическую цистерну в углу.

Резервуар был выкрашен в фиолетовые тона и помечен десятком предупреждающих знаков. Бем велел громилам сделать всё необходимое. И пока здоровяки двигали цистерну, Тадеуш облачился в шлакзащиту. Это был почти настоящий скафандр. Герметичный, но не очень удобный. Благо, особо движения не стеснял и пусть он налез на штаны и гимнастерку, но пальто пришлось накидывать уже поверх. Когда бугаи справились с задачей и ушли, в костюм залез и инженер. Облачившись же, он спросил позволения приступить к работе и затопить шлаком центральное управление. Бем мрачно кивнул и на экране консоли началось сущее месиво из показаний датчиков и предупреждающих сигналов.

Трубы завыли. Послышались протяжные взмахи огромных лопастей системы вентиляции. Содрогнулся резервуар. Сжимая в руках револьвер, волна беспокойства нахлынула на мужчину. Старая техника могла быть чертовски непредсказуемой.

Но беда пришла с другого направления. В центре помещения послышался грохот, и мелькнула тень. Налобный фонарь уловил лишь человеческий силуэт, но большего Тадеушу и не требовалось. Он вскинул револьвер и дополнил какофонию звуков ещё и оглушительными выстрелами.

- В укрытие, - крикнул он инженеру и поспешил спрятаться сам.

“Нужно остановить, нужно…” - расслышал только Бем и выстрел с другой стороны баррикад уложил технаря на пол и выбил из монитора консоли целый сноп искр. Тадеуш выругался про себя, быстро перезарядил револьвер и увидел, что чудовищных размеров цистерна заходила ходуном. Грохот, казалось, слышался во всех уголках комплекса. Ситуация была отвратительная, но он не растерялся. Прикрывая себя огнём, он бросился к своему товарищу, схватил за грудки и оттащил в укрытие. Затем сорвал с монтажного пояса павшего союзника монтировку. Не без труда, но он открыл ближайшую дверь и скрылся со своим подчиненным в коридоре.

И тут же, соединительный клапан сорвало. Фиолетовая жидкость с силой плеснула на стену и в окрест. Металлическая деталь выстрелила прямо в кислородный баллон, высекла искру и комната утонула в яркой вспышке. Взрывная волна оказалась настолько мощной, что сбила мужчину с ног и приложила о стальную стену. На мгновение, сознание покинула Бема, но не более. Шлак стремительным потоком двигался в них. Тадеуш оправился от удара, сунул револьвер в карман пальто, перехватил под руки инженера и потащил его в противоположную опасности сторону.

Вскоре, они скрылись в одном из помещений, которое встретилось по пути. Небольшая комнатка, напичканная странной техникой. Мужчина бросил товарища на пол, убедился, что здесь безопасно и занялся осмотром пострадавшего. К радости того, жизнь ещё не покинула его. Что нельзя было сказать о его сознании. Пуля прошла навылет и не нанесла серьёзных увечий, но повредила костюм. Для нынешней ситуации это было смертным приговором. Бем извлёк из внутреннего кармана инжектор с быстроздоровьем и воткнул иглу чуть выше раны. Та затянулась так скоро, как внутри ампулы закончилась красная жижа.

Дыхание инженера стало ровным. Через минуту он судорожно вздохнул и его рука резко опустилась на место ранения.

- Что?..Что?.. - недоумевал он, лёжа на полу.
- Мне нужно знать каким образом запустить аварийный очиститель, - нетерпеливо обратился к подчиненному Бем.

Тот был в шоке и продолжал растирать кровь от затянувшейся раны по своему костюму. Захотелось влепить тому пощечину, но шлем мешал осуществить это.

- Ты был ранен, твой костюм повреждён, тебе следует уходить отсюда, пока здесь всё не затопило шлаком, - зазвучали разъяснения, но затем вопрос повторился, - Аварийный очиститель. Как его запустить?

Очень неуверенно и прерывисто, но техник объяснил основной набор действий. После этого, Тадеуш помог ему подняться на ноги и напомнил маршрут, которым тот бы мог выбраться отсюда. Правда, идти ему следовало совсем не в ангар. Вызвав своих людей на связь, он дал им указание забаррикадировать вход в тоннель.

Инженер заковылял прочь, похрипывая через динамик своего шлема. Бем же задумчиво извлёк из кармана револьвер и вставил в него новый барабан. Парень был обречён на мучительную смерть от лучевой болезни, если не найдёт выход в обход зашлакованных помещений. Не было ли милосерднее пустить ему пулю в лоб прямо сейчас? Этот вопрос был второстепенным. Первостепенным же было соблюдение плана и пусть идти вниз было чистым самоубийством, но и отступать Тадеуш не собирался.

Путь его лежал через заполненные шлаком и радиацией коридоры и служебные помещения. Датчики сходили с ума, сигнализируя о безобразно высоком уровне загрязнения. Впрочем, пока система жизнеобеспечения активна, то убить его сможет лишь нарушение герметичности костюма.

Добравшись до лифта, Бем вскрыл найденными по пути инструментами дверцу и спустился в шахту лифта. Та была достаточно глубокой, чтобы заставить Тадеуша немного понервничать во время спуска по аварийной лестнице. Лифт оказался именно на том уровне, куда он направлялся.

Раздался выстрел и замок на люке улетел прочь. Мужчина наклонился, свет фонаря коснулся поверхности и отразился назад ярко-фиолетовым отблеском. Шлак. Лифт был залит шлаком. Иного выбора не оставалось и он спрыгнул вниз. Он погрузился по щиколотку в жижу, но всё же уперся подошвами в твёрдую поверхность. Двери были раскрыты и Тадеуш двинулся вперёд. С трудом переставляя ноги, разрезая шлаковую гладь, он с осторожностью делал каждый следующий шаг. Всё кругом опасно хрустело, похлюпывало и чвакало. Чувства были напряжены до предела, он прислушивался к каждому мерзкому звуку, смотрел по сторонам и держал оружие наготове.

+1

11

То, что пора сваливать, Ламента знала и так. Но когда за спиной лопнула очередная труба, сначала угрожая ошпарить клубящимся дымом, а затем облить чуть ли не искрящимся в темноте шипящим шлаком, Лэм уже была готова оставить свои поиски. Она должна была выбраться отсюда уже не то что бы в целости, а хотя бы живой. Пригнувшись, уберегая свою голову от оторванного стального прутка, Ламента оперативно сбегала, оббегая или перепрыгивая ползущие по полу едкие пурпурные лужи с едкими прожилками. Фиолетовым заливало всё, шлак стекал с потолка, из вентиляции, сочился из разорванной под давлением трубопроводной системы.

Инженерные туннели, по которым Ламента пробиралась по зданию изначально, наполнялись таким же ядовитым, как и всё теперь вокруг, паром, сотрясались из-за отказа всех очистительных систем, поэтом приходилось искать обходные пути, то и дело изворачиваясь и уклоняясь от очередного взорвавшегося бойлера. И хотя респиратор спасал от моментального отравления шлаковыми выделениями, Лэм понимала, что перенапрягаемые от такого марафона мышцы отдают далеко не жаром усталости.

Всё это было несколько странно. Огромный комплекс, вся суть которого в переработке эридия и транспортировке шлака, пусть и на аварийном питании, пусть и «законсервированный», всё равно отчего-то не справлялся с главным из критических протоколов. Лэм, подгоняя себя, несясь по коридорам, в голове прокручивала всё, что нашла про Бункер в Перспективе. Что-то не сходилось.  Что-то было не так. Система безопасности и обеспечения работоспособности должна была иметь оптимальное решение при утечке шлака. Почему же даже вторичные комплексные системы, в отдалении от горного бункера, буквально разрушались изнутри?

Едва ли не вылетев в длинном прыжке из-за угла, Лэм моментально засекла размытый силуэт. Воздух перед глазами, задымленный, буквально плыл, а отсутствие источников освещения кроме редких, тусклых, но неприятно алых аварийных светильников, только лишь усложняло обзор. Однако не узнать в фигуре человека было невозможно. Размениваться на формальности Ламента не собиралась: в тех же рывках настигнув человека, так же стремительно впечатала его в стену, на ходу извлекая из ножен крепкий армейский нож. Лезвие, прижатое к горлу человека в защитном костюме, не давило так, чтобы навредить, но уж точно представляя потенциальную угрозу.

Судя по всему, костюм не то что бы помог этому мужчине – его откровенно трясло и знобило, а на внезапное нападение он отреагировал вяло и заторможенно, не сумев ничего противопоставить налетевшей на него девушке. Продолжая вжимать его в стену, Лэм быстро осмотрела в потёмках свою жертву. В зияющей и багровеющей рваной ране она узнавала след от собственной пули. Становилось понятно, почему мужчина столь плох. У Ламенты не было времени на то, чтобы церемониться с ним. Привести хоть в какое-то чувство пришлось грубой силой – несколько крепких ударов по лицу всё же заставила несчастного услышать Лэм.

Разговор у них состоялся короткий. У спецназовцев были пусть грубые, пусть не хитрые, зато проверенные многовековым опытом и надёжные способы выбивать необходимую информацию из тех, кто ею обладал. Когда Лэм разобрала в еле слышимом лепетании мужчины с заплетающимся языком их план действия, она в сердцах сплюнула, приложив мужчину о стену ещё раз. «Идиоты», - только и бросила она, прежде чем в быстром и рефлекторном жесте полоснуть по бледной шее ножом. Всё лучше, чем медленная и мучительная смерть.

Оставаться в одном месте было опасно – местные конструкции так же скоро могли не выдержать, поэтому Ламента продолжила свой бег. На ходу перелистывала одну за другой голографические страницы со схемами, планами и чертежами. Инженерные заметки, украденные из терминалов в Перспективе и в местном командном центре, не говорили ничего конкретного об аварийных системах глобальной очистки комплекса. Протоколы самоуничтожения, протоколы локального проветривания… Так почему же нет резервного реагирования на массовый выброс шлака?..

Когда на глаза попался более-менее работающий терминал, Лэм сразу же рванула к нему, едва успев отпрыгнуть в сторону от падающей с потолка крупной металлический плиты. Попытка подключиться к терминалу была встречена жёсткой системной блокировкой. Прорваться удалось только лишь к загруженным картам. Ожидать от «Гипериона» плана эвакуации на подобный случай не стоило, и его отсутствие было не так удивительно, как, например, отсутствие вообще каких-либо легенд в аварийных схемах. И вот тогда-то до неё дошло.

Очистительный центр отвечал на удалённое обращение полной готовностью, - и это было самое страшное и опасное сейчас. План с побегом уже не казался таким привлекательным. Совесть, к сожалению, не позволяла сбежать так просто, даже если Лэм и понимала, что, возможно, если поднажмёт, то даже успеет укрыться, спастись в каком-нибудь каньоне в Порезах. Отсюда она не могла ничего, кроме как просто связаться с оставшимся командиром бандитов в очистительном центре. Искренне прокляв этих недоученных горе-воров, пообещала себе, если выживет, добраться до бункера Монтгомери и взять у него пару уроков хакерства.

- Очистительный центр, приём, - Ламента вмешалась в громкую связь уже не в первый раз за эту ночь, - Немедленно остановите инициализацию очистки. Это станция «Гипериона», аварийный вывод шлака через трубопроводную магистраль не предусмотрен. Комплекс разорвёт изнутри, весь скопленный шлак выбросит в атмосферу.

Чёртов «Гиперион».[nick]Нокт[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/FGg8h.jpg[/icon]

+1

12

Не сказать, что Тадеуш был нервным человеком. Даже сейчас, в ситуации, когда все его планы шли прахом, он сохранял присутствие духа и холодную рассудительность. Впрочем, атмосфера этого места приливной волной захлестнула Бема, пытаясь посеять в его сердце неясную тревогу. Проблема была лишь в том, что сердца у этого человека давно уже не было.

Налобный фонарь выхватывал из темноты бесчисленных и бесконечных коридоров только шлак и мусор. Ни людей, ни машин, ни эридия. Последнее безмерно огорчало Тадеуша, но и натолкнуло на странную идею. Возможность её реализации он сейчас и вознамерился проверить.

Ему не нужна была карта, чтобы добраться до пульта управления перерабатывающей станцией. Вход в помещение набитое множеством разнообразной электроники был не заперт. Открытой некогда двери так и не случилось закрыться. Внутри Бему представилось жуткое зрелище: на поверхности шлака недвижно лежали истлевшие останки сотрудников. Их кости впитали жижу и истончали легкий фиолетовый свет. Стоило Бему пройти мимо них, то они тут же обращались в темную пыль, потревоженные расходящимися волнами жидкости. На одном из сохранившихся черепов он увидел ровное пулевое отверстие.

Но дела минувших дней мало интересовали его. У него была определенная цель и он поспешил к ней. Тадеуш активировал консоль и поборов непривычные программные системы, обнаружил интересующую его информацию. Его губы скривились не то в улыбке, не то в злобном оскале. Любопытство было удовлетворено, а возникшая ранее идея получила возможность реализоваться. Он ненавидел отходить от собственного же плана, но в его руках была уникальная возможность. Он мог заполучить в свои руки не просто капитал по реализации своих идей относительно будущего Пандоры, но настоящую силу, которая бы сделала воистину колоссальный вклад.

Неловко покачав головой в огромном шлеме, Бем отбросил эти мысли, отключил терминал и покинул этот мрачный склеп. У него будет время поразмыслить, но сейчас важнее другое - очистить комплекс от шлака, выкурить врагов и отгрузить весь найденный эридий заказчику. Первый пункт был прямо по курсу.

Неподалёку от комнаты управления, он нашёл вход к очистителю. Отперев дверь монитровкой, внутри его взгляду представилась громадное и просторное помещение. Своды его высились в метрах семи над ним, а дальнюю сторону и вовсе нельзя была высмотреть отсюда. Посреди комнаты стояло странная установка, всюду были провода, трубы, консоли.

Вслед шагам Бема внутрь проник и шлак. Не имея намерения тратить время на детальный осмотр местного убранства, Тадеуш приступил к своей “работе”. Описанная инженером последовательность действий была достаточно тривиальна. Он включил треминал и немного поколдовал над ним. После, комнату озарил кровавый свет аварийных ламп, а очистная установка стала издавать низкий гул. Теперь дело было лишь за тяжелым физическим трудом.

Мужчина отыскал ящик с инструментами. В ход пошли гаечные ключи различных калибров, газовый ключ, монтировка, отвертки. Технарь сказал, что обычно такие машины требуют бережного ухода и постоянной калибровки, но ситуация нынче была такова, что осуществить настройку сложнее схемы молотка попросту невозможно. Цель была лишь в том, чтобы уберечь аппарат от самоликвидации в яркой огненной вспышке и вывести всю радиацию и всякий радиоактивный продукт прочь из комплекса.

Как только первый этап был завершен, Бем вернулся к терминалу и без тени сомнений запустил предварительный процесс очистки. Гул стал сильнее, послышался лязг труб и отдаленный глухой грохот. Тадеушу оставалось надеяться, что это хороший знак.

Удовлетворенный проделанной работой, ему захотелось утереть лоб, но толстая перчатка опустилась на стекло шлема и он в задумчивости и некотором огорчении потёр его. Прервал мужчину знакомый голос, искаженный похрипыванием динамиков. Девушка в очередной раз попыталась сорвать его планы.

К счастью, злость и неприязнь не способна затмить рассудок Бема и тот внимательно выслушал незнакомку. После он испустил протяженный вздох и прогулочною походкой приблизился к терминалу. Приложив немного усилий, впрочем доступ тут был достаточный, он разузнал всё необходимое.

Отчасти правда была на её стороне. Очиститель выбрасывал всё напрямик в атмосферу, тонны шлака попадут в воздух и тут уже невозможно предсказать в какую сторону света унесёт их ветром. К тому же, очиститель сильно потреплет комплекс в процессе, но не уничтожит - большинство основных узлов останутся нетронутыми. Его это вполне удовлетворяло. Осталось разобраться со вторым пунктом плана.

Он извлёк из перепачканного плаща эхо-усилитель, немного подкрутил и активировал передатчик.

- Говорит очистительный центр, - голос звучал уверенно и грозно - Я не знаю, с кем имею дело, но у меня есть предложение. Вы работаете на меня. Мы очистим этот комплекс, а вы, с кем бы я ни говорил, озолотитесь. С вами или без, но это будет сделано.

Отредактировано Тадеуш Бем (2016-09-10 03:29:04)

0

13

- Говорит очистительный центр, - голос звучал уверенно и грозно - Я не знаю, с кем имею дело, но у меня есть предложение. Вы работаете на меня. Мы очистим этот комплекс, а вы, с кем бы я ни говорил, озолотитесь. С вами или без, но это будет сделано.

-  Я помогу вам выбраться отсюда в сохранности, - так же строго ответил женский голос, - Только остановите очистку. Выброс шлака критический. Потенциальная угроза окружению недопустимо высокая.

- Мне нужна не помощь. Мне нужна не опека. Мне нужны работники, соратники, - тон Бема стал несколько дипломатичнее - У этого комплекса огромный потенциал, он во много раз превышает любую угрозу. Назовите свою цену и я заверяю вас - вы не пожалеете.

-  Я не допущу аварию, - ответ Лэм был краток и лаконичен.

- Вот, значит, какова ваша цена, верно? - Тадеуш слабо усмехнулся - Готовы пойти на всё, чтобы тонны шлака не разбросало по Пандоре? Справедливая цена, что же. Но... Зачем вам это?

- Это не личный интерес, - Ламента отвечает без промедления, - Это оптимальный исход уже случившегося кризиса.

- Не личный интерес, правда? - зазвучало наигранное удивление - Как же вы, в таком случае, определяете критерии оптимальности? Для какого это будет оптимально, позвольте узнать?
 
- Для жителей четырёх населённых пунктов, попадающих в зону поражения, - взяв небольшую паузу, она ещё раз сверилась с картой, - Не считая мелкие лагеря различных общин.

- Как благородно. Заботитесь о людях, значит? - риторически поинтересовался мужчина - В этом мы, пожалуй, похожи. Вот только мне ещё небезразлично их будущее. С огромным шлаковым пятном на карте или без, Пандора обречена. Я же хочу предотвратить это и, раз вы так сочувственно относитесь к простым людям, призываю присоединиться ко мне.

- Без огромного шлакового пятна будет куда больше людей, которые выслушают вас. Как и я. Но позже. У нас нет времени на обсуждение мотивов. Остановите инициацию очистки, я помогу вам эвакуироваться.

- Отнюдь. Здесь, на время очистки, я в безопасности. Это у *вас* мало времени.  - голос звучал убеждённо - Потрудитесь потратить это время с умом. Вы сорвали мой первоначальный план, вы убили моих людей, вы встали на пути к моей цели - вырвать Пандору из царящего на ней хаоса. И этот комплекс даст мне силу для её реализации. А теперь убедите меня, что есть другой - бескровный - способ.
- Эридий является причиной вооружённых конфликтов пандорских группировок. Он уходит в оборот на чёрных рынках или уходит в личный склад Алых Налётчиков. Что вы можете сделать с эридием, что в конечном итоге компенсирует жизни целых городов?

- Исключить из цепи Алых Налётчиков, - мгновенно ответил Бем, голос приобрел ноты пылающей праведности - Положить конец их безраздельной власти на Пандоре. У них нет иной цели, кроме собственного обогащения. Мы остановим эту банду, остановим все остальные, остановим всё это кровопролитие. Есть люди на планете, которые заинтересованы в этом ресурсе не меньше Алых. Мне эридий не нужен. Мне нужны средства для организации сопротивления, для борьбы со всем этим произволом, для того, чтобы сделать Пандору единой и сильной.

- Три ваших потенциальных покупателя, не разделяющих интересы Убежища, могут находиться в зоне поражения.

- Если их до сих пор не достали Алые, то я уверен, что небольшое радиоактивное загрязнение не нанесёт им существенного вреда, - парировал Тадеуш.

- Вершина, Зафорды. Никаких оборонительных позиций. Перспектива, учёные и инженеры, запертые на острове. Изоляция без дополнительных ресурсов. Котёл и окрестности, никаких технологий для выживания. Подумайте о последствиях.

- Мы ходим по кругу, - вздохнул мужчина - Не думайте, что я не сочувствую всем этим людям. Рано или поздно местные перебьют друг друга, с благословения и помощи Алых. Пандора ослабеет, а затем сюда заявится очередной "Гиперион". Подумайте о последствиях этого. Геноцид, который они устроят будет превосходить любую возможную катастрофу.

- Вы отравите немалую часть местного общества, а затем передадите ресурсы одной фракции для уничтожения другой. Вы начнёте этот геноцид.

- Я не *передам* ресурсы. Я заполучу в свои руки нужные средства для уничтожения всех фракций и создания одной единственной. Я положу конец этому безобразному бандитскому феодализму. Будет литься кровь, но моя цель - не убить всех. Моя цель - создать сильное и здоровое общество, способное противостоять любой будущей угрозе. И если это здоровье требует отсечения гниющих конечностей - tak będzie.

- Убежище и так интересуется ресурсами Бункера. Когда произойдёт взрыв, а вскоре выяснится, что склад Бункера был опустошён, Налётчики заклеймят вас, назначат за вашу голову награду и будут охотиться. Сейчас у вас нет возможности объявить им войну.

- Меня? Кого *меня*? - посмеивался Тадеуш - Во всём обвинят Алых. Алых и неудержимую страсть их главаря к эридию. Вы сами сказали - вся гонка за этой штукой делается с их, с её, подачи. Это идеальная возможность не только получить нужные мне средства, но и дискредитировать врага в глазах простых людей.

- Человеческие жертвы ради репутации? Методы “Гипериона” времён Джека. Методы Налётчиков этой ведьмы.

- С одним отличием. Мне плевать на репутацию. Мне плевать на хранилища и прочую мистику. Мне плевать на эридий и любые богатства, - безразлично говорил Тадеуш, но оно сменилось чувственностью  - Мне *не* плевать на людей, которые унаследуют эту планету. Мне *не* плевать на будущее Пандоры. И ради него я готов принести в жертву не только остальных, как то делал Джек, как то делает Ведьма. Я готов пожертвовать даже собой.

- Слова. Вы занимаете безопасное положение. Выжидаете. Получаете материальное преимущество. Умирают люди. Мучительно. Без возможности сражаться за жизнь. Без возможности даже узнать, за что они умирают. Если вы взялись защищать людей, то делайте это не выборочно, без попыток оправдать свои действия, - и хотя Лэм всё это время держалась холодно и сдержанно, последнее предложение всё же произнесла не без едва ощутимого презрения, - Эридиевый Мор, весь восток континента утонули в шлаке. Десятки брошенных городов, километры мёртвых земель. Учёные Перспективы до сих пор не знают, как очищать почву от шлака. И вы собираетесь “принести в жертву на благо будущего” ещё один участок карты. Чуму не лечат чумой.

- Я бы назвал это не лечением, скорее "вакцинацией", - помедлив скорбно ответил Бем, прерывая свою речь тяжелым дыханием - И всё же, до сих пор вы не внесли никакого предложения. Возможно, я готов обменять эту возможность на другую, более безопасную и менее насильственную.

Лэм тяжело вдыхает воздух, протяжно выдыхает.
- Вам нужны ресурсы, технологии и связи. Откажитесь от вашей идеи сейчас и я устрою вам встречу с нужными людьми в Перспективе.

- Вы подловили меня тем, что мои слова не более, чем слова. Потрудитесь, чтобы ваши слова были чем-то большим. Мне нужны gwarancje... - Бем запнулся и поправил себя - Гарантии.

- Согласно планосхеме, вы сможете подняться на техническом лифте до второго уровня. Левое крыло опасно для перемещения. У вас будет не более десяти минут для обхода к основным элеваторам по правому проходу. Там я вас встречу. Выходить придётся через крышу.

- Если вы решили, что мне не известна планировка этого комплекса, то вы заблуждаетесь, - недоуменно произнёс Тадеуш - В любом случае, это никак не похоже на гарнтию того, что вы выполните свою часть нашего "соглашения".

- Слова ничего не докажут. Давайте займёмся делом.

- Под "делом" вы подразумеваете самовольно следовать вашим указаниям и вести себя на заклание в то место, которое вы мне указали? - усмехнулся Бем.

Отвечать Ламента не стала. Лишь передала расширенную собственными разведданными карту.

- Как щедро, - сухо сказал мужчина - Давайте поступим так...

Вслед шла лишь тишина, дополняемая потрескиванием и белым шумом. Они прервались через полминуты.

- Мы встретимся... - Бем назвал место и время, - А сейчас вы уберётесь отсюда, не тронете моих людей и не станете мне никак мешать. А я остановлю катастрофу. Идёт?

- Остановите очистку. Конец связи.

- Nie waż się mnie okłamywać, - напутственно и столь же грозно произнёс Тадеуш и добавил, - Конец связи.

0


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » [!] Всё для фронта