[SPN: the new adventures]yellowcross ВЕДЬМАК: Тень Предназначения”Dragon


Каталоги и Топы

Зефир, помощь ролевымLYLWhite PR

Tales from the Borderlands

Объявление

Гостевая | Путеводитель | Чат


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Разыскиваются:

Джейни Спрингс | Теят | Список акций

Сейчас на Пандоре:

Декабрь, 5257 год. Алые Налётчики повторяют ошибки тех, против кого сражались. Крупные бандитские кланы готовы пойти на перемирие ради того, чтобы объединиться против Нового Убежища. Со Старого Востока дуют тревожные ветра.

Рейтинг безбашенности


Практически единогласно все сошлись на том, что Алекс - один из самых крутых, суровых и безбашенных мужиков на Пандоре. Сохраняет верность банде, поднимает деньги, способен перепить Зафорда, делает самые мощные самокрутки на континенте. В общем, чертовски хорош.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » Научные вершины


Научные вершины

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://savepic.ru/11558218.png

Дата: 11-12 января 5258 года.
Место действия: Эйгрус - Грот Охотника, Скала Светоракка, "Терминус".
Участники: Лэм, доктор Менгель.
Комментарий: долгая дорога отнюдь не в дюнах.

+1

2

У них просто не было больше времени, чтобы тратить его на отдых. Неделя подходила к концу, - и какая неделя, - но возвращаться в Перспективу с пустыми руками так себе перспектива. Именно поэтому Йохан проснулся раньше обычного. Или это вчерашний дневной сон “сбил настройки”, кто знает. Но доктору хотелось верить, что это, всё же, от того, что ему хотелось закончить с делами как можно быстрее. Тем более, что действительно хотелось.

Поглядывая на имеющуюся карту Эйгруса, Менгель решил, что выступать до “Терминуса” действительно стоит сегодня. Вспоминая предыдущий подъем высоко в горы, путешествие к вершине Скалы Светоракка вполне могло занять целый день. Это не говоря о водившейся там живности. Которая обязана была там быть просто потому, что на Пандоре нельзя и пятисот метров пройти, чтобы не наткнуться на что-нибудь или кого-нибудь.

Погода ухудшилась. Вот уже несколько дней висевшие в небе тучи, наконец, разродились дождем. В Гроте это не особенно ощущалось, но ставший в разы более густым туман нисколько доктора не радовал.

- И вот надо было погоде испортиться именно сегодня, - ворчал Ганс, собирая рюкзак, но время от времени поглядывающий за окно. - Не могла она подождать, пока мы уедем?

Ламента не стала говорить, что для неё такая погода была наиболее комфортной. Впрочем, по её лицу и долгим взглядам за окно можно было понять, что дождь имеет на неё особое воздействие. Тем не менее, сейчас она, оторвавшись от созерцания тяжёлых капель, тянущихся по стеклу, ещё раз проверила подготовленные к походу вещи.

- Нам будут видны все недавние следы, - в защиту непогоды заметила она, просто пожав плечами, - Вы готовы?

- Момент, - Йохан ещё раз проверил карманы рюкзака, прежде чем подняться и влезть в лямки. - Вот теперь готов. Зверя с собой не берёшь? - разумея, естественно, кровокрыла, поинтересовался он уже на пороге.

+1

3

- Нет, - Лэм ответила кратко.
Затянула ремни рюкзака на груди, перетянула удобнее винтовку поверх. Натянула, наконец, капюшон и поправила визор. Полностью готовая, первой вышла на улицу. Навигатор ЭХО-коммуникатора проложил только один путь, а оснований полагать, что эта дорога не единственная, у Лэм не было. Сверившись с направлениями, она только лишь единожды обернулась на Йохана, чтобы отправиться, наконец, в путь.

В такую погоду переход становился действительно сложнее. Болотистая земля то и дело испытывала на прочность что шаг двух “туристов”, что пошив их же сапог. Высокие и крепко стянутые прочные тёплые походные сапоги Лэм служили отличной защитой от влаги и трясины.
- Смотрите под ноги, - рефлекторно и без задней мысли предупреждает Ламента своего спутника, - Если шагать сложно, держитесь за меня.

И без того упёршийся взглядом в землю, Ганс на секунду остановился, чтобы поднять на неё взгляд. Взгляд, молча вопрошающий, действительно ли она держит его за абсолютно не способного уследить за собственным шагом идиота или просто говорит, что приходит на ум. Вздохнув, хирург так же молча продолжил путь, снова глядя под ноги.

Когда они вышли к небольшому холму, на котором стояло несколько пустых домов (чьих - сложно было сказать), идти стало заметно легче хотя бы потому, что болото кончилось. Радость, впрочем, продолжалась недолго: влажную землю вскоре разбавил влажный же камень. На чём проще поскользнуться - тот ещё вопрос, но задаваться им у Йохана не было никакого желания, равно как и проверять это на практике. Тропа медленно, но всё же уводила вверх и прочь из Грота. И вот тогда, без защиты каменной крыши, появилась возможность оценить размах дождя в полную силу. Тучи застилали небо сколько видел глаз, стену падающей из них воды можно было наблюдать едва ли не до самого горизонта.

- Всю бы эту воду да куда-нибудь в Пески, - хмыкнул Менгель, то и дело протиравший от этой самой воды очки. Не похоже, что щит считал дождь угрозой здоровью своего носителя, так что очень скоро одежда намокла от пусть не очень частых, - пока, - но всё ещё крупных капель. Благо насквозь не промокала.

- Не помню, когда я вообще последний раз видел на Пандоре дождь, - напряг тем временем память хирург, чтобы хотя бы разговором разогнать нависшую над ними серость, - Тем более такой.

Успевшая и адаптироваться, и привыкнуть к ворчанию доктора Менгеля, Лэм не стала заострять внимание на его недовольстве. Она прекрасно понимала, что это ворчание - не более чем риторические возмущения. Ганс был из той породы людей, что не держали язык за зубами, так что и Лэм ничего не имела против того, что таким образом он выражает своё негодование погоде.

И хотя переход становился всё сложнее и сложнее, Лэм не чувствовала тяжести именно от погодных условий. Однако же наличие следов пребывания в этих краях людей заставляло её держать ухо востро. В ином случае она бы сорвалась на разведку, но перспектива оставить Ганса в дебрях одного и под дождём… не привлекала.

Поэтому она продолжала ход, ориентируясь на темп своего партнёра. Это позволяло и ей самой успеть осмотреться и сориентироваться на местности. Подъём пришлось замедлить, так как мокрые камни представляли угрозу большую, чем просто соскользнувшая нога - даже если упавший человек не погиб от падения, по пути он сломал бы не одно ребро о камни.

Тяжёлая куртка Лэм держала влагу как могла, хотя и, конечно, подмокала. Ламента судила по тучам - дождь прекращать лить не собирался. Поэтому приходилось отказываться от остановки, чтобы как можно больше пересечь в светлое время суток.

Небольшое ущелье, выводящее на другую, нужную сторону кряжи, стало спасением. Оно было небольшим, холодным и продуваемым, однако всё равно позволяло ненадолго укрыться от дождя. Но уже следом за ним меж скал лежало новое болото, по краям которого, в ущельях, вновь виднелись людские дома на сваях.

Ламента, соответствуя своему званию параноика, уже шла с винтовкой наготове. Это было нужно хотя бы для того, чтобы на выходе из пещеры осмотреть поселение в отдалении.
- Или нет, или скрываются, - кратко прокомментировала она визуальное отсутствие людей. И не стала убирать винтовку за плечи.

+1

4

- Я бы поставил на первое, - пригладив мокрые волосы, отозвался Ганс, - Искатели Хранилища должны были выбить отсюда аборигенов, разве нет? Впрочем, после увиденного в пещерах я уже ни в чём не уверен.

Так или иначе, а продолжать путь надо было. Пользуясь тем, что над головой пока ещё есть какое-никакое укрытие, доктор развернул карту. Не в первый раз уже проклял пандорских картографов за то, что у них что гора, что холм, что низина, что песок - всё выглядело лишь синими пятнами на синем же фоне. Кто вообще так карты составляет?

- В той стороне разве не должен быть обходной путь? - он посмотрел правее, указывая в ту же сторону. И действительно, если приглядеться, можно было заметить уходящий вверх пологий склон, удачно примостившийся среди отвесных скал. “Украшения” из костей каких-то крупных, судя по всему, животных, навевали мысли о разумности выбора этого прохода, но если он проведёт их вдали от то ли обитаемых, то ли нет поселений туземцев…
- Даже если там есть живность - в чём я не сомневаюсь, - то я бы предпочёл встретить её, чем попасть в засаду. Ты как думаешь?

Лэм с ответом не торопилась. Жестом указав Гансу, чтобы он стоял на месте, она сама, придерживаясь каменистого склона, пригнувшись, осторожно спустилась ниже, открыв себе обзор на небольшое поселение. Рассмотрела его подробнее с помощью оптического прицела. Далее уже махнула Йохану, словно подзывая, но так же осторожно указывая на стену камня рядом с собой - ему тоже стоило передвигаться осторожно.

Так и спускались, урывками. Лэм отбегала вперёд и проверяла, потом давала Гансу догнать её. Людей действительно не виднелось, но отчего-то пересекать их старые места всё равно не было никакого желания. Именно поэтому, когда горная дорога взяла вправо, заводя в узкое ущелье, Лэм предпочла сменить курс. Уж лучше в обход, чем на потенциальную встречу с дикарями. Единственным минусом их новой дороги была узость вкупе с резким поворотом - сложно было постоянно опережать свои шаги взглядом.

Тропа пошла на расширение, а после поворота привела к достаточно просторной горной долине, лежащей у скалы. Несмотря на дождь, по краям этой равнины дышали жаром огненные дыни, ничуть не боящиеся влаги. Множество выступов окружали долину, но дорога сквозь неё продолжала идти дальше, поднимаясь к ещё одному ущелью под каменным сводом. У крутого каменного склона копилась не только дождевая вода - небольшой водоём собирался здесь от ниспадающего по каменным ступеням водопада, вокруг которого можно было обнаружить даже крупные зелёные листья какого-то кустарника.

+1

5

Когда до слуха Лэм, помимо капель воды, добрался и какой-то подозрительный треск, словно стук мелкого камня о породу крупнее, она уже напряглась. Когда с одного из уступов на них сорвалась крупная стремительная тень, Лэм ушла в сторону, уворачиваясь от ниспадающего на них крупного скальва. Следом прижав местного монструозного скорпиона к земле прикладом, она быстро скомандовала “Назад!”, - скорее рефлекторно, интуитивно, нежели из желания наорать на Ганса.

Следить, впрочем, за исполнением приказа прямо сейчас не стала. Времени вспоминать атлас Эйгруса, составленный Хаммерлоком, не было, а вот мягкая железа на спине придавленного скальва напомнила о нужных мерах. Без лишних церемоний, практически вплотную, Лэм выстрелила прямо в уязвимый нарост. Мягкие ткани скальва разорвало, его внутренности, вместе с ядовитой желчью, вырвались из единственного отверстия в прочной хитиновой броне, орошая тёмную траву.
- Мягкий нарост на спинках, - быстро отчеканила тактически важную информацию Лэм, - И кончик хвоста. Держитесь позади.

И, пока была возможность, вновь взведя курок, уже вскидывала винтовку, прицеливаясь в одного из скальвов, которые теперь сокращали расстояние до них, выползая из тёмных нор под валунами со всех сторон.

Йохан не сумел сдержать усмешки, оцифровывая револьвер в тот же момент, как ему велели отойти. Не ошибся, когда думал, что они наткнутся на местную живность, но чёрта с два его это расстраивало. Лэм могла сколько угодно переживать и упрекать его в усложнении выполнения ею работы - хирургу было бы попросту невыносимо остаться в стороне от заварушки, подобной этой. Лезть на рожон ему, впрочем, не пришлось. Скальвы оказались не просто членистоногими, бездумно бросающимися на защиту гнезда. Стайные хищники из них тоже были неплохие. “Были бы”, умей они не только окружать жертву, но и оставаться при этом незамеченными. Даже полуслепой из-за дождя Менгель всё ещё видел их бронированные пока ещё живые туши, заходящие им за спину.
- Возьми тех, что спереди, - разворачиваясь так, чтобы встретить обходящих во всеоружии, бросил доктор снайперу, снимая с крепления и пилу. - Я разберусь с этими.

Спорить он не собирался, надеясь, что Лэм поймёт это невысказанное “прикрой мне спину, я прикрою твою”. Первому же напрыгнувшему на него нетерпеливому мелкому скальву Ганс просто отрезал “жало”, тут же отпинывая тушку в сторону. Выстрел, два, три, четыре. Пятая пуля нарочно была пущена в сторону огненной дыни, а не в проходящих мимо неё членистоногих. Растительность немедленно разорвалась, обдавая тварей огнём, поджигая некоторых с не таким прочным панцирем, как у остальных. Довольный смех Йохана не заставил себя ждать, как и последующие выстрелы. Шесть, семь, восемь, девять, перезарядить. Махнуть пилой, лишая ещё одну зверюгу хвоста. О, да. Менгель мог бы продолжать так довольно долго, да ещё и получать от этого удовольствие. Что он, собственно, и делал. Стрелял, резал и смеялся, с каждым убитым скальвом всё жутче и жутче.

Замеченная краем глаза особь покрупнее только заставила его улыбнуться ещё шире, хотя, казалось бы, куда.

- Справа от тебя, - инстинктивно сообщил Ганс сквозь смех, даже прекрасно зная, что Лэм наверняка заметила тварь задолго до него. - Глянь, какой красавец.

+1

6

Ламенте с трудом удавалось держать себя в нужном состоянии. Возможность занять позицию и вести стрельбу не на весь радиус, безусловно, радовала. Но Лэм всё равно, едва ли не с каждым взводом курка, оглядывалась, чтобы удостовериться, что с Гансом всё в порядке. И хотя внешне она оставалась, как и всегда, сдержанной и невозмутимой, опытному и знающему стрелку стало бы понятно, сколько удачных выстрелов Лэм пропустила только ради того, чтобы проверить состояние своего партнёра.

В отличие от Ганса, она работала холодно, сдержанно и выверенно. Прицелиться, выстрелить, перезарядить, повторить. Чётко передвигая по необходимым направлениям ствол своей винтовки, она тратила всю дисциплину и силу воли на то, чтобы не оборачиваться на звуки позади раньше времени, не разобравшись со своими противниками.

К моменту, как Йохан предупредил её о подступающем справа скальве, она уже нажимала на спусковой крючок. В знак благодарности только лишь кивнула, даже не уверенная, был ли замечен этот жест, - вот уж точно не до социальных формальностей сейчас. Точку они держали уверенно, но скальвов на местности было очень много, в местных пещерках и трещинах, судя по всему, они гнездились.

- Передислокация, - обернувшись назад, всё в том же командном тоне, объявила Лэм, сразу же рукой указывая на другую часть поляны. Она выпрямилась, развернулась и сделала шаг в сторону, уже следующим выстрелом открыв Гансу путь к передвижению дальше.

Ему не нужно было повторять дважды. Кивнув, Йохан только пинком отправил очередного мелкого скальва в полёт к сородичам, и тут же двинулся к указанной новой позиции едва ли не бегом. Действительно бежать мешала вода - под ногами, на стёклах очков, - но хирург торопился как мог. Не иначе из-за этой же воды не заметил, что прямо в его направлении летит кислотный плевок удивительно бесхвостого членистоногого. Благо, щит не только принял его на себя, но и оповестил об адаптации к новому типу стихийного урона. Менгель лишь усмехнулся, походя резанув подобравшегося слишком близко другого скальва.

- На позиции, - отрапортовал доктор, добравшись до места и оборачиваясь. Поспешил добавить: - В порядке.

+1

7

Дав возможность Гансу вырваться вперёд, продолжая осторожно отстреливать вылезающих из всех щелей скальвов, Ламента и сама отступала дальше. Лишь после того, как её спутник добрался до верха горки, очутившись в небольшой пещерке, она и сама прибавила в темпе. Они не могли тратить время на то, чтобы снижать популяцию скальвов. У них была цель, и куда разумнее было поспешить к месту назначения, пусть и скальвы сами по себе не представляли опасность. Им не посчастливилось очутиться возле гнездовий этих чудовищных скорпионов, и даже если последние “складывались” после первого же выстрела, их всё ещё было слишком много.

Добравшись до Ганса, Лэм не стала останавливаться, вновь направив его рукой дальше.
- Вперёд, вперёд, - изменять офицерскому тону Лэм не стала, - Без оглядки, разрывайте дистанцию.

Особо наглых и быстрых скальвов она отстреливала на полпути. С подползающими с боков, - теперь уже из новых нор и дыр в камнях, - было чуть сложнее. Но пока они продолжали двигаться, у них была возможность контролировать и подступающих скорпионов.

Йохан не спорил. Задерживаться дольше, чем было необходимо, у него тоже не было никакого желания, хотя, чего греха таить, столкновение определённо принесло ему некоторую долю удовольствия. Свод, на короткое время укрывший людей от дождя, кончился так же быстро, как и начался, едва различимая при такой погоде тропа уводила дальше и выше. Через какое-то время, когда со всех сторон перестали лезть членистоногие твари, а за спиной больше не слышался перебор их лап по каменному “полу”, Менгель позволил себе сначала сбавить шаг, чтобы, обернувшись и убедившись, что их действительно больше не преследуют, остановиться совсем. И тяжело выдохнуть. Довольной усмешки с его лица это, впрочем, не стёрло. Всё ещё хихикая, доктор убрал оружие, чтобы стянуть и как следует протереть очки на удивление сохранившимся сухим носовым платком.

- Вот тебе и без засад, - хохотнув снова, бросил он. - Ты как, цела?

И хотя всё было позади, задора и веселья доктора Лэм не разделяла. Когда они остановились, в первую очередь проверила, чтобы округа была безопасна, а какие-либо твари не имели возможности подобраться к ним незамеченными. Оценить высоту их подъёма становилось проблематично - сразу за обрывами клубился густой туман, поднимающийся едва ли не до самых туч. Из-за тяжёлого дождя складывалось именно такое впечатление, и оставалось лишь радоваться, что в горных долинах видимость оставалась.

Отвечать на вопрос Ганса не торопилась. Сначала Лэм осмотрела местность, затем - самого Йохана. И уже после этого утвердительно кивнула, и указывая на то, что с ней всё в порядке, и словно отмечая то, что в округе всё чисто. Изменить своим рефлексам или сменить модель поведения никак не могла, а потому уточнила кратко и лаконично, интересуясь состоянием и самочувствием Ганса:
- Привал?

+1

8

- Не прямо же здесь, - с сомнением в голосе ответил хирург. - Хоть укрытие какое найдём.

Оставаться под дождём и мокнуть ещё больше он не хотел. Да и, если подумать, не настолько он устал, чтобы делать сколь-нибудь действительно длительную остановку. Потому только посмотрел на уводящую ещё выше тропу. И, подбросив рюкзак на спине, словно устраивая его удобнее, двинулся дальше.

Дорога петляла, но была достаточно пологой, чтобы не тратить на подъём больше сил, чем хотелось бы. Держаться подальше от обрыва, чтобы ненароком не соскользнуть вниз, в этот беспросветный туман, было разумной идеей - сапог Йохана нет-нет, но то и дело поскальзывал на влажных камнях.

Когда где-то над головой раздались странные звуки, доктор немедленно поднял взгляд. Прищурившись, всё же обнаружил источник этих звуков.

- Так вот как эти самые “споры” выглядят, - хмыкнул он. Парящий относительно высоко над ними шар кислотно-зелёного цвета, кажется, не обращал на двуногих никакого внимания. Что, судя по рассказам Лемминга, не могло не радовать. - Странно, что звучит как раненый тюлень, - Менгель коротко хохотнул, после чего обратился уже к Лэм:

- Как думаешь, сможем найти на этой верхотуре источник этих вот прекрасностей?

Лэм не стала комментировать сомнения доктора и объяснять ему, что подразумевала привал в подходящем месте в ближайшее время, а не конкретно здесь. Не желая сбивать ни дыхание, ни шаг, она продолжала уверенно подниматься по горной тропе впереди, разведывая и проверяя дорогу на случай какой-либо неприятности. Как и всегда, периодически останавливалась для того, чтобы удостовериться в том, что Ганс не отстаёт и не имеет никаких трудностей с подъёмом.

На доносящийся из тумана сверху гул она отреагировала так же скоро, как и доктор. Спору разглядела в оптический прицел, отметив про себя те её особенности, про которые слышала от Лемминга раннее. И хотя Лэм могла понять интерес доктора к первородному источнику таких гигантских спор, она так же знала, что вся флора и фауна на Пандоре не отличается дружелюбием. И если у них будет возможность избежать опасности в подобных масштабах, Ламента ею непременно воспользуется. Научный интерес не стоил жизни доктора, если бы тому взбрело в голову лезть в гнездо гигантских спор, заряженных разрушительной стихийной энергией.

+1

9

- Давление тяжёлого разряженного воздуха, выходящего из спор, на влажный местный, - с видом человека, предоставляющего важные разведданные, Лэм прокомментировала издаваемые спорами звуки, в очередной раз мысленно обращаясь к заметкам местных охотников, - Во время гроз не отличим от штормового ветра. Защитный механизм.

Когда они поднялись ещё выше, видимость вне сужающегося выступа становилась практически нулевой. Густой туман, опускающийся на долины с самых вершин, на такой высоте по плотности был подобен облакам, таким же мрачным и влажным, как и застилающие небосвод. Всё пространство, кроме скал, становилось неразличимо. Сильный ветер то и дело перемежался с гулом спор, вынуждая навострить слух и опасливо оглядываться по сторонам. Навигатор работал исправно, но слабость человеческого глаза в таких местах вынуждала не доверять технике.

Чем выше, тем чаще Гансу приходилось протирать очки, чтобы видеть хоть что-то. Хорошо хоть тропа неожиданно перешла в вырезанную прямо в скале лестницу. Кто и зачем её вырезал - отдельный вопрос, но пока доктор был даже молча благодарен этому неизвестному “кому-то”. Переставлять ноги стало немного полегче. Покосившиеся то ли от времени, то ли от непогоды, то ли от того и другого разом, старые тотемы вдоль тропы вновь наводили на мысли о разумности выбора именно этого пути, но до сих пор, не считая скальвов и спор, им не встретилось никаких серьезных препятствий. Да и то, споры было сложно назвать препятствием - они планировали себе где-то едва ли не под самыми тучами, а после скрывались в окружающем тумане. Скорее всего спускались в долину, но Менгель не брался всерьёз гадать.

Медленно, но верно лестница вывела их к широкой и на удивление травянистой площадке. Кто бы вообще мог подумать, что так высоко можно найти поляну таких размеров: в тумане совершенно невозможно было разглядеть, где она кончалась.

Снова проклиная пандорских картографов, Йохан развернул ЭХО-дисплей, чтобы уточнить их местоположение. Сделав несколько шагов в направлении нужного маркера, он упёрся в глухую отвесную скалу, высоту которой так же было сложно оценить из-за всё того же тумана.

- Восхитительно, - раздраженно бросил хирург, пройдя вдоль этой скалы и оказавшись у обрыва. - Поселения дикарей мы, конечно, обошли. Но не все. И, что самое восхитительное, с этого обрыва нет другого спуска. Великолепно!

Карта, впрочем, сообщала, что внизу была не только пропасть глубиною в вечность, но и гораздо более близкое проходимое пространство. Сказать, насколько близкое, Ганс не мог. Только выругался, не углядев в тумане ничего, что могло хотя бы дать намёк, насколько безопасно будет прыгать прямо отсюда. Не разворачиваться же им теперь и не уходить восвояси.

- А теперь скажи мне, что среди твоих тайных увлечений юности случайно затесались прыжки с большой высоты в неизвестность, - убирая ЭХО, бросил мужчина Ламенте. - Было бы очень кстати.

- На моей родине гравитация была бессердечной, - мрачно заметила Лэм и поднялась на скрипящий под ногами подгнивающий деревянный помост.

Быстрая горная река, узкая, несущаяся меж камней, срывалась вниз искрящимся сквозь туман водопадом, позволяя хоть как-то оценить высоту. Оптика прицела едва-едва позволяла в этой непогоде разобрать что же находится внизу. Линзы блекло выделяли силуэты крупных и заострённых валунов, тянущихся вдоль скалы, но ниже, спускаясь по каменисто-земляному валу, начиналась осыпь, следом за которой уже можно было различить всё ту же жёсткую тёмную траву, какой поросли здесь долины.

Глубоко втянув морозный высокогорный воздух, Лэм убрала винтовку в крепление за спиной. Быстро размялась и потянулась. И хотя здравый смысл не позволял окончательно адаптироваться к пандорской гравитации, было в этом суицидальном задоре что-то привлекательное.
- Крепко держитесь за меня.

+1

10

В прошлый раз, когда Йохану пришлось прыгать с такой высоты, гравитация была ещё более щадящей, но и внизу поджидала не неизвестность, а вполне себе дружественно настроенные люди. Даже спасательное полотно растянуто было, даром что не для него. Но, вспоминая сам прыжок, могло быть и гораздо хуже. Но едва ли хуже, чем предстоящий сейчас.

- Тебя тоже касается, - хитро улыбнулся доктор, снимая очки и убирая их в нагрудный карман пиджака. Потерять их на Элписе было проблематично, а вот Эйгрус то и дело норовил Менгеля от оптики избавить. Ганс протянул Лэм руку, поскольку это было единственное “держитесь за меня”, которое только и могло прийти ему в голову в данной ситуации. Небольшое пространство деревянного навеса оставляло совсем немного места для разбега, но оно всё же было. Главное не поскользнуться в самый ответственный момент.

- На счёт три?

Ровно на момент она взяла Ганса за ладонь так, как держала прежде. Но так же стремительно изменившись в лице, крепко схватила его руку выше запястья. Взяла за вторую руку, только чтобы положить на собственное плечо. Сама перехватила его за корпус, бок прижимая к себе, придерживая в безопасном положении. Подобные ситуации не должны были дать ей забыть о том, что она обязана была сделать. Сдержанно кивнув, она сделала несколько шагов по доскам в сторону обрыва, увлекая за собой и Ганса.

Считать до трёх не стала. В полёт они отправились быстро, подгоняемые и раскачиваемые порывами ветра. Несмотря на скорость, высота позволяла ощутить всю продолжительность полёта, в течение которого Ламента продолжала старательно удерживать Ганса, не давая ему ни сорваться, ни изменить положение. Ради этого она была готова пересиливать его, держать мёртвой хваткой, - если он опять упрётся и не даст ей делать то, что она считает необходимым и обязательным.

Перед глазами проносились блеклые сквозь туман выступы, каменные ступени. От холодного воздуха перехватывало дыхание, дышать ровно становилось всё тяжелее. Когда туман становился плотнее, более влажным, а бледные пятна за ним внизу различались не без зеленоватых разводов, Ламента поняла, что пора перегруппироваться.

Притянула Йохана к себе и перевернулась так, чтобы первый толчок пришёлся на неё. И хотя гравитация Пандоры позволяла им не разбиться сейчас, земля от этого мягче не становилась.Приняв первый удар, Лэм продолжала удерживать Ганса и тогда, когда они покатились по жёсткой тёмной траве со склона в долину, лежащую меж двух высоких скал.

Не так он представлял себе спуск. Совсем не так. Но, кажется, проще было смириться с тем, что снайпер всё равно будет поступать как ей удобно, несмотря на все если не явные протесты, то уж протестующие взгляды точно. Вот только ни разу это не было проще. Вообще нет.

Они падали, а Йохан только тихо матерился себе под нос на родном языке. Они достигли земли и покатились по ней, а Йохан только выругался громче. Когда, наконец, “путешествие” закончилось, доктор первым делом водрузил на законное место очки, и только после осмотрел их обоих. Наличие следов влажной земли на одежде только убедило его в том, что было бы куда лучше, приземляйся они на ноги, даже если на самом деле это было и не так. Гордость, мать её…

- Цела? - всё же пересилив себя, задал Ганс тот же вопрос, что и в прошлый раз, когда опасность пусть на время, но миновала. Разбор этого полёта решил оставить на потом. Они миновали только половину пути, и пускаться в объяснения, почему хирург предпочел бы сохранить к его окончанию хотя бы видимость отсутствия собственной беспомощности - не самое подходящее время и столь же не подходящее место для этого. Поэтому - сжать зубы и, убедившись, что при приземлении никто не пострадал (пиджак да всё та же гордость не в счёт), двигаться дальше. Сжать зубы и пропустить Лэм вперёд, прекрасно зная, что иначе они ни на шаг не сдвинутся с места без пререканий. Тем более, когда глазам предстал узкий навесной мост, ведущий как раз туда, куда им было нужно, и без единого намёка на другой вариант перехода бездонной, казалось бы, пропасти под ним. Знаете, сколько историй потерял бы мир, не обрывайся такие мосты с завидной регулярностью прямо под теми, кто их пересекает?

+1

11

Когда речь шла о серьёзной и действительно угрозе жизни Йохана, Ламента игнорировала все его недовольства. Она не делала это намеренно или с желанием уязвить его гордость, задеть. Абсолютный рефлекс, с годами воспитанный многочисленными войнами, всегда брал верх. Её действия, жесты и слова резко менялись, когда они приступали к делу.

Так что и теперь, после приземления, она быстро встала на ноги, чтобы тут же протянуть руку Гансу. Вновь только после того, как удостоверилась, что он цел, поправила свою одежду. И снова направилась вперёд, чтобы первой оказаться у подвесного моста. Верёвочная конструкция над глубокой пропастью не вызывала доверия. Мост раскачивался на ветру, а скрип досок можно было услышать даже на этой стороне.

- Проверю, - Лэм кратко обозначила свой план действия, подразумевая, что Гансу пока лучше остаться на твёрдой земле.

Она шла аккуратно, держась за натянутый старый канат, истёртый и влажный. Каждый шаг делала медленно, аккуратно перенося вес тела с одной ноги на другую, стараясь не раскачивать мост лишний раз. Добравшись таким образом до середины, обернулась назад, чтобы проверить - не пошёл ли Ганс следом?

Нет, не пошёл. Остался “на берегу”, молча наблюдая, как Лэм пересекает мост. Ничуть не удивился, когда она обернулась, и пожал плечами в ответ.
- Иди, иди, - поторопил Йохан снайпера, не из вредности даже, а потому, что чем дольше она будет находиться на мосту, тем больше шанс, что следующим порывом ветра его сорвет. О том, что до сих пор мост держался несмотря на непогоду, доктор не задумывался, хотя ему и казалось, что здесь дождь идёт просто всегда.

Поторопиться стоило ещё и потому, что на другой стороне, не слишком далеко от места пересечения пропасти, можно было разглядеть крыши домов. Пустых или нет - проверять не хотелось, а уж встретиться с возможными обитателями посреди единственного перехода - тем более.

Ламента продолжила путь. Ветер ощущался сильнее и острее. Когда из-под ног с треском ушла одна из досок, падая щепками в бегущую далеко внизу реку, Ламента еле удержала своё тело в равновесии, ухватившись за канаты по обе стороны моста. Стабилизировав своё положение, выждав, пока мост успокоится и перестанет страшно раскачиваться, она осторожно пригнулась.

Теперь шла не просто аккуратно, практически крадучась, проверяя перед каждым шагом доску впереди. Чем ближе к противоположной стороне она оказывалась, тем в более паршивом состоянии был мост. Древесные щепки то и дело срывались вниз, благо Лэм успевала перебраться на шаг вперёд. Проседающий мост начинал брать вверх, поднимаясь к выступу. Приходилось держаться крепче. По сырым доскам подошва сапог скользила, и Лэм молча радовалась тому, что её крепкие перчатки спасали от истирания верёвками ладоней.

Оставалось буквально несколько метров до земли, когда Лэм не без труда разобрала среди ветра сначала хруст, а затем свист. И хотя поняла она очень быстро, предотвратить никак не успела. Когда мост накренился без одного из ведущих канатов, предательски лопнувших за спиной Лэм буквально пару моментов назад, она сама едва-едва успела обеими руками ухватиться за тот, что ещё оставался натянутым и закреплённым.

А затем порвался и нижний трос, держащий доски. Ламента не хотела смотреть на то, как щепки, одна за другой, летят вниз, а вслед за ними и обрывки верёвок. Сама она, держась за канат, пролетела вниз метра два, а затем её, вместе с оставшимся трапом, ударило о скалу. До крови прикусывая губу, скрипя зубами, жмурясь до боли в веках, Лэм, всё ещё двумя руками удерживаясь за совсем не надёжную верёвку, попыталась подтянуться.

Попробовала найти опору под ногами, но сапоги скользнули по висящей лишь на одном крае доске, а затем и вовсе сорвали её ниже, вновь дав толчок всему, что осталось от моста. Нужно было карабкаться, так же медленно и осторожно, как во время самого перехода. Канат в любой момент мог лопнуть, а руки, даже в перчатках, горели от напряжения. Лэм думала лишь об одной мысли: как хорошо, что она проверяла мост сама.

Обрывки троса и связки досок продолжали лететь вниз, то и дело опуская висящую на канате Лэм ниже, заставляя её преодолевать пройденное вверх расстояние ещё раз. Она надеялась ухватиться за сколотый камень в отвесной скале, но каждый раз, когда она вытягивалась вперёд, переплетения и жгуты в верёвке тянулись. Рисковать, - больше уже имеющегося, - она не собиралась.

Карабкалась вверх, на одних руках, очень долго. Когда появилась возможность зацепиться руками за край земли, она сделала это и, из последних сил оттолкнувшись, забросила своё тело на влажную, холодную почву. Тяжело дыша, распластавшись, только-только отползая от края, она бы так и лежала, ощущая, как паническое состояние отступает, а адреналин, распаливший всё её тело, даёт знать о последствиях.

Только отдышавшись, Лэм включила вставленную в ухо гарнитуру, чтобы выйти на связь. Не хотела обсуждать этот момент или выслушивать комментарии Ганса, поэтому просто сообщила:
- Вам придётся найти другой мост. Проведу разведку с этой стороны. Будьте осторожны.

+1

12

Больше всего на свете Йохан ненавидел, пожалуй, беспомощность. Моменты, когда он не мог влиять на ситуацию. Потерю хотя бы видимости контроля. Как сейчас. Он даже не сразу понял, что в тот же момент, когда мост рухнул в бездну, рванул вперёд. И только позже осознал, что лежит на голой земле, едва ли не свешиваясь с края обрыва. Не сразу понял, что плохо видит не из-за дождя или забрызгавших стёкла капель, а потому, что от удара о землю очки полетели вниз, в туман. Когда же приступ страха - самого обыкновенного - немного сошёл на нет, Менгель поднялся на ноги и достал новые очки. Лишь убедившись, что Лэм не сорвалась со скалы вместе с мостом, выдохнул. Но всё ещё не спускал с неё глаз, присев у самого края, чтобы лучше видеть. Не спускал с неё глаз до тех пор, пока она не оказалась в безопасности. И только после этого позволил себе действительно дышать полной грудью. Обошлось.

- Ты тоже, - хрипло отозвался Ганс, выпрямляясь и всё ещё глядя в сторону Лэм. - Обещай мне.

Ей потребовалось время, чтобы отдышаться. Ламента разве что отползла за крупный камень, скрывая своё местоположение, но какое-то время всё равно лежала на спине, упав навзничь. Сложила руки на груди, смотрела в хмурое небо и мысленно радовалась тому, что обошлось без долгих и тяжёлых сцен со стороны Йохана.

Прежде, чем ответить ему, она поднялась на ноги и отряхнулась. Проверила дееспособность мышц и конечностей, потянулась. Тело, что было ожидаемо, отдавало болью от каждого сустава, но перенапряжение при таком экстремальном рывке было едва ли не минимальной платой за сохранённую жизнь.

- Принято, - Лэм отвечает кратко и на выдохе. Ей куда важнее было сейчас обнаружить другую часть с противоположной стороны горной кряжи над рекой.

Поэтому она уже осторожно передвигалась вдоль края, то и дело поглядывая или на другую сторону, надеясь различить силуэт Ганса, или на карту, пытаясь найти в ней подходящую сноску или отметку. Обогнув небольшую деревеньку, продолжала двигаться вдоль обрыва.

Йохан только кивнул самому себе. И, кажется, впервые за неделю пожалел, что не взял с собой Архимеда. Голубь всегда знал, когда его хозяину требовалось составить компанию, и, чёрт побери, сейчас был как раз такой момент.

Дождь даже не думал прекращаться, что хорошему настроению ни разу не способствовало. Доктор, предусмотрительно отойдя от края обрыва, огляделся по сторонам и тяжело вздохнул. Высокая скала с одной стороны, с которой они не так давно спрыгнули, давала понять, что там нового прохода не найти, если только не делать здоровенный обход, минуя, во-первых, поселения дикарей, которые они так старательно избегали, и, во-вторых, всё то же гнездо скальвов. Снова. Перспектива не радовала, потому Менгель только хмыкнул и развернулся в другую сторону. Вдоль обрыва ему идти пришлось не слишком долго - совсем скоро пропасть внизу расширилась, вынуждая сворачивать ко всё тем же поселениям дикарей. Чего делать совершенно не хотелось.

- Кажется, тебе придётся продолжить путь одной, - разглядывая сквозь дождь и туман скелет какого-то гигантского животного на растущей из бездны скале, обратился Ганс по ЭХО. - Всё ведет к тому, что это был единственный мост.

+1

13

Ламента бы соврала, если сказала, что не рада этому заключению. Вспоминая свой собственный переход на эту сторону реки, она едва ли хотела, чтобы доктор переживал схожий опыт. А потому она, ненадолго остановившись на утёсе, ответила Гансу в их общий ЭХО-канал:
- Передаю координаты оптимального для стоянки места. Разбейте лагерь и укройтесь. Я вернусь так скоро, как смогу.

Это был не просто самый разумный вариант - самый эффективный, как минимум, но и, по мнению Ламенты, единственно верный. Однако же, она почему-то внезапно оборвала свой инструктаж, не договорила. Только радовалась про себя, что Йохан сейчас не видит её лица.

- Доктор, - неуверенно начинает она ещё одно обращение, - Есть один способ попасть на эту сторону. Он опасный. Очень.

- Как и всё на этой чёртовой планете, - ответил хирург. Если уж выбирать между попыткой добраться до цели и ничегонеделанием, он предпочитал первое в ста процентах случаев. - Что за способ?

- В районе устья реки оба утёса становятся мягче. Насколько я могу видеть и оценивать, там достаточно выступов для спуска к береговой косе. Оттуда вы таким же образом сможете подняться на эту сторону. У меня есть верёвка, с подходящей высоты я смогу подстраховать. Но даже если гравитация планеты позволяет не бояться высоты, скалы и быстрая река с рифами всё ещё представляют смертельную опасность для спуска без специального инвентаря. Я не буду вас отговаривать, доктор, но, пожалуйста, дайте мне слово, что вы будете предельно осторожны и в случае критической ситуации отступите. Пока вы не окажетесь в моей зоне, я ничем не смогу вам помочь.

- Именно поэтому у меня есть щит, - быстрее, чем того требовала ситуация, отозвался Йохан. Уже обдумывал саму идею такого перехода, но, начистоту, не взвешивал все “за” и “против” и не был рационален. - Даже если сорвусь, думаю, успею активировать запасной аккумулятор.

Он глубоко вдохнул. Что же, кто не рискует, тот не добивается результатов. Сидеть где-то в безопасности и просто ждать, пока Лэм достигнет “Терминуса” и вернется, доктор не собирался.

- Я попробую, - решительно заявил он, подойдя чуть ближе к обрыву. - Можешь сориентировать меня, где лучше начать спуск?

- Продолжайте двигаться в сторону устья. Тридцать пять метров. Первый подходящий выступ. Следом вам придётся не прыгать, а спускаться аккуратнее на выбитый участок скалы ниже. Далее спуск становится более покатым.

У Лэм никогда не было проблем с координированием действий других людей. Когда ты достаточно умен, внимателен и находиться на отличной обзорной точке, имея на руках винтовку с оптическим прицелом, это не так и сложно.

Но обычно, даже в самых критических ситуациях, она направляла к своим целям подготовленных оперативников, которые ради их достижения обязаны были пожертвовать жизнями в случае необходимости.

С Гансом все было иначе. Строго наоборот. И пока он все ещё не мог видеть её, она сделала короткий глоток из фляги.

+1

14

- Принято.

Преодолеть эти тридцать пять метров было не сложно, как не было сложно найти и указанный выступ. Сложнее было заставить себя не торопиться, когда хотелось разобраться с ситуацией как можно быстрее, и действительно аккуратно спуститься, напоминая себе, что камень всё ещё влажный и скользкий от дождя, почему и надо выверять каждое движение куда как более тщательно. С этим, впрочем, особых проблем не было. Стоило только начать относиться ко всему происходящему как к очередной хирургической операции.

С одного выступа на другой, медленно, но уверенно. Пару раз приходилось останавливаться, когда сапог вдруг начинал скользить по камню, и удерживать равновесие, чтобы только потом продолжить путь. Йохан старался не смотреть вниз без особой необходимости - приближающийся шум воды и без того добавлял беспокойства, хотя, казалось бы, должно быть наоборот. Ведь это означало, что почти половину пути доктор уже преодолел. И действительно - через несколько выступов под ногами оказалась не голая скала, а мелкая галька, полоса которой тянулась достаточно далеко, чтобы с неё перебраться на соседнюю скалу.

- Фаза один закончена, - потерев глаза, прежде чем начать пересекать реку, сообщил Ганс по ЭХО. - Кажется, так принято говорить?

-  Да, если бы мы обозначали фазы, - рефлекторно ровным тоном ответила Лэм, поднеся к лицу так и находящуюся в руках флягу.

Дышать выходило через раз, а выдержка, с которой Лэм продолжала наблюдать за спуском доктора, действительно оправдывала её почти гордое звание профессионального снайпера.

Ей и самой нужно было подготовиться. Сориентироваться где именно будет подниматься Йохан, закрепить веревку на ближайшем дереве, проверить все узлы и высоту спуска, при котором она сможет подстраховать Ганса.

Сделала ещё один глоток и, кажется, впервые достаточно глубоко вдохнула воздух.
-  Поднимайтесь. Страховка подготовлена. Я помогу вскарабкаться.

- Я работаю над этим, - поглядев вверх, отозвался Йохан. Помедлил ещё какое-то время, собираясь с силами. Подниматься всегда труднее, чем спускаться, а уж в том, что этот подъем будет сложным, хирург ни капли не сомневался. И только выдохнул, прежде чем вскарабкаться на первый удобный выступ.

Выбирать уступы приходилось с расчетом на следующие, и хотя странная природная лестница не была такой уж крутой, к середине пути Менгель значительно замедлился. И вовсе не потому, что устал - хотя не без этого. И, возможно, именно из-за усталости ему казалось, что с этой стороны камни куда как более скользкие, а дождь как будто бы усилился. Протирать очки, чтобы лучше видеть, куда лезть, тоже приходилось чаще. Хорошего расположения духа это не прибавляло, и очень скоро доктор начал тихо ругаться себе под нос всякий раз, когда возникала необходимость срочно впечатываться в скалу, лишь бы не сорваться вниз.

- Не вижу веревку, - подняв голову, произнес Ганс. Дождь, похоже, и правда усиливался, поскольку дальше следующего камня хирург не видел ровным счетом ничего. И это было плохо. Очень. Плохо. - Можешь дать наводку?

+1

15

Для точности наводки Ламента, придерживая закреплённую верёвку, и сама подошла к самому краю обрыва. Аккуратно опустившись на одно колено, вглядевшись в туманную пропасть, далее она сверилась непосредственно с ЭХО-картой, а затем уточнила местоположение Ганса с помощью, опять же, оптического прицела.
- Пять метров выше, четыре левее. Будьте осторожны.

- Угу.
Пять чертовых метров и ещё четыре чертовых метра. И это не говоря о том, что и после ещё лезть и лезть. Помянув недобрым словом альпинистов (почему именно их - тот ещё вопрос), Йохан всё же двинулся дальше. Скорректировать маршрут “левее” вышло не сразу - наиболее подходящие для подъема уступы словно нарочно вели почти строго вверх, и когда на глаза доктору всё же попалась веревка, её конец болтался далеко внизу.

- Нашёл, - крепко ухватившись одной рукой за трос, он остановился, чтобы сделать передышку. - Дай мне минуту.

Ламента даже не планировала торопить Ганса. И хотя ей самой было бы куда спокойнее, окажись он как можно быстрее наверху, она прекрасно понимала, что спешка в этом деле может только навредить. Поэтому она была готова дать Гансу столько времени, сколько ему было нужно для того, чтобы перевести дыхание. К тому же, ей самой так же требовалось некоторое время для того, чтобы занять устойчивое положение. Встать нужно было так, чтобы иметь возможность и контролировать верёвку, и видеть при этом как поднимается Йохан.
- Жду вашего сигнала.

Отдышавшись, доктор вдруг подтянул до себя и край веревки. Это заняло ещё какое-то время, но стоило того. Просто потому, что опоясывать себя этой самой веревкой, не зная, где она кончается, не слишком-то удобно. А Менгель действительно опоясался, несколько раз проверив узлы - просто на всякий случай. Ладно, ещё и потому, что проклятые руки заранее начали ныть. Что не помешало хирургу взяться за трос чуть повыше узлов и, уперевшись ногами в скалу, сообщить:
- Готов.

Последний этап подъёма, где, казалось бы, можно было бы и немного расслабиться, но Ламента предпочла поступить наоборот. Напряжённая сильнее прежнего, сосредоточенная, крепко держащая верёвку, она произнесла в голосовой канал “Поднимайтесь”, а после, крепко опираясь на собственные широко расставленные ноги, начала создавать минимальное необходимое натяжение.

Она не могла и не хотела думать о том, что будет, если Ганс сорвётся, если не выдержит верёвка. Самое страшное - если она сама не удержит его. И без того параноидально подготовившая в голове заранее возможные действия для любой опасной ситуации, теперь она могла лишь технично помогать подъёма, приглядывая за Гансом сверху и направляя верёвку так, чтобы она не натиралась лишний раз об острые края камней.

+1

16

Было что-то странное в этом подъеме. Йохан, наверное, тысячу раз видел, как это делается, но никогда не думал, что ему это пригодится. Переставляя ноги и подтягиваясь на руках, он медленно, но верно поднимался всё выше. Черт знает, сколько времени у него на это ушло, но края обрыва он всё же достиг. И, оказавшись на твердой горизонтальной поверхности, только выдохнул. Стоять просто не мог, по причине чего и уселся прямо на землю.

- Спасибо, - помедлив всего каких-то несколько секунд, произнес доктор. - Это был… занимательный опыт.

Даже когда он оказался наверху, Ламента не могла спокойно выдохнуть. Как только появилась возможность, сразу же подхватила его. Крепко держа, усадила. Когда поняла, что до сих пор не отпустила, на ноги едва ли не подскочила. Чуть было не протянула ему собственную флягу, но очень вовремя изменила решение, предложив всё же бурдюк с обычной водой. На слов сил уже не было. Он был цел. Он добрался сюда. И это было самым важным, даже собственное падение уже практически не оставляло следов в памяти.

С благодарным кивком приняв бурдюк, Ганс сделал несколько долгих глотков, после чего поднялся, протягивая, во-первых, емкость, чтобы её вернуть, и, во-вторых, руку во всё том же очевидном приглашающем жесте. После всего произошедшего ему просто необходимо было обнять эту женщину. Убедиться, что она цела. Дать ей понять, что он сам в полном порядке.

Обычно в таких ситуациях Ламента Нокт не жаловала хоть какое-то проявление чувств или привязанностей. До тех пор, пока работа не будет выполнена, а эмоциональное состояние ещё способно влиять на эффективность исполнения. И сам факт того, что они оба едва ли не разбились о риф так нелепо и глупо некоторое время назад, лишь способствовал этой сдержанности.

Именно поэтому сейчас Ламента была несколько сконфужена. Все её безусловные рефлексы требовали продолжить функционировать и преследовать поставленную цель. Но что-то громкое и жаркое отчётливо било по мыслям с требованием выдохнуть, посмотреть на этого мужчину и кричать от радости из-за того, что он цел, стоит перед ней.

Выждав немного, она действительно обняла Ганса. Крепко, сильно, без какой-либо нежности, но со всем волнением в этом достаточно грубом жесте. Всё ещё нервная и напряжённая, она не произнесла ни слова, старательно обнимая этого мужчину, не переживая из-за разницы в росте и из-за того, что ей приходится прижиматься щекой к его груди.

Йохан и подавно не переживал, прижав Лэм к себе и наклонив голову. Плевать, что приходилось утыкаться лицом в её капюшон, главное, что вообще была возможность это делать.

- Не пугай меня так больше, - тихо произнес он, на короткое мгновение сжимая её ещё крепче, но тут же отпуская, боясь навредить. И, помедлив, спросил:
- Можем мы сделать привал при первой же возможности?

+1

17

Она не знала, что ему ответить, кроме как по делу. Не могла обещать, не могла давать слов, не могла гарантировать. В конце концов, рисковать собой и пугать людей - в этом и заключалась её работа. Помимо того, что она должна была обеспечивать безопасность этого человека.

Так и сейчас она сдержанно кивнула и указала на направлению, откуда пришла сама после того, как перебралась по мосту.
- Несколько заброшенных хижин. Можем устроиться в одной из них.

- Крыша над головой? Отлично, - он в свою очередь уверенно кивнул. Но прежде чем направиться в указанную сторону, отвязал от себя веревку, и, свернув, сколько хватило длины, протянул её Лэм. - Не забудь.

И без того не собирающаяся покидать утёс без своего инвентаря, она оставила замечание Ганса без какого-либо комментария. И хотя разговор у них особо не “клеился”, зато верёвка смоталась быстро, так же легко зафиксировалась подвижным узлом и была убрана в сумку. Ламента удостоверилась, что всё в порядке и более ничего не оставлено, осмотрела местность, и уже после направилась в сторону заброшенной деревни дикарей.

Несколько хилых лачуг склонялись под дождём, сильным ветром и тяжёлым туманом. Лэм выбрала наиболее крепкую, не такую кривую, как все остальные. Дверь пришлось выбивать плечом - старая фанера разбухла из-за воды и теперь не ходила на петлях. Внутри было тесно, сыро и прохладно, но, по крайней мере, не бил огонь. Можно было заняться закрытым небольшим очагом для того, чтобы согреться и высушиться.

- Скажи, чем помочь, - сказал Ганс, переступив порог и сбрасывая с себя рюкзак почти моментально, оставляя его чуть в стороне у стены. Местные явно самодельные низкие  табуреты не вызывали доверия, потому садиться доктор не спешил, лишь вопросительно глядя на Лэм. Потому что он всё ещё понятия не имел, что подобных ситуациях следовало делать. В конце концов, это был всего лишь второй его поход.

- Снимите и развешайте мокрые вещи в первую очередь, - без какой-либо “задней” мысли, Ламента указала на действительно важные для привала моменты, - В рюкзаке упакована смена.

Не отвлекаясь от разведения огня, Лэм свободной рукой притянула собственный рюкзак, чтобы извлечь из него небольшой походный чайник. Всё так же не переводя взгляды и не останавливаясь, продолжила:
- Так же упакован рацион для привала и, на всякий случай, несколько ловушек. Сможете установить вокруг дома? Ставите, взводите, присыпаете землёй.

- Думаю да, - доктор кивнул. - В каком радиусе?

- Десять метров и на сужение.

+1

18

Кивнув ещё раз, Йохан забрал из рюкзака ловушки и вышел наружу. Разобраться в их устройстве не составило особого труда (не важно, что при первой попытке взвести одну хирург едва не оттяпал себе пальцы), потому он аккуратно расставил каждую и, как мог, скрыл их наличие. Провозился довольно долго, но считал, что оно того стоило.

Вернувшись в хижину, незамедлительно стянул с себя пиджак, который промок не насквозь, но почти - рукава пришлось выжимать.

- Долго будет сохнуть, - переодеваясь в сухое, заметил Менгель. - Останемся тут до утра?

Пока Йохан разбирался с ловушками, Ламента закончила с очагом. Достала заранее приготовленные для привала пайки, вскипятила воду, чтобы разогреть кофе в термосе. Когда Ганс вернулся, она, так же избавившись от мокрой куртки и рубашки, сидела у самого огня. На вопрос доктора сдержанно кивнула.
- Ваш рацион на столе. Спальные мешки расстелены. Вам нужно отдохнуть.

- Как и тебе, - забирая свой паек со стола и точно так же усаживаясь поближе к очагу, заметил Ганс. - У тебя день был несколько более… насыщенным.

- Я в порядке, - Лэм ответила отстранённо.
Ей требовался отдых, поэтому она не стала сейчас уходить в караул, осталась в лачуге, чтобы утомлённым взглядом смотреть на огонь.
- Как ваши руки?

Доктор только хмыкнул. В порядке она, как же.
- Бывало и хуже, - поочередно размяв каждую, ответил он. Некоторое время молчал, занятый обедом (или ужином, кто теперь разберет), но всё же не удержался и заговорил снова:
- Ты как? Беспокоит что-нибудь? - и по тону, он надеялся, было понятно, что речь не только о физическом дискомфорте и повреждениях.

Ламента знала, что “бывало и хуже”, но её собственных волнений, как и всегда, это не отменяло. Как и не смогла она избежать рефлекторного сдержанного ответа:
- В полном порядке.

Какое-то время молчала, прекрасно понимая, что сейчас не самое подходящее время для привычной ей модели поведения. Выбирая между собственным спокойствием и долгом, она опять приходила к каким-то совершенно неожиданным выводам.

- Доктор, я не могу, - спустя несколько минут, наконец, выдыхает Лэм, - Работать с вами в команде.

Она понимает, что без какого-либо комментария это заявление может прозвучать колко и обидно. Всё равно предвкушая раздражение и недовольство Ганса, поясняет:
- Не могу позволить вам так рисковать собой. Подвергать опасности как профессионального бойца.

- Ауч, - снова хмыкает хирург. - Если бы я не был “ужасным гиперионовским учёным”, - сарказм в голосе сложно было не заметить, - то мог бы и обидеться.

И это действительно было несколько обидно. Йохан, пожалуй, мог бы даже понять Лэм, но всё ещё считал, что это просто нечестно.

- Я не просто так почти два года проработал полевым медиком, знаешь ли, - замечает он. И делает глоток кофе, прежде чем продолжить:
- Это, конечно, не делает меня “профессиональным бойцом”, но должно хоть чего-то стоить. До сих пор, мне кажется, я неплохо справлялся.

Менгелю подумалось, что им обоим повезло, что Лэм не знала его до того, как доктор получил свою вторую лицензию - гиперионовскую. Пандора научила его куда большему в плане выживания и борьбы за жизнь за гораздо меньший срок, чем все его скитания по шести галактикам вместе взятые.

- И, к твоему сведению, за эти два года я ни разу не пользовался системой “Новый-Ты”. Ни одного чертового раза.

+1

19

Ламента вздохнула. Поднялась на ноги и внимательно посмотрела на доктора. Прежде, чем ответить ему, сделала несколько шагов в сторону. Разговаривала словно с покосившейся стеной хижины, а не с Гансом, но, по крайней мере, так ей было спокойнее.
- Я знаю, на что вы способны. И не пытаюсь принизить ваши достоинства.

О, да, она прекрасно знала, что Йохан может постоять за себя. При необходимости он выбирался из любого положения не навыками, не силой, а хитростью, опытом и смекалкой. С учётом его упёртости, это становилось залогом достижения любой цели. Ламента знала это по себе.

- Но зачем вам рисковать собой, если я могу достать для вас всё необходимое, защитить вас? Тогда вам не придётся отвлекаться, не придётся тратить лишнее время и силы, отрываться от ваших исследований.

- Потому что нельзя расслабляться.

Ответ прозвучал тихо, но был категоричен донельзя. Да, Ганс был бы очень рад, если бы он мог большую часть своего времени посвятить науке, но он также знал и то, что без периодических вылазок рискует “потерять форму”, забыть, как держать в руке револьвер, и когда возникнет действительная необходимость в риске, попросту оказаться не готовым к тому, что Пандора может ему уготовить. Что один конкретный чёртов индивид, гуляющий по этой чёртовой планете может ему уготовить. Нельзя расслабляться. Нельзя терять хватку.

- Тебе не хуже моего известно, во что превращаются люди, живущие в безопасности, - щека нервно дернулась от одной только мысли, что однажды доктор может стать похожим на всех этих бесполезных “белых воротничков” из Перспективы. - Я не хочу этого.

- Я понимаю это, доктор, - Ламента согласно кивает. И хотя она продолжает говорить с Гансом, смотреть всё ещё предпочитает на лежащий в углу комнаты рюкзак.

То, что этот разговор даётся ей с трудом, было очевидно. Всеми силами стараясь говорить ровно и спокойно, она выдерживала длительные паузы и произносила слова намеренно отчётливо.

- Но между неоправданным риском и необходимой практикой есть разница. Я не хочу ещё раз наблюдать за тем, как вы рискуете разбиться об острые камни, потому что сама вам сказала об этом пути.

- Зачем тогда сказала? - без какой-либо задней мысли просто спросил Йохан.

- Потому что рядом с вами теряю компетентность, - Лэм ответила со вздохом.

- И это, по-твоему, плохо?

- Это опасно. Вы могли разбиться.

- Но не разбился. И, на секундочку, я держал ситуацию под контролем.

- Ваши руки, доктор. Я знаю, что у вас хватит сил и терпения справиться с чем угодно. Но если в ответственный момент ваши ладони сведёт, а меня, как в этот раз, не будет рядом, я никогда себе этого не прощу.

+1

20

Ганс поджал губы в гримасе не то недовольства, не то боли, отголоски которой действительно периодически навещали его.

- В этом не будет твоей вины, - твердо молвил он. - Вини того, кто оставил меня с такими руками, а не себя.

- Будет, - Ламента отвечает ощутимо резко, а поэтому поясняет спокойнее: - Я ответственна за вашу безопасность.

Считался с этим Йохан или нет, Ламента до сих пор сохраняла свои контрактные обязательства за собой, и в каком-то смысле продолжала держаться их с трепетом. Это было первоочередно. Другой работы у неё не было.

- К сожалению, я ничего не могу сделать для того, чтобы исправить это. Но позволить кому-либо ещё навредить вам я не могу. Тем более себе.

Доктор молчал. Пытался уложить услышанное в голове. Молчал долго. Пока, наконец, не произнес, глядя куда-то сквозь огонь очага:
- И что теперь? Запрешь меня в Заповеднике?

Ламента еле удержала себя от комментария в стиле “Нет, это ваши методы”. Ещё раз тяжело вздохнула. Подошла непосредственно к  Йохану, опустилась на колени, прямо на пол, рядом с ним.
- Нет. Но ни одна цель не стоит того, чтобы позволить вам рисковать собой.

- Но стоит того, чтобы позволить рисковать собой тебе? - резче, чем следовало бы, ответил Ганс. - Это хочешь сказать?

Она должна была как-то объяснить Гансу, что это не просто её работа. Это была самая её суть. Её тренировали и воспитывали для этого. Она жила только так, в таком стиле, в таком темпе. Единожды уходя на войну, люди не могли вернуться к обыденной жизни - каждый знал это, пусть и не всегда находил силы принять. К сожалению, в запасе Ламенты не было слов, способных передать её отношение к этому. И уж тем более она никак не могла объяснить этому человеку, что ради него готова на всё. От собственной беспомощности она, опустив голову, крепко сжала кулаки. Отвернулась к огню.
- Вы посвятили свою жизнь науке. Я - службе. Это моё призвание, понимаете? Вся моя жизнь.

- Это не значит, что твоя жизнь ничего не стоит, - отрезал Йохан. Выдохнул. Отставил в сторону термос, чтобы за подбородок мягко повернуть лицо Лэм к своему собственному. - И если ты не хочешь, чтобы я подвергал свою жизнь риску, то должна понять, почему я хочу, чтобы ты не поступала так же. Но я знаю, что уходя куда-то по своим делам, ты всё равно вернешься. Я верю тебе.

Удивительно, что слова находились словно сами собой. Доктор говорил, и был уверен в каждом произнесенном слове. Единственное, в чём он теперь сомневался…

- Ты однажды спросила меня, что тебе сделать, чтобы я тебе поверил, - он чуть склонил голову набок, глядя Лэм прямо в глаза. - Моя очередь это делать?

+1

21

Попыталась вспомнить, когда спрашивала это. Найдя ответ, напряглась и ещё раз крепко сжала ладони. Да, она всё же помнила тот разговор. И условия, в которых он проходил. Было удивительно, что после этого Ганс сохранял к ней хотя бы условное уважительное отношение. Поразительно, что пытался, наконец, начать сотрудничать, пусть и не в том виде, в каком ожидала Лэм.

- Доктор, я верю и доверяю вам. Но каждый раз, когда представляю, что с вами что-то может случиться… Просто ничего не могу поделать с собой. В конце концов, я солдат, доктор. Когда я работала в отряде, то, безусловно, переживала за своих товарищей, но знала и была готова к тому, что они пострадают или отдадут свои жизни. Таковы были условия. Но я не могу относиться так же и к вам. Просто не могу, даже если и хочу иметь возможность путешествовать и работать вместе с вами.

Ганс вдруг улыбнулся. Всего одна мысль вызвала у него сначала короткую улыбку, после столь же короткий смешок, попытка подавить который закончилась тотальным крахом, а после и вовсе заставила его тихо рассмеяться. Всего одна мысль - а как перевернула представление об этой женщине перед ним.

- Да вы, фройляйн, впечатлительны и с богатым воображением, - всё ещё тихо хихикая ответил хирург. - Вот уж не подумал бы.

Во-первых, она не могла понять, что стало причиной смеха. Во-вторых, такая внезапная смена настроения давала поводы для волнения, - хотя, казалось бы, стоило уже адаптироваться к эмоциональности и переменчивости доктора. В-третьих, её почему-то действительно волновало, смеялся Ганс над какой-то сторонней мыслью или всё же над ней самой. В итоге Лэм напрягалась и внимательно следила за лицом доктора. Глядела на него нахмурившись, тяжёло и прямо, словно ждала от него хоть каких-то объяснений этому странному заявлению.

- Ну-ну-ну, не хмурься так, - всё ещё державшая Лэм за подбородок рука переместилась к её щеке. - Если я попрошу тебя поменьше думать о том, что я вдруг умру - ты выполнишь мою просьбу? Потому что, кхм, я не собираюсь выяснять, что по ту сторону раньше времени.

С одной стороны, это снисходительное отношение в контексте шутки злило Ламенту. С другой стороны, их непонимание словно сходило на нет, и немного моральных унижений вполне могли сойти за цену.
- Постараюсь её выполнить, - всё ещё беспокойно ответила. Большего обещать не могла.

- Вот и хорошо, - Ганс наклонился, чтобы поцеловать её лоб. Выдохнул, прижимая женщину к себе. - Я знаю, что это не так просто, Лэм. Поверь, знаю. Но, пожалуйста, перестань держать меня за беспомощного. Ты знаешь, что это не так. Так что верь в меня хоть немного, а? В конце концов, это не я возвращаюсь после прогулок со шлаковым облучением, - он беззлобно хмыкнул. Вовсе не желал тем самым упрекнуть её или ещё что-то в этом роде - просто подчеркивал свою позицию.

Только Ганс мог все попытки урезонить его обратить против, пристыдить и, в конечном итоге, выставить себя в наилучшем свете. Лэм просто сдалась. Тяжело выдохнула и припала к его груди, вытягивая руки, чтобы обнять Ганса в ответ. Ей, кажется, на самом деле было стыдно. На секунду задумалась, что в его положении и сама бы скорее думала, что её держат за бесполезную обузу, а не заботятся и оберегают.

- Я не считаю вас беспомощным, - с трудом произнесла Ламента, понимая, что слова здесь едва ли помогут.

Напоминание о том, что она регулярно возвращалась в Заповедник с ранами и повреждениями, вдвойне пристыдило её. Неужели Ганс хотел заставить усомниться её в собственных способностях? Или же просто подтрунивает?

- В конце концов, вы так же неоднократно спасали меня, пусть и по-своему, - с ещё одним тяжёлым выдохом признаёт Лэм.

+1

22

- Стараюсь, - короткий смешок не заставил себя ждать. - Услуга за услугу, как говорится.

Йохан так же протяжно выдохнул. То, что они в кои-то веки пришли к какому-никакому взаимопониманию в этом вопросе, его, безусловно, радовало, но все эти долгие споры и обсуждения отнимали сил больше, чем ему бы хотелось. Потому доктор отстранился.

- И тебе, и мне надо отдохнуть, - заметил он и без того очевидную вещь. - Пообещай мне, что поспишь.

Услуга за услугу. Вот уж действительно. Хорошо, что не каждый их жест в сторону друг друга был столь же взаимным. Приложив к лицу ладонь и придвинувшись ближе к огню, Ламента протяжно выдохнула.
- Четыре часа - достаточно?

- Лучше, чем ничего, - Ганс кивнул и направился к своему спальному мешку. Уже устроившись, ещё раз посмотрел на снайпера. - И Лэм… Спасибо.

Лэм постаралась улыбнуться в ответ. Вышло вяло и посредственно, но на фоне всего сегодняшнего дня - это, пожалуй, был прогресс. Вздохнув, достала из рюкзака свой походный спальный мешок. Расстилая в стороне, произнесла:
- Не знаю, за что вы благодарите меня. Но… всегда пожалуйста?

Йохан только кивнул, закрывая глаза и засыпая почти сразу. День действительно выдался слишком насыщенным.

Для Лэм сон наступил, на удивление, быстро. И так же быстро закончился. Четыре часа и ещё пара десятков минут сверху - этого было достаточно. Быстро собравшись, растеплив очаг, оставив на столе походный завтрак, она покинула хижину. Проверила каждую ловушку, разведала округу, изучила наличие следов. Не обнаружив ничего подозрительного или намёков на людей, исследовав дорогу к гиперионовскому кораблю, она вернулась.

Менгель к тому времени только-только продрал глаза и заставил себя подняться. Первым делом проверил, высохли ли вещи, и, убедившись в этом, тут же влез в пиджак. Уже после этого принялся за еду.

- Как там погода? - поинтересовался он, потирая висок. По крыше как будто бы ничего не стучало, но это вовсе не означало, что дождя нет совсем. - Немного солнца не помешало бы, как думаешь?

- Пасмурно, без осадков, ветер, - лаконично ответила Ламента, убирая обёрнутые мешковиной ловушки в рюкзак, - До верхнего утёса дорога чистая. Если выступим сейчас, к ночи сумеем вернуться в Грот.

- Лучше, чем вчера, - Ганс вздохнул. - Надеюсь, дождя больше не будет.

Воды ему хватило и вчера. Настолько, что доктор начал всерьез скучать по вечно солнечным Пескам.

- Тогда не будем терять времени, - быстро закончив с завтраком, Йохан так же быстро собрал свои вещи. По привычке проверил кобуру и крепление пилы, прежде чем они выступили.

Ветер, хоть как-то разгоняющий оставшуюся со вчера в воздухе влагу, действительно был в разы лучше падающих с небес тяжелых капель. Земля под ногами просохла достаточно, чтобы не скользить при каждом шаге, что тоже не могло не радовать. Поберечь силы для обыска корабля стоило хотя бы потому, что сам корабль, который теперь даже можно было разглядеть, если поднять голову, был достаточно большим, а схемы его внутреннего устройства у них, конечно же, не было.

- Самые очевидные помещения, вероятно, уже обнесли, - рассуждал хирург вслух, время от времени поглядывая на разбитый фюзеляж за скалами. - Насколько крепкие у тебя сапоги? В эти трещины наверняка воды натекло по самое колено.

+1

23

Остановившись буквально на несколько мгновений, Ламента внимательно посмотрела на виднеющийся среди вершин корпус корабля. Продолжив путь, не оборачиваясь, уточнила у доктора:
- Известны другие случаи проникновения на “Терминус”, кроме Искателей Хранилища?

Судя по тому, что вообще происходило на Эйгрусе, после того, как последние покинули континент, больше никто не рисковал здесь обитать. И это было понятно. Но на “Терминусе” наверняка оставался чёрный ящик, и Лэм не знала, извлекался он кем-либо или нет.

- Достаточно крепкие, - уверенно ответила на второй вопрос доктора, мимоходом глянув на высокие, плотно зашнурованные солдатские сапоги.

- Если и известны, то не мне, - Йохан хмыкнул. - Но это же Пандора. Всё, что плохо лежит, уносят сразу.

Оставалось надеяться, что охранные системы корабля ещё хоть как-то работают - или работали - и были способны отпугнуть незадачливых любителей мародерствовать. Абсолютно полагаться на это, впрочем, не стоило.

Очень скоро на пути стали попадаться уже знакомые им тотемы. Облезающая с них слоями краска давала понять, что присматривать за ритуальными (или для чего они ещё тут были) предметами некому уже очень давно. Вспоминая мост - не удивительно. Не то чтобы доктор всерьез думал, что дикари способны вовремя оценить опасность постоянных переходов по таким ненадежным конструкциям, но так или иначе - когда после поворота тропы на глаза показалась ещё одна группа хижин, жилыми они были не более, чем та, в которой “туристы” оставались на ночлег.

Сквозь небольшой открытый грот вышли к заметно сузившейся тропе, что снова уводила вверх вырезанными в камне ступенями. Поднявшись, оказались у очередного препятствия. Постройки по разные стороны очередной пропасти, слишком цивилизованные по пандорским меркам, чтобы быть творением рук дикарей, соединялись мостом на добротном металлическом каркасе. Вот только последняя часть моста больше напоминала вход в какую-нибудь крепость, о каких писали в старых-старых романах. Она была поднята. Опускаться, очевидно, должна была с той стороны.

- Приехали, - мрачно заметил Менгель. Не с его зрением было высматривать переключатели или способы опустить кусок моста с этой стороны, потому он просто остановился на площадке, будто специально обустроенной для осмотров окресностей - на ней даже перила были. Низкие, всё ещё небезопасные, но были.

Где-то высоко в небе снова раздался свист, обычно издаваемый спорами. И правда - одна такая кружила прямо над головами двух людей, и доктор невольно задался вопросом, сколько времени пройдет, прежде чем та высыпет на них весь свой защитный арсенал.

Чем ближе к “Терминусу” они подбирались, тем надёжнее и качественнее становились постройки вокруг. Но даже это не спасало местные пейзажи от серости и заброшенности - отсутствие следов людей делало своё дело. Когда они подошли к подъёмному мосту, Лэм даже несколько удивилась технологичности конструкции, задумавшись о том, что, помимо всего прочего, доктор Накаяма поставил на местных аборигенах крайне любопытный социальный эксперимент. Судя по всему, ранее здесь обитали самые выдающиеся дикари. Те, кого профессор мог оставить ближе к себе.

Однако, несмотря на то, что деревня давным давно была заброшена, мост всё равно был поднят. Быстрый осмотр показал, что управляющий рычаг был на другой стороне. И вот это уже было любопытно. Видимо, последний посетитель вершины сделал всё, чтобы за ним никто не мог проследовать. Были ли это Искатели Хранилища или нет, Ламента не могла сказать наверняка. Знала одно - им нужно на другую сторону, а, значит, она должна была придумать, как опустить мост.

Спустившись на небольшую деревянную террасу над обрывом, она снизу осмотрела всё строение моста. Опустила винтовку, понимая, что оптический прицел ей здесь ничем не поможет, в отличие от точного анализа пространства вокруг. Лэм вытащила из внутреннего кармана куртки визор, всё ещё почему-то представленный в виде солнцезащитных жёлтых очков, - почему-то ей очень нравился этот образ.

Ещё некоторое время она молча осматривала находящийся на противоположной стороне обрыва спусковой механизм моста. Шестерни, двутавры, балки, всё просто. За исключением того, что рычаг был обломан, и с этой стороны на него уж точно никак нельзя было повлиять. Как ничего бы и не дала обычная стрельба по ходовой части механизма. Но было кое-что, что могло воздействовать на напряжённый и вставший механизм.

Убрав за спину винтовку и сняв очки, Лэм ещё раз обратилась к внутренним карманам своей тяжёлой походной куртки. Новый револьвер идеально лежал в руке. Пройдясь по террасе, словно примеряясь, Ламента встала буквально в метре от перил. Выпрямилась, принимая едва ли не дуэлянтскую стойку, развернувшись на три четверти, заведя одну руку назад. Вскинув же правую, сжимающую револьвер, прицелилась “на глазок”, - отвыкла работать без оптики, но ведь должна же была быть хорошим стрелком и без этого преимущества.
Барабан фирменного револьвера от “Джейкобс” был опустошён полностью. Ламента сделала несколько точных выстрелов, технично, строго, сдержанно, не тратя время и уж точно не водя рукой под отдачей тяжёлого револьвера. Физическое и баллистическое воздействие выстрелов было не так и важно, хотя нужный несущий профиль основного винта прогнулся глубже. Главную роль сделал огонь, деформировав крепёж, размягчив его. Старый ржавый механизм со скрежетом начинал проседать, двигаться, пока, наконец, крытый мост с оглушающим грохотом не упал.

Удержаться от довольной улыбки Лэм не смогла, убирая револьвер назад.

+1

24

Йохан, в свою очередь, тоже улыбался, совершенно этого не пряча. Тому было две причины: во-первых, револьвер он всё же подобрал действительно актуальный и, во-вторых…

- Отлично, - совершенно искренне похвалил он Лэм. В том, что снайпер с револьвером будет обращаться ничуть не хуже, чем с винтовкой, доктор нисколько не сомневался, но лишнее тому подтверждение его только радовало. Быстро посмотрев на карту, добавил:
- Теперь должно быть уже недалеко.

Мост пересекали под всё тот же свист споры над головами, которая как будто бы спустилась ниже - короткого взгляда, брошенного в её сторону, Менгелю было явно недостаточно, чтобы оценить расстояние, да и не слишком-то оно его волновало. Миновав постройки, по тропе вышли к широкой площадке непосредственно перед кораблем. Две огромные статуи, в которых без труда узнавались гиперионовские грузчики, определенно произвели бы впечатление на какого-нибудь любителя изучать пандорскую “дикую” культуру, но для Ганса это были всего-лишь большие размалеванные роботы.

- Знатно этим идиотам голову задурили, - хмыкнул он, проходя дальше, чтобы увидеть открытую здоровую дверь. Мысль о том, что всё самое легкодоступное с “Терминуса” вынесли, только укрепилась. - И к слову о роботах, - доктор вытащил из внутреннего кармана пиджака пачку карточек, и принялся их перебирать, периодически усмехаясь. Наконец, протянул Лэм ключ-карту на имя Генри Питерсона - гиперионовского учёного с достаточно высоким доступом в отделе Исследований и Разработки ещё с “Гелиоса”. Погиб последний при весьма печальных обстоятельствах, но в “Гиперионе” очень халатно относились к состоянию персонала, и учетные записи мертвых сотрудников ещё долго могли оставаться активными. - Если это не успокоит системы безопасности, то я не знаю.

Некоторое время Лэм смотрела на двух тотемных стражей. Судя по её выражению лица, она никак не могла уложить в своей голове необходимость существования языческих роботов-погрузчиков. Это было слишком. Нет слов, просто нет слов. Понимая, что если будет смотреть на них ещё хоть сколько-нибудь, то начнёт проникаться таким претенциозным объектом искусства, Ламента быстро тряхнула головой и так же поспешно удалилась, промежуток под огромными манипуляторами едва ли не перепрыгивая.

Когда оказалась непосредственно перед проходом на корабль, в первую очередь обратила внимание на то, что блокирующие вентили уже были выставлены в нужном положении, а металлический лист прохода был задвинут, но не заблокирован. Однако же рисковать она не стала, и, подстраховав себя данными, получаемыми с визора, в первую очередь обратилась непосредственно к терминалу.

Не удивилась, что терминал не работал. Да и визор говорил о том, что активных источников энергии или сигналов здесь нет. Карточка Генри Питерсона могла пригодиться позже, поэтому Лэм держала её под рукой. Не без труда, с гулким металлическим скрежетом, она всё же отодвинула одну из ставней в сторону. Её нужно было держать до того, как она снова захлопнется, поэтому, прижавшись к ней, Лэм просто кивнула в сторону темного нутра разбившегося корабля.

Гансу не нужно было дважды повторять, потому он просто протиснулся внутрь, отступая достаточно далеко, чтобы дать Лэм необходимое пространство, но не достаточно, чтобы забрести куда не надо раньше времени.

Несмотря на здоровенные дыры в обшивке, на корабле царил полумрак - во многом из-за непогоды снаружи. Доктор достал из внешнего кармана рюкзака фонарь. При первом же кратком осмотре окружения луч света выхватил в пространстве слишком хорошо знакомый сателлит станции “Новый-Ты”. Неработающий сейчас, но насколько действительно исправный - выяснить без подключения источника питания возможным не представлялось.

- Не слишком Накаяме это помогло, а? - кивнул Йохан на станцию. - Надеюсь, Быстрое Перемещение тут где-нибудь тоже есть.

Карабкаться по скалам вновь, чтобы вернуться в Грот Охотника ему совершенно не хотелось. Но до того ещё нужно было осмотреть всё остальное. Поведя фонарём, в другую сторону, хирург как будто бы сумел разглядеть открытый технический тоннель - попасть в который иначе как согнуться в три погибели было бы решительно невозможно. Вспоминая опыт трехмесячной давности… То ещё развлечение.

+1

25

Ламента ненадолго задержала взгляд на неактивной станции “Новый-Ты”. Так как она не представляла никакого интереса, Ламента не стала изучать её подробнее и прошла вглубь разрушенной палубы корабля. Столкновение “Терминуса” со скалой оставило рваные края, вывернув вовнутрь металлические листы. Разодранная обшивка не позволяла пробираться далее, к носу корабля. Но под светом фонаря можно было различить не коридоры судна, а каменистые своды и серые кустарники, скрытые за свисающими с потолка решётками, плитами и трубами.

Вспомнив, как “разорванный” на части “Терминус” выглядел со стороны, Ламента не стала удивляться подобной картине и внутри судна. Ещё немного походив по покосившемуся низкому помещению, Ламента пришла к выводу, что другого пути у них нет, кроме как обнаруженный технический туннель. Понятное дело, пропустить Ганса вперёд она не могла, но вспоминая недавний тяжёлый разговор, она избрала другую тактику составления плана. Глубоко втянув воздух и крепко зажмурившись, она тихо обратилась:
- Если вы не против, - произносила каждое слово раздельно, отчётливо, не без нажима, выдающего всю трудность этого уступка, - Я бы хотела разведать этот туннель.

- Просто будь осторожна, - Йохан кивнул.

Так же кивнув в ответ, Лэм удобнее перехватила фонарь и, согнувшись, пролезла в туннель. Ползла на корточках, спасая голову от удара о потолок, не так и долго, когда наткнулась на отсутствие выходного люка и тёмное пространство далее. “Продвигайтесь” - передаёт в ЭХО-канал сигнал Йохану и вытягивается вперёд, пытаясь оценить, как высоко им падать вниз.

Как доктор и предполагал - не согнувшись в три погибели передвигаться по тоннелю возможным не представлялось. По крайней мере не приходилось ползти на руках - уже хорошо. За отсутствием необходимости смотреть по сторонам, Ганс не то чтобы был против наблюдения выхваченного из темноты впереди вида. Самодовольная ухмылка не заставила себя ждать, но от едкого комментария он всё же удержался. Только спросил:
- Что там?

- Точно не знаю, - тихо ответила Лэм, ещё сильнее вытягиваясь вперёд.
Медленно развернувшись в узком и низком проходе, она ухватилась за край туннеля, чтобы свеситься вниз. Осторожно соскользнув вниз, осветила пространство для того, чтобы безопасно приземлиться. Упав и быстро сгруппировавшись, вытянулась на одном колене, поспешно осматриваясь и выцепляя рассеянным лучом света силуэты в темноте.
- Прыгайте, - сообщает она Гансу и делает шаг в сторону, чтобы подстраховать и поймать его, - Не так высоко.

В отличие от Лэм, Йохан просто физически не смог бы развернуться, чтобы покинуть тоннель не с грацией картофельного мешка. Потому, заранее зная, что ничем хорошим это не кончится, вздохнул. Но оставаться на месте не стал, буквально вываливаясь наружу и встречая пол едва ли не лицом. Вскочил тут же хотя бы потому, что этот самый пол оправдывал недавние догадки хирурга - воды было не по колено, но достаточно, чтобы снова промочить так старательно высушенную одежду.

- Восхитительно, - оглядывая себя и стряхивая ещё не успевшие впитаться в ткань капли, произнес Менгель тоном совершеннейшего неудовольствия. - Не думал, что скажу это, но лучше бы дождь всё ещё шёл.

Сдавшись в попытке привести себя хотя бы в относительно приличный вид, доктор вздохнул ещё раз. И поднял взгляд, направляя фонарный луч следом.

- Просторно, однако.

Когда Йохан свалился, Лэм моментально оказалась рядом с ним, протягивая руки, подхватывая, помогая встать. Только удостоверившись, что он ничего не разбил при падении, отошла в сторону, продолжая осмотр тёмного просторного помещения. Судя по пейзажам, это было ещё одно место непосредственного удара о камни - это объясняло виднеющиеся в полумраке силуэты вершин наверху, а так же мох поверх металлических листов под ногами.

На тянущихся по краям просторного зала балконах виднелись прочные двери, уводящие, вероятно, на другие палубы корабля. Но визор продолжал собирать данные о том, что нигде не обнаруживается даже самый слабый электронный или энергетический сигнал. Ламента ставила на то, что двери заблокированы намертво и, более того, заржавели, набухли и вдавились в ставни.

В отдалении виднелся ещё один балкон, а прямо под ним - платформа, обычно являющаяся источником проецируемой лестницы или моста. Ламента разумно предположила, что им стоит подняться туда - других проходов всё ещё не было. Оставалось решить, как именно это сделать.

+1

26

Оцифровщики роботов по периметру. Части самих роботов в воде. Если бы Йохан не знал наверняка, он бы подумал, что тут обитал какой-нибудь инженер, а не флорист. Скелет огромного мордоплюя, выхваченный ненароком из полумрака, могу бы развеять это заблуждение. И ещё он определенно производил впечатление.

- Должно быть ставил опыты со шлаком, - разумея Накаяму, кивнул в сторону скелета Менгель. - Других способов добиться таких размеров за короткое время просто нет.

Уж о чём, о чём, а об экспериментах с побочным продуктом переработки эридия доктор много мог бы рассказать. Мог бы, но не стал. Большая часть ему известного уже была отражена в его научной работе на эту тему.

Мужчина повел фонарем, разглядывая балкон без голографической лестницы. Погнутые и местами обломанные перила оного выглядели не слишком надежно, но если бы удалось за них зацепиться, дальнейший подъем не должен был доставить хлопот. Особенно с учётом вчерашней их тренировки по подтягиванию на руках.

- Сюда, - Ганс проследовал к стене прямо под балконом. Типично гиперионовская, та была с огромным металлическим “плинтусом” у основания и несколькими наклонными подпорками. Забравшись на этот самый плинтус у одной такой подпорки, хирург посмотрел вверх. И действительно, с этой позиции накренившийся в этой стороне балкон становился куда как ближе.

- Должна достать, - констатировал доктор, убирая фонарь. Подставил сцепленные замком руки, чтобы подсадить Лэм. - Давай.

План доктора должен был сработать, но им стоило учитывать ещё один фактор. Уточнить который и взялась Ламента:
- Вы уверены? - она задержала взгляд на сцепленных ладонях Йохана.
Пусть она была сколько угодно меньше самого Ганса, со всем своим инвентарём всё равно весила немало. И даже если ей нужно было лишь приподняться и зацепиться за край балкона, это всё равно могло навредить.

Доктор только поморщился:
- Давай.

Лэм кротко кивнула в ответ. Постаралась вскарабкаться наверх как можно быстрее. Перила балкона, старые и проржавевшие, опасно скрипели, когда она забиралась дальше на металлическое покрытие. Как только ей удалось встать на ноги, она, одной рукой ухватившись за поручень, вторую протянула вниз Гансу, вытягиваясь к нему навстречу.

Йохан выдохнул, прежде чем подпрыгнуть. Вцепившись в протянутую руку, сам попытался достать и до края балкона, чтобы проще было забираться. Достать-то достал, но пальцы соскользнули. Ощущая, что и вторая рука выскальзывает из хватки чужой ладони, хирург посмотрел вниз, под ноги, понимая, что придётся падать. И делать это абы как он не хотел.

Приземлился на удивление аккуратно, пусть и на самый край плинтуса. Покачал головой:
- Не так. Думаешь, перила выдержат, если я буду взбираться по веревке?

+1

27

Когда Ламента поняла, что не удержит, то, наплевав уже на собственную устойчивость, протянула и вторую руку. Было поздно, но рефлекс остановить сложно. Крепко сжав и пустые теперь ладони, и без того искусанные губы, Ламента резко подалась назад, снова хватаясь за перила, чтобы так же не упасть следом, так как прогнувшаяся плита балкона из-за всех движений начала раскачиваться. И это было ответом на вопрос Ганса.

- Быстро осмотрюсь, - включая визор и отходя в сторону, предупредила Ганса.
Коридор, уводящий с балкона был только один, и за ним Лэм скрылась достаточно быстро. Так же скоро вернулась.
- Доктор, запасной аккумулятор с собой?

- Всегда, - отозвался Йохан, отходя чуть назад, чтобы в случае чего не оказаться погребенным под листами металла. Снова достав фонарь, осмотрелся ещё раз. - Почему спрашиваешь?

- Возможно, смогу подключить резервы.

- Мне потребуется минута..

На самом деле - несколько дольше, чем минута. Подключенный напрямую к щиту, запасной аккумулятор нельзя было просто снять, не сняв самого щита. И вот тут крылся подвох.

Вздохнув, Менгель подошел к нескольким раскрытым и давно пустым ящикам, чтобы положить на один фонарь так, чтобы тот не свалился в воду. Развернуть ЭХО-дисплей, найти в меню щит. Отключить. За последние почти полтора месяца доктор делал это настолько часто, что почти не ощутил пробежавшего по нервам разряда. Поморщился скорее по привычке, чем действительно от боли. Игнорируя сигнал ЭХО об разрядке щита, положил последний на соседний от фонаря ящик. Тут же разложил хирургический набор - за неимением других инструментов, пользоваться приходилось тем, что есть. Провозившись с контактами ещё пару минут, Йохан снял, наконец, аккумулятор. И, свернув весь свой инвентарь, снова подошёл к балкону.

- Лови, - предупредил доктор, прежде чем действительно бросать.

Она не спускала глаз с Ганса всё то время, что он разбирал собственный щит, невольно вспоминая, как им должна ощущаться процедура отключения. Но это должно было стоить того - ведь, поймав блок питания, Лэм так же быстро удалилась всё в то же небольшое помещение за коридором.

Спустя ещё несколько минут на балконе над проходом тускло загорелась жёлтая аварийная лампа. Следом, с соответствующим лёгким гулом, в воздухе над платформой появились три ступени. Достаточно для того, чтобы быстро вскарабкаться и при этом не “посадить” всю батарею сразу.

+1

28

Отдельного приглашения ему не требовалось. Широты шага Йохана было более чем достаточно, чтобы преодолевать расстояние между “ступенями” и не бояться при этом упасть. Но под ноги он всё равно смотрел. На всякий случай.

Времени ему хватило, чтобы достигнуть вершины ровно в тот момент, когда последняя ступень с мерцанием исчезла из-под его ног. Хирург хмыкнул и кивнул Лэм:
- Неплохо придумано.

В который уже раз воспользовавшись фонарём, он осмотрелся в помещении, в которое попал. Несколько столов, всё те же разбросанные части роботов, разбросанный лабораторный инвентарь (какое варварство), несколько, опять же, не работающих терминалов.

- Едва ли здесь найдется черный ящик, - проходя ещё чуть дальше, Ганс заметил отключенного Строителя. - Ого.

Лэм сидела на полу, держа в руках выдвижную плиту трансформаторного шкафа, встроенного в обшивку корабля. Выглянула из-за угла, чтобы удостовериться, что Ганс поднялся, а после этого опустила вниз рычаг рубильника. Аварийного освещение моментально погасло. Ступени, мерцая, растворились одна за другой.

- Если нам повезёт, остатков питания хватит на одно путешествие, - Ламента поднялась на ноги и указала на стоящую станцию быстрого перемещения, - Чёрного ящика здесь быть и не может. Он должен быть на мостике, а туда нам не добраться. По крайней мере, без страховки и оборудования. Возможно, позже, если сможем донести мистеру Уильямсу важность этой операции. Но, судя по всему, именно эта каюта была последним местом обитания профессора Накаямы. Из терминалов ещё можно извлечь жёсткие диски.

- Займусь ими, - отвинчивать панели скальпелем Йохану было не впервой. Но сначала он поднял с пола микроскоп. Проверять работоспособность оного сейчас смысла не было, потому доктор просто убрал оборудование в цифровой рюкзак. Оцифровка, всё же, вещь полезная.

- Если повезет, вон в том большом жёлтом друге может оказаться батарея помощнее, - он кивнул в соседнюю комнату. - Если его не разобрали до нас, то очень даже может.

Он ещё раз осмотрел помещение - на предмет инструментов, более подходящих для работы с винтиками. И даже действительно нашел отвертку. Которую и подобрал, чтобы в следующий момент присесть возле ближайшего терминала и начать его разбирать.

- В следующий раз - если он будет - надо привести кого-нибудь из инженеров, - не оборачиваясь, методично выкручивая панель, сказал Ганс. - Если Строитель исправен, это сильно порадует Перспективу, как думаешь?

+1

29

Лэм сняла с плеч рюкзак и футляр с винтовкой, оставила их возле станции быстрого перемещения.
- Проблематично транспортировать, - критично подметила, рассматривая Строителя уже вблизи, - Разобрать, вывести. Главное объяснить мистеру Уильямсу, что выделение нескольких инженеров с эскортом окупит расходы.

Говорить о том, что она бы и сама вызвалась добровольцем, не стала. И так уже думала о том, что после того, как всё закончится, возможно, стоит переводиться в службу безопасности Перспективы. Между тем, осмотр Строителя всё же дал свои результаты.
- Есть аккумулятор. Но стационарный. Если установим, после перемещения узел будет доступен, пока резерв не закончится.

- Уильямс не единственная шишка, - Йохан пожал плечами, складывая жесткий диск в рюкзак и переходя к следующему терминалу. - К тому же, дополнительный модуль оцифровки никогда не бывает лишним.

Доктор вдруг задумался над тем, что такая штука пригодилась бы в Заповеднике. Но этот вариант может и отпасть, если...

- Сколько это по времени выйдет, можешь хотя бы примерно сказать?

- Не могу сказать. На аккумуляторе нет индикатора. Скорее всего он почти истощён. Если за нами не было хвоста, - едва ли стоило удивляться подозрительному настроению Ламенты в любой ситуации, - Это не повлечёт никаких последствий.

Пока доктор занимался терминалами и оборудованием Накаямы, Лэм изучала склад профессора. Большинство грузовых контейнеров с фирменной корпоративной символикой уже были вскрыты, на некоторых виднелись следы монтировок. В каких-то лежала только смягчающая прокладка, а груз давным давно был похищен. Где-то ещё лежали не такие привлекательные для воров табельные пистолеты от “Гипериона”. И всё же парочка оружейных шкафов в углу помещения были закрытыми.

- Какой красавец, - прошептала Лэм, когда вскрыла один из них и сразу же протянула руки к винтовке на стойке.

- В любом случае, перемещаться что в Перспективу, что в Заповедник при таких обстоятельствах смысла нет, - Ганс убрал в рюкзак ещё один диск, и переместился к последнему терминалу. - Будь батарея хоть сколько-нибудь жизнеспособна, можно было бы это сделать. Привести назад инженера, чтобы тот изолировал узел и поставил более надежный источник питания. И всё. Последующие “экспедиции” были бы в разы проще.

Система Быстрого Перемещения действительно могла бы помочь избежать ненужных длительных переходов по горам. В обратном случае, придется как минимум прокладывать новый мост, чтобы не карабкаться опять по скалам. Летун мог бы решить эту проблему, но Менгель сильно сомневался, что Перспектива пойдёт на что-то на подобное. Не с безумной женщиной со сверхъестественными силами под боком.

- У меня, похоже, всё, - отходя от терминала произнес Ганс. - Был ли от этого толк, узнаю, видимо, не скоро. У тебя как?

- Мне в любом случае необходимо вернуться в Грот.
Действительно, в доме Охотников её всё ещё ждал кровокрыл, а так же Лемминг, которому она должна была ответить насчёт членства в их скромном милом клубе джентльменов и туристов.
- Пара ящиков табельных пистолетов, коробка реквизированного оружия других производителей.
К этому моменту она уже вытащила стоящую в ящике винтовку и примерялась. Легко узнавался “Джейкобс”, но тяжёлые металлические вставки казались необычными. И именно их Лэм теперь пыталась рассмотреть под светом фонаря. Это была не оружейная сталь, не привычный композит металлов, хотя по переливу цвета и было понятно, что это сплав.
- Мне потребуется делать запрос, чтобы оставить этот экземпляр себе, или профессор Накаяма эвакуировался без накладной?

+1

30

- Даже если бы с ней, вряд ли ты будешь сверкать этой штукой в Перспективе. Остальное всегда можно списать на мародеров.

На мародеров очень много чего можно было списать. Особенно, если имя этим мародерам - Искатели Хранилища.

- Так что бери, не стесняйся. Просто не пиши о ней в рапорте, - Ганс усмехнулся.

- Действительно, - выдыхает Лэм, не слишком-то привлечённая необходимостью что-то утаивать от руководства. Но, что уж там, крепкая высокая винтовка, всё ещё находящаяся в её руках, а не убранная в цифровое хранилище, очевидно, того стоила.

Поняв, что всё ещё тратит на неё время, изучая и вертя в руках, быстро откашлялась и отошла подальше от всех ящиков, чтобы развернуть ЭХО-дисплей. Новая снайперская винтовка заняла свою ячейку среди оцифрованного инвентаря.

- На отчёте всё равно должна стоять ваша подпись.

- Тем более, - доктор кивнул. - Так или иначе придётся ещё и собственный составлять. Но не раньше, чем посмотрю, что на дисках.

“Гиперион” или нет, а Менгель не собирался просто так отдавать результаты своих поисков в чужие руки. Сначала следовало просмотреть данные самому, и, возможно, перенести некоторые массивы в собственные “закрома”. Если там действительно обнаружится что-то полезное, хирург не хотел, чтобы дальнейшее исследование поручили кому-то другому. Вполне могли, учитывая обстоятельства.

- Можем возвращаться, думаю, - в последний раз оглядываясь, подвел итог Йохан и кивнул на станцию. - Только ради всего святого, куда-нибудь поближе к конечной точке.

- Немного всё равно придётся пройтись пешком.

Ещё некоторое время Лэм, пыхтя и тихонько ругаясь чуть ли не на своём родном языке, возилась со станцией быстрого перемещения. Сначала пыталась установить аккумулятор, после этого - загрузить интерфейс. Ещё немало времени ушло на то, чтобы на слабом проекторе найти нужный узел для перемещения. Но в конечном итоге им всё же удалось телепортироваться. И теперь их снова ждал спуск в грот и небольшая прогулка до дома.

Пока Лэм возилась со станцией, Ганс возился с собственным щитом. Передвигаться по Пандоре без него - безумие. Тем более, что снова придётся идти пешком.

- Я бы сказал, это была очень продуктивная неделя, - уже во время спуска по знакомой лестнице, заметил доктор. Снова взял женщину за руку, прежде чем пойти в сторону Дома Охотников. “Задание” было выполнено, так что не было нужды выдерживать небольшую, но всё ещё дистанцию, чтобы не отвлекаться. - Как думаешь?

+1


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » Научные вершины