[SPN: the new adventures]yellowcross ВЕДЬМАК: Тень Предназначения”Dragon


Каталоги и Топы

Зефир, помощь ролевымLYLWhite PR

Tales from the Borderlands

Объявление

Гостевая | Путеводитель | Чат


Рейтинг форумов Forum-top.ru

Разыскиваются:

Джейни Спрингс | Теят | Список акций

Сейчас на Пандоре:

Декабрь, 5257 год. Алые Налётчики повторяют ошибки тех, против кого сражались. Крупные бандитские кланы готовы пойти на перемирие ради того, чтобы объединиться против Нового Убежища. Со Старого Востока дуют тревожные ветра.

Рейтинг безбашенности


Практически единогласно все сошлись на том, что Алекс - один из самых крутых, суровых и безбашенных мужиков на Пандоре. Сохраняет верность банде, поднимает деньги, способен перепить Зафорда, делает самые мощные самокрутки на континенте. В общем, чертовски хорош.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » Скаг на раскалённой крыше


Скаг на раскалённой крыше

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Роковые ошибки иногда маскируются нашей памятью под маленькие неловкости.
Дата: 7 января 5258 года, ближе к вечеру
Место действия: Одна из свалок недалеко от Холлоу-Поинт
Участники: Джон Страски, Аманда
Комментарий:  Страски кто-то по пьяни рассказывает про то, что на свалке недалеко от Холлоу-Поинт появились кем-то по незнанию выброшенный намарадёренный прототип оружия, клеймённый корпорацией Даль. Неработающий мусор было решено забрать, и Джон, прихватив с собой Аманду, уезжает за заинтересовавшим его добром. Конечно же, это были лишь сказочные бредни, но учёный всё равно решил, что собрать мусор будет не лишним.
В теории всё легко. А вот на практике даже мелочь может сбить с намеченного пути.

Отредактировано Джон Страски (2016-10-13 12:14:03)

0

2

Было на Пандоре две вещи, которые Страски нравилось делать больше всего: пить и копаться в мусоре на свалках. Выпивал он бессистемно, выбирал то пойло, которое ударяло по мозгам постепенно, оставляя время для мрачных раздумий и гениальных планов. Стадий опьянения было три —  от лёгкой до критичной, которая была равнозначна словосочетанию “беспокойный сон”. После выпивки, конечно, Джона всегда подстерегало коварное похмелье, но его он научился переживать самостоятельно и без посторонней помощи. Что касается поисков клада на свалках, здесь одному справиться было не так легко, как хотелось бы, и даже бодрый музончик не помогал сосредоточиться. Воняло на свалках знатно, вокруг таились типичные пандорские опасности, но зато каждый раз появлялся новый ассортимент. И трупы. Трупы тоже попадались. Нередко с полными карманами чего-то полезного, даже если это была забытая кем-то табакерка.
Иногда оба этих занятия синхронизировались. Например, вчера Джон мрачно пил и слушал заезжего собеседника, а сегодня уже готовиться совершить очередной рейд на свалку, потому что ему птичка напела, что туда выкинули не просто чью-то бренную воняющую тушку, а целый прототип с гравировкой корпорации Даль. Прототип, конечно, по сути своей тоже мусор, но Страски кидался на всё, что было связано с Даль, несмотря на потенциальную опасность оказаться в дураках. Да и вообще помереть можно в процессе если не от хищников, то от проезжающих мимо психопатов точно. Забрав с собой Аманду (последний раз, когда он оставил её здесь одну, фиолетовая умудрилась обесточить мастерскую), Джон впервые за долгое время сел за руль и, кратко проинструктировав девицу на тему того, куда они едут и зачем, только вспомнил, что не предупредил по поводу своего отсутствия Августа.
Внезапное отупение длилось недолго —  Страски вообще не умел долго переживать по поводу невыполнения чужих поручений, —  поэтому вскоре машина уже неслась навстречу единственно видимой цели, по слишком знакомому маршруту. Свалок у Холлоу-Поинт было несколько (пандорцы вообще готовы устроить свалку даже в городе, но всё-таки за её пределами как-то концептуальнее получалось), Джону была нужна конкретная —  клубы чёрного дыма стали его ориентиром, ибо намедни на ней кто-то что-то поджёг. Интересный призрачный прототип манил учёного, не имея при себе никакой материальной ценности. То есть нет, продать его было можно, но только для того, чтобы забивать им гвозди. А вот если переделать во что-то взрывоопасное —  вот тогда у дела появлялся не только смысл, но и странноватая мораль, присущая, пожалуй, всем торговцам пушками.
Если у оружия нет отдачи —  оно ничего не стоит.
И с какого момента Джон вообще стал думать настолько по-бандитски? Всё-таки Пандора рано или поздно вытравит из тебя адекватного человека, от этого не сбежать.
Ни.Ког.Да.
—  Кстати.
На лице у Джона появился проблеск какого-то осознания, он, не сбавляя скорости, посмотрел на Аманду и сощурился.
—  Помнишь про укулеле? Я тут подумал, что я могу тебе его собрать. Только звук у него будет откровенно не такой, как надо, но… Так даже круче, верно? Можно потом превратить его во что-то… Что-то более полезное.
Когда Страски выпивал, он зачастую ничем не отличался от Аманды, разве что говорил более связно. Начни в этот момент спор, и он сорвётся на притворный австралийский акцент, сдабривая свою речь неприятными слуху “приятель” и “ну, ты ж понимаешь!”. Подобное случалось, впрочем, не только  в пьяном угаре. Вот сейчас, например, Джон просто был сильно увлечён происходящим и предвкушал хороший улов. После безрадостных будней такой маленький отпуск отлично успокаивал.
На горизонте бесконечных каньонов и пустынных прерий показалась цветастая куча местной мусорной свалки. Дело было к вечеру, нужно было поспешить, чтобы не нарваться на неприятности, поэтому Джон постарался настроить себя на лучшее.
Остановившись у импровизированного входа на свалку, выполненного из старых жестяных проржавевших листов с логотипами местных чудесных заведений, Страски вышел из машины и привычно оглянулся, щёлкая пальцами —  так ему было гораздо легче привлечь к себе внимание Аманды.
—  Всё в порядке, прелесть? Не укачало? —  спросил он без особой заботы в голосе, она ему была не свойственна. —  Давай быстро прогуляемся здесь, потом домой. Купил бы тебе что-нибудь вкусненькое, но боюсь, что за то время, что мы здесь протусуемся, в Пурпурном Скаге не появится обновлений в меню.
Забрав пистолет (не повредит) и прикурив, Страски критично осмотрелся и вытащил из кармана скомканную салфетку, на которой нарисовал карту предполагаемого клада.
—  Будем искать сокровище. Нравится идея? Круто, как в пиратском комиксе. У нас есть крестик на карте и один мусорный остров.
Зная, что ответа скорее всего не дождётся, Джон всё равно чему-то кивнул и направился ко входу на свалку, поманив за собой свою ненормальную протеже.

+2

3

Какая ирония. Стоило только начаться интерфазе Аманды, как Страски напился в дрова и потянул её на какую-то свалку. Как он сам это сказал «Булочка, мы едем искать клад!». Ну вообще он не так сказал, но в его пьяном монологе это был лейт-мотив.
И пусть она сейчас была почти бесполезна и вместе с тем абсолютно вменяема но её беглый инженер не оставил в мастерской. Наверное после того случая с ней, проводкой мастерской и ножницами он её больше не оставит в мастерской. Подумаешь, перерезала провода от скуки. Зато жива осталась! Ну, правда, пришлось разориться из личных сбережений на ансиновскую аптечку, но все целы остались…
В общем, такие дела. Прервав её неспешный (к удивлению самой девушки) завтрак Страски попытался вкратце описать ситуацию, мол куда и зачем они сейчас отправятся… Но не получилось, всё-таки в состоянии опьянения его речь была не самой внятной. Естественно Аманда даже не подозревала, что её окружающие слышат точно так же.
Прихватив пару вещичек, фиолетовая двинулась вслед за качающимся Джоном к машине, залезла на сидение рядом с водителем, и уже было подумала, что садить за руль пьяного инженера плохая идея как тот завел автомобиль, и они резво покатились в нужное ему место.
Первые пару минут езды было немного страшно, но потом девушка вспомнила, что на Пандоре чуть ли не каждый первый водитель либо вечно пьян, либо вечно неадекватен сам по себе. Так что можно не волноваться насчет того что её напарник нарушает местный набор ПДД.
– Укулеле? – удивленно переспросила она, когда Страски заговорил. Их разговор на тему этого неизвестного ей слова она помнила очень смутно, и там ещё кажется, были какие-то психи…
Тут девушку чуть не вырвало, но она вовремя перестала вспоминать, что же она там творила во время визита в каким-то «культистам». Да уж, здравомыслящая Аманда была более брезглива по части убийств и излишней жестокости.
– Знаешь, если хочешь – делай. Я даже не понимаю, что ты задумал, – фиолетовая пожала плечами, отвернулась к окну и уставилась на пролетающий мимо пустынный пейзаж Пандоры.
Через пару минут они подкатили к местной свалке, ничем не отличающейся от сотен (а то и тысяч) таких же что разбросаны по планете: несколько десятков гротескных куч мусора, металлолома и прочего. Кажется, одна из гор мусора даже дымилась. Видимо, несколько пироманьяков тут недавно «зажигала». В прямом и переносном смысле слова.
Они вылезли, мужчина без особого интереса уточнил, не укачало ли ее, и они пошли дальше. В руках инженера появилась импровизированная карта из салфетки тот её крутил в руках, соображая, куда же они должны топать.
Молча последовав за Джоном Аманда озиралась по сторонам, рассматривая лежащие то тут то там предметы. Кажется, где-то она заметила что-то из набора чертежных инструментов. Пару лет назад она бы попыталась их достать и осмотреть, потому что «Даль» были на редкость скупы по части обновления инвентаря. А может просто бухгалтер что вел учет имущества их строительной группы был тем ещё мудилой… Не суть, в общем сейчас она уже давно не транспортный инженер и ей это всё и даром не надо. Да и логистику на Пандоре уже планировать не требуется. Что-то тупо отпало без потребностей мегакорпораций а что-то местные аборигены и психи обустроили сами.
– Так что мы ищем, кладоискатель ты мой? – поинтересовалась фиолетовая, слегка пнув одну из металлических бочек, – Есть хотя бы идеи что искать?

+1

4

—  Слышишь этот странный звук?
У Джона странно работали мозги, когда он был под мухой. В этом была его личная печаль в общении с Амандой —  они никак не могли синхронизироваться в личном безумии: если Страски был мрачен и трезв, то в фиолетовой бестии просыпался настоящий бешеный суслик, а если наоборот, то сам учёный вёл себя, как зашуганная лабораторная крыса, в отличие от своей собеседницы. Сейчас же звёзды сложились удачнее —  Страски трезвел и понимал, что реальность подкидывает ему приятные карты в руку. Но теперь разум разрывался на части: с одной стороны хотелось искать клад, а с другой —  наконец-то нормально пообщаться с заметно здравомыслящей Амандой.
Сложный выбор. Едва ли не судьбоносный.
Джон выкинул недокуренную сигарету (неслыханный поступок для него), подошёл ближе к психопатке и внимательно на неё посмотрел.
—  Звук… здравого смысла в твоей черепушке. Словно со мной заговорила не мартышка, а нормальный человек. Вау.
Нужно было побыстрее отвлечься. Подумать о чём-то другом, времени до заката было мало, но Джон так перенервничал, что прикурил вторую сигарету и какое-то время молча курил, погрузившись в раздумья. Внимание учёного расфокусировалось и он даже на секунду забыл, зачем привёл сюда Аманду. Салфетка, скомканная в руке, вернула ему память.
—  Не суть. Один примат из бара рассказал мне, что давече кто-то выбросил здесь прототип оружия от Даль. Ты же знаешь, как я одержим их разработками, поэтому я посчитал своим долгом приехать сюда и найти заветный артефакт. Любой контейнер с гравировкой —  наша цель. Если не найдём клад, то хотя бы полезные детали с собой заберём. Верно, мармеладка?
Сориентировавшись по “карте”, Джон направился в мусорные коридоры среди залежей ржавого дерьма и, по пути отвлекаясь на какие-то потенциально полезные предметы, то и дело оборачивался, стараясь не потерять из вида Аманду. Когда-то он и один справлялся. Мог послать к чертям любого, кто прицепится, но с появлением в его жизни личного психа, который в своей интерфазе мог и помочь в мастерской, что-то в системе ценностей сломалось. И пускай девушка могла в одно мгновение превратиться в пугающую мурену, внезапно решившую задушить тебя подушкой, прогнать её Страски не мог. Да и не хотел. Да и она сама бы не ушла. Болтаясь без памяти, без цели по пустошам Пандоры, она скорее всего просто бы погибла.
Печальный конец для любого инженерного гения.
С другой стороны, скорее всего Джон просто видел в Аманде потенциального себя. Больше всего на свете он боялся лишиться рассудка и то, что представляла из себя растерянная фиолетовая пигалица сейчас, вызывало в учёном чувство ответственности, граничащей с идиотизмом. Впервые в жизни бывшему гиперинцу захотелось кому-либо помочь. А, как поможет —  пусть спасённый  идёт на все четыре стороны. Так ведь нормальные люди делают? Если, конечно, Аманда действительно захочет уйти.
Мусорная дорога привела Джона к настоящей мечте любого изобретателя: сломанный и выброшенный гиперионский грузчик, испещрённый пулевыми отверстиями и царапинами. Наклонившись к нему и проверив, уцелел ли боекомплект робота, Страски вытащил набор инструментов и открутил от механического трупа треснувший манипулятор, в котором даже обнаружился спусковой механизм. Даже целый. Полезная дрянь, пригодится.
—  Вспомнилась мне тут одна история… —  отковыривая нужные детали, оружейник стиснул зубами тлеющую сигарету, поэтому речь его была не слишком понятна, но различить было можно. —  В этот месяц праздновали на Гелиосе какой-то праздник, во время которого было принято анонимно дарить подарки. Приходишь в лабораторию, видишь на столе свёрток со своими именем, а внутри какая-нибудь дрянь вроде фигурки Красавчика Джека. Скука смертная. Так вот… Мне один раз подарили точно такую же карту, только та была не на салфетке, а на бумаге. Мол, где-то на Гелиосе хранится мой настоящий подарок, который мне требуется найти. Я себя чувствую сейчас так же. Только есть мнение, что не найду нихрена.
Сунув открученный механизм в сумку на бедре, Джон спешно докурил, выбросил окурок и резко повернулся к Аманде.
—  Ты ведь работала на Даль, правильно? Сможешь распознать их контейнеры? Нет, я, конечно, и сам могу, но вдруг ты найдёшь что-то, что я не знаю? —  учёный положил ладонь на плечо Аманды, очень осторожно, словно она могла вот-вот слететь с катушек, и сощурился. —  И вообще, может тебе волосы в синий перекрасить? Последнее время фиолетовый вызывает у меня странные ассоциации. Прекрасно выглядишь, кстати.
Не став комментировать свою резкую смену приоритетов в разбрасывании комментариев то там, то тут, Джон двинулся дальше по маршруту с салфетки, предусмотрительно обогнув выброшенное кем-то чучело пандорского монстра. Впадать в беспочвенную паранойю сейчас было не самой лучшей идеей.

+1

5

– М-м, что? Какой звук? – ход мыслей пьяного Страски был для фиолетовой загадкой. Наверное, такой же загадкой было и поведение самой Аманды под манией с точки зрения оружейника, или кого-либо ещё.
Впрочем, Джон всё-таки объяснил о чем это он говорит. Но пояснение всё равно оставило её в смущении. Нет, она конечно понимала что она очень далека от статуса «психически здорова», но рассказы о своих выходках в «том», другом состоянии мыслей её постоянно удивляли, оставляя всего один вопрос: «Неужели я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО на такое способна?!»
Потом между ними опять воцарилось молчанье. Её напарник задумался о чем-то своем, и прерывать его размышления она не решилась. И пока Джон играл в статую, Аманда приметила в одной из куч мусора небольшой домкрат. Естественно попытка достать его обернулась тем, что её чуть не придавило распадающейся кучей металлолома, но обошлось, и никто не пострадал.
– Да, пожалуй, да, детали нам не помешают, – согласилась фиолетовая с размышлениями мужчины. Деталей в мастерской в последнее время поубавилось, в основном из-за того что Синдакатовцам вечно нужно ремонтировать или модифицировать оружие.
Поставив домкрат на видное место, что бы не забыть его, она двинулась вслед за Страски, делая вид что смотрит по сторонам в поисках чего угодно, но порой тайком поглядывая на оружейника.
Возвращаясь в норму Аманда раз за разом сталкивалась с тем что питает к Джону симпатию. Будучи в мании она вряд ли это говорила ему, да и если говорила – не факт что он посчитал это правдой. А вот в интерфазе заговорить о своих чувствах она стеснялась.
Всё-таки ей до сих пор непонятно почему он просто не пристрелил её, как любого другого психа? Увидел родственную инженерную душу? Ха-ха, Аманда, не смешно. В общем, не факт что эта симпатия взаимна, а портить уже сложившиеся отношения не хотелось. Мало ли…
– А тогда, на Гелиосе, ты нашел «клад»? – поинтересовалась фиолетовая, естественно из чистого и неподдельного любопытства. На секунду  девушке показалось что она заметила выброшенный кем-то РПГ от  Владоф… Но нет, оказалось это просто куча похожего мусора, что случайно сложилась в такую комбинацию и с расстояния десяти шагов уже смахивала на оружие. Особенно в тени отбрасываемой одной кучей мусора на другую.
К Страски она вернулась, как раз когда тот опять заговорил и… положил ей руку на плечо. Не так как это бывало, когда у неё был приступ. Нет, тогда это были резкие движения, что бы остановить её или удержать от чего-то. А сейчас он сделал это гораздо аккуратнее, словно боялся, что стоит ему только прикоснуться и вся адекватность Аманды тут же рассыплется в труху.
– Да-а… Я работала на Даль, верно, – неуверенно кивнула девушка, немного смущенная жестом Джона, – Я постараюсь что-нибудь вспомнить, но я не думаю что тебе интересны контейнеры с материалами для дорожного полотна. А в оружейные маркировки транспортных инженеров не просвещали.
Наверное, это было лишнее, но фиолетовая посчитала, что уместным будет сразу сказать, чем она занималась в корпорации, что бы у Страски не было беспочвенных надежд, и они не тратили зря время.
– В синий? – удивлению девушки не было предела. И не сколько из-за цвета, сколько из-за того что Джон поднял этот вопрос.
– Ну, я даже не знаю, честно. Хотя, наверное, имеет смысл. Фиолетовый уже выцветает, так что краску так или иначе пришлось бы искать, – Аманда обогнула чучело вслед за мужчиной, всерьёз задумавшись о смене цвета волос и пытаясь представить себя с в таком виде.

+1

6

Когда Джон пришёл в гости к Детям Гелиоса, он думал о том, что задержится там надолго, но бывшие бухгалтеры, строители, мажоры и просто идиоты быстро ему наскучили. Пытаясь слиться с пандорскими реалиями, они решили измениться, но их общество, потерявшее свой дом и возможность улететь отсюда к чёртовой матери, базировалось на таких сомнительных вещах, что Страски затошнило. Истории, которые они рассказывали, были не лучше сказок про Терраморфа и Великий Шлёп, а их главарь и вовсе показался Джону жалким и слишком демократичным для того, чтобы конкурировать с головорезами. Но, стоило признать, дела они вели отлично.
Настолько отлично, что аж зубы скрежетали от еле сдерживаемых ругательств. Жили в тех же условиях, но… Ладно, не суть. Любое упоминание Гелиоса вызывало у учёного подобные эмоции, чего уж там. Зачем оправдывать то, что Страски при любом раскладе социопат и мизантроп с пунктиком на психов вроде Аманды.
—  Транспортный инженер. Да, ты упоминала это как-то раз. В любом случае подбирай всё, что посчитаешь полезным.
Он заметно замедлил шаг, когда приблизился к той части свалки, где его пьяный собеседник якобы видел контейнер с прототипом. Цепкий взгляд учёного метался от одной кучи к другой —  надев перчатки, чтобы не разрезать себе ладонь, как в позапрошлый раз, Страски задумчиво хмыкнул и вздохнул. Теперь он раздражённо пытался отмахнуться от размышлений о том, как оставить здравомыслящую Аманду в этом приятном слуху состоянии, но в голову ничего не шло. Он не медик, не психотерапевт, даже не химик. Местный док в Холлоу Поинт могла помочь, но Джон боялся доверять наивную психопатку в чужие руки, по причине острой паранойи. Его обезьянку было легче угробить, чем содержать, поэтому док Синдиката мог легко подстроить несчастный случай. Ведь мало кто Аманду терпел по доброй воле с её постоянными выходками и неконтролируемой манией.
Если кто-то и решит освободить её от мук существования, то это будет сам Джон. Или же безрассудство Аманды всё решит за неё в какой-нибудь перестрелке.
Грустно.
Мотнув головой, Джон удержался от того, чтобы с размаху зарядить себе по лицу. Отмотав разговор назад, он поморщился и усмехнулся весьма невесело.
—  Клад на Гелиосе, точно. Я его искал три дня… —  недовольно продолжил он рассказывать историю, отвечая на вопрос Аманды, и не без труда забрался на ржавый автомобильный кузов, чтобы рассмотреть торчащий из пёстрого мусора ствол. —  Использовал подсказки, злился, бродил туда-сюда, пока мне не решили помочь. А я уже хотел было бросить эту затею, запереться в кабинете и спокойно поработать, хах…
Осторожно вытащив из-под консервных банок пушку настолько испорченную, что было не разобрать, какая корпорация её делала, оружейник сделал паузу в своём печальном рассказе и аккуратно поскрёб гравировку. Когда на свет божий показалось сраное ничего, а от оружия, радостно отскочив от ботинка Джона, отвалился глушитель, он быстро прикинул, нужна ли ему настолько искорёженная подделка, и покачал головой.
В той же куче нашлась монтировка. Её Страски забрал с собой.
—  Но нет. Меня провели по маршруту, запустили в тот отсек Гелиоса, где я до сего момента был только один раз… Один удар по голове и всё. В следующее мгновение я очнулся в капсуле, которая на всех парах неслась к Пандоре. Вот такой клад мне достался.
Откуда-то с кучи прямо перед ними элегантно сорвался и приземлился старый ящик с припасами. Замок разболтался, заржавел, поэтому монтировкой его было достаточно легко сорвать.
—  Смотри-ка, пуговка, а пандорские боги сегодня к нам ужасно благосклонны. Наверняка там ничего нет, но раз уж так настойчиво предлагают…
Подцепив крышку ящика, Джон аккуратно заглянул внутрь. Внутри лежали просроченные собачьи консервы, целая одна обойма с патронами и аккуратно сложенный гиперионский журнал. Без особо интереса пролистав отсыревшие страницы со статьями про Красавчика Джека и нейронный излучатель, находящийся на поздней стадии разработки, Страски покачал головой. Также на дне обнаружился нож-бабочка., тупой настолько, что им даже булочку не разрезать, и ключ для приклада.
—  Одна дрянь. Так вот… —  отряхнув колени, Джон посмотрел на Аманду, зачем-то стёр с её щеки грязный развод и вновь переключился на рассказ. —  Я не нашёл нихрена. Только головную боль, обломки капсулы и целую планету, на которой я был лишним, будто маленькая обезьянка в клетке с гамадрилами. Впрочем, я не жалуюсь. Всё лучше, чем насиживать себе геморрой в лаборатории, где каждый второй белый воротничок желает тебя утопить в бочке с химикатами.
Сунув в сумку обойму, Джон взвесил в руке остальное добро и прицепил его на пояс. Дальнейший путь он проделал в тишине и заговорил только тогда, когда его взгляд упал на небольшой холмик. При ближайшем рассмотрении это оказалась целая кладезь различных штук, свежих на вид. Выпотрошенные провода, конечно, как цветы, не срежешь, но Страски всё равно заулыбался и умилённо протянул:
—  Вот это и есть мой настоящий клад. Главное, чтоб не рванул внезапно.

Отредактировано Джон Страски (2016-10-14 11:12:51)

+1

7

Аманда кивнула и отвернулась от Страски. Собирать всё так собирать всё, уж что-что а тащить всё что плохо прикручено она умела, особенно в мании. А потом сбагривала всё добытое, если оно имело ценность и если уж совсем везло  то тратила заработанное будучи в здравом уме. Или же шаталась за счет последних ресурсов организма и потом жевала всё что можно было переварить.
Наверное не попадись она Страски её тощий труп нашли бы на какой-нибудь такой свалке, сняли бы с него все ценное и пошли дальше.
«О, настраиваемый разводной ключ…»
Находка отвлекла фиолетовую от печальных мыслей, но ненадолго. Пока девушка относила инструмент к автомобилю, в голове опять поднялся вопрос, что захватывал её каждую интерфазу: «как лечится-то?»
Конечно, в чем-то мания давала некоторые преимущества, но учитывая что с ней творилось во время очередного припадка – пользы от этого было мало. А значит ей нужно просто заняться приведением своей головы в порядок. Изнутри.
Но как? И тут у Аманды начинался ступор. Знакомых психотерапевтов у неё не было (а судя по количеству таких как она вокруг – эта специальность вообще не приобрела популярности на Пандоре), единственный медик которого она знала это их синдикатовский врач, котрого фиолетовая побаивалась, и даже если она разбирается в лечении расстройств подобных её – обращаться в ней девушка боялась. Мало ли, может быть, она вколет ей что-то не то, может даже умышленно…
В общем, надо думать. И судя по всему без помощи не обойтись, но знакомых у неё раз-два и обчелся.
«Не просить же Страски… Или просить?»
Засунув инструмент она быстро вернулась к месту где они сейчас искали, как раз к тому моменту как Страски начал говорить снова, как раз о своем «кладе» на Гелиосе.
– Да уж, печальная история, – кивнула фиолетовая в  ответ, – Никогда бы не подумала, что в Гиперионе так решают дела.
Тут Аманда вспомнила свою работу в Даль. Да уж, там было ничем не лучше. А в чем-то даже хуже. Они были первой серьёзной экспедицией на эту забытую всеми планету и стоило признать что оказавшись между армией охранников и рабочей силой из заключенных начинаешь чувствовать себя как между молотом и наковальней. Но если ты не работаешь в такой атмосфере – пеняй на себя, да. И на этом фоне автоматические поздравления от корпорации с Днем Наёмника и Днем Рождения, что они скидывали на ЭХО всем сотрудникам, выглядели и комично и вызывали желание засунуть устройство связи прямиком в задницу совету директоров компании.
В ответ на реплику о благосклонности каких-то там пандорских богов фиолетовая пожала плечами. Ящик заполненный мусором это довольно странная подачка от этих богов. Ладно бы её детали, или какой-нибудь эридий, но нет, до этого они не догадались.
– Ну, знаешь, эти белые воротнички явно с тобой не согласились бы. Впрочем, ты прав, все эти уроды от бюрократии не самая приятная компания.
На проявление своеобразной заботы от Джона девушка пыталась не обращать внимания, списывая всё на то что он ещё не совсем трезв и всё в этом духе. Это было единственным нормальным объяснением, что не выбивалось из вбитого голову Аманды в университете принципа KISS, или же «не усложняй, тупица!»
Закончив на этом участке они пошли дальше, снова в тишине. Через пару минут их бравая миссия по сбору мусора остановилась близ небольшого холма с кучей относительно свежего хлама, если так можно выразится.
– Клад? – девушка не скрывала своего скептицизма, – А месье знает толк в поисках ценностей.

0

8

—  По натуре своей я циник. Всегда считал, что человеческая природа —  продукт неинтересный и слишком тривиальный. Но знаешь, что?
Сев прямо на землю возле своего “клада”, Джон вытянул ворох проводов, быстро перебрал их и отделил те, которые были полезны, от потрёпанных и откровенно пожухлых. Было в этом действе что-то библейское, мысль об этом на мгновение выбила Страски из привычной колеи, его настигала трезвость, и поэтому он задержался на стадии интриги, даже не ожидая наводящего вопроса от Аманды. В свежей куче обнаружился ещё один контейнер, который, вскрытый монтировкой, явил на свет набор корпусов для самодельных мин.
Джекпот.
—  Я ошибался. Человек —  это механизм. В механизме есть заложенная программа. И иногда эта программа даёт сбой. Сбой критический или вполне себе закономерный. Это одна из причин, почему я тебя не убил.
На откровения Страски пробивало в двух случаях: либо он начинал испытывать к собеседнику симпатию, либо был настолько пьян, что начинал впадать в депрессию. Депрессия редкостная дрянь, она на своём пике способна вытаскивать даже из самого замкнутого человека всю его суть, будь то природная доброта или, в противовес, истинная злоба. В данный момент Джон признавался себе в том, что Аманда ему не безразлична, как человек, и любопытна, как объект для исследований. Несмотря на то, что он далеко не психоаналитик.
Цинично? Немного.
—  Твой механизм сломан. Выдаёт сбои. Сбои надо убрать. Твой выдающийся ум страдает, а мозг посылает призывы о помощи, которые я, при всей своей мерзкой натуре, проигнорировать не могу. Всегда было интересно, каково это —  починить человека.
Выудив из кучи два глушителя, Страски вздохнул и покачал головой. То, что он искал, явно было не здесь. Мифический прототип скорее всего был спутан с чем-то другим, но упрямство Джона всё равно заставило его продолжить изучать бесполезный мусор. И рассуждать вслух. Потому как окрасившееся в тёплые закатные цвета небо располагало к тому, чтобы наконец-то высказать что-то действительно интересное для Аманды, а не просто набор спонтанных фактов, вычитанных из учебника по физике.
—  Наверное, звучу я сейчас неприятно, да, пуговка? Но поверь, из всего того сброда в Холлоу-Поинт, я предпочту довериться неуравновешенному психу, чем бандиту, так как психи по природе своей искренние и не умеют лгать. И даже если мне удастся не без помощи нашего доктора тебя починить, я всё равно буду доверять такому же сломанную механизму, как и я. Это вторая причина, почему я тебя не убил, а забрал с собой.
Подняв взгляд на Аманду, Джон кивнул и пожал плечами немного раздосадованно. Затем поднялся, забрался в самый центр кучи и нахмурился. Вряд ли его речь останется у Аманды в памяти, но Страски хотелось верить в то, что что-то да отложится. И, чтобы скрасить свой откровенно неприятный ряд сравнений, весело добавил:
—  А третья причина —  ты симпатяга. Симпатягам тоже надо помогать, даже если они ночью могут взять подушку и задушить тебя, довольствуясь своей альтернативной логикой. Ты заразительно смеёшься или отлично подхватываешь моё настроение, я, признаться, ещё не встречал таких людей, рядом с которыми бы мне было… —  он задумался на секунду. —  Приятно находиться. Люди меня раздражают, а ты —  нет. Это что-то ведь значит, так?http://s3.uploads.ru/CkP5i.png
Услышав странный звук где-то на дне кучи, Джон небрежно смахнул в сторону очередной ворох кабелей, хмыкнул и, не без труда вытянув из-под бесполезного металлолома радиоприёмник, приложил его к уху. Рабочий. Наверное, аккумулятор внутри целый. А аккумулятор —  вещь безусловно необходимая. Ловить местную радиостанцию, чтобы послушать музыку, Страски не стал, а просто протянул приёмник Аманде.
—  Никогда не верил в судьбу, а ты? Вся эта муть про то, что “всё, что не делается, всё к лучшему” —  полная чушь. Но кто знает. На этой планете мне остаётся только примкнуть к какому-нибудь религиозному культу, чёрт возьми, а то я постепенно становлюсь невозможным фаталистом. Позор. Позор мне. Позор.
Сбоку от них раздался подозрительный шум. Выпрямившись, учёный наученным движением вынул тактический визор и, надев его, снял с пояса дымовую шашку. На случай, если придётся бежать. Но источником опасности оказался просто съехавший с кучи мусора чёрный скифид. Весело ему, наверное.
—  Эвона как, обезьянка. А я уж подумал, что нам крышка. Давай соберём всё, что найдём в этой свежей куче навоза и поедем домой. Темнеет. А ночью просыпаются демоны.
Придав своей речи зловещий оттенок, Джон снова посмотрел на Аманду и задержал на её лице взгляд чуть дольше, чем того требовала его личная этика. Собрав целый набор запчастей, он на всякий случай огляделся, в надежде обнаружить контейнер от Даль, и медленно пошёл обратно к машине.
—  Слушай, транспортный инженер… —  обратился Страски к Аманде, когда разглядел что-то странное в их автомобиле. —  Дым из-под капота не кажется нормальным явлением. Что скажешь?

+1

9

Страски начал ковыряться в свое находке, выгребая из неё провода и снова заговорил, только в этот раз интуиция фиолетовой потребовала прислушаться.
Потому что по большей части она слушала оружейника в пол уха, из-за того что мужчина в основном пересказывал базовый курс физики, либо порол полную чушь. Всё зависело от его состояния. Сначала это раздражало, но пожив с экс-гиперионвским инженером пару недель Аманда наловчилась пропускать мимо ушей все, что не имело смысла.
Конечно, это касалось только интерфазы, но в припадке мании общение с окружающим миром было и проще и сложнее одновременно…
Интуиция фиолетовой не подвела, Джона потянуло на откровение, что для девушки стало неожиданностью. Даже не скрывая своего удивления.
Оружейник сравнил её с сломанным механизмом, сказав что именно из-за этого он её и не грохнул при первой встрече. Такого ответа фиолетовая не ожидала, даже без учета того что она не спрашивала о причинах по которым Страски приютил её.
Сравнение с машиной было довольно неприятным, но девушке хватило мозгов понять, что сравнение на самом деле верное и уместное.
Но на этом монолог мужчины не остановился. Дальше он рассказал, что из всей компании Холлоу-Поинта предпочитает доверять только ей, только потому что она неуравновешенный псих. Ну и добавил что планирует попытаться её вылечить.
Это немного утешило Аманду, поскольку Страски не самый приятный человек в общении, но всё же даже его помощь будет полезной. Особенно его помощь.
А потом добавил что она «симпотяга», и что это тоже причина для помощи. Наверное, это можно счесть комплиментом, или признанием в симпатии, если уже сказанного не было достаточно что бы понять это.
Честно говоря, фиолетовая не ожидала услышать нечто такое от слова совсем. Особенно от Джона. Но чудеса случаются, и этот разговор – явно одно из них. Главное только не забыть о нем во время нового припадка…
– Ага, например, значит, что я не человек. Или не совсем человек, – улыбнулась девушка, принимая приемник. Она полезла в карман, достала отвертку и начала откручивать заднюю крышку приемника, что бы добраться до аккумулятора. Добравшись до источника питания, Аманда отсоединила его, засунула в карман вместе с отверткой, а сам приемник выбросила, за ненадобностью.
– В судьбу? Разве что как была наивной девочкой, пока не узнала о третьем законе Ньютона, – фиолетовая пожала плечами, – Судьба это всего лишь равное противодействие твоим действиям, всё остальное – вычурная ересь.
Их разговор прервал подозрительный шум. Аманда повернулась в сторону кучи от которой он раздался и стала ждать команды Страски. Какой бы они ни была. Но оказалось ничего смертельно опасного не собиралось на них напасть, так что девушка расслабилась, поднялась со своего места и кивнув мужчине начала собирать всё что нашла и оставила на открытом месте, а после потащила это к машине.
Заветный прототип они так и не нашли, но похоже что здесь его не было, нет и не будет.
Вернувшись к транспортному средству фиолетовая быстро запихнула в багажное отделение свои находки и повернулась к Джону.
– Я скажу что нужно показать это корыто на колесах автомеханику, – Аманда покосилась на поднимающийся от капота дым, – Моя специальность – строительство дорог, а не ремонт автотранспорта.

+1

10

—  Всё бывает в первый раз. Может, у тебя появится дельная идея по поводу того, как сделать так, чтобы после ремонта наше транспортное средство не взлетело на воздух.
Сбросив награбленное со свалки барахло в багажник, Страски забрался под заднее сидение и выудил свой чемоданчик. Тот самый, в котором он носил взрывчатку на задания. Возможно, когда-то это служило для какого-нибудь работника Атласа обеденным контейнером, но ныне содержало в себе далеко не съедобный контент. А ещё там лежал ремонтный набор. Считается, что всё на свете можно починить с помощью гаечного ключа, изоленты и чьей-то мамки, но вряд ли Джон был из числа активных пользователей этого метода.
Тем временем горизонт стремительно мрачнел и на смену удушливого воздуха пустоши приходил неприятный холодок. Путешествующий туда-сюда учёный, конечно, привык к резкой смене температур, но уже очень давно не ночевал вдали от Холлоу-Поинт, поэтому заметно занервничал, хоть и старался не подавать виду. И причиной его беспокойства была даже не банальная опасность тут сдохнуть или простудиться, а излюбленная паранойя, нелогичная и вздорная в своей самой непривлекательной ипостаси. В чём Страски и синхронизировался с Амандой, так это в частоте приступов, только если протеже страдала от мании, то у Джона намечался параноидальный психоз в ближайшем будущем, что уж точно не вылечишь в кратчайшие сроки и не починишь без стороннего вмешательства. Подобное не редкость у тех, кто любит выпить, но Джон видел истинную причину даже не в этом.
А в том, что это Пандора. И его механизм тоже заржавел и сбился. Главное, чтобы не возникло спонтанного желания проткнуть себе мозг отвёрткой, чтобы “починить” поломку. В прямом смысле.
—  Двигатель перегрелся наверняка. Это нас задержит, а задерживаться я не люблю. Нам сейчас надо добраться до Холлоу-Поинт, а уже потом показывать это корыто автомеханику.
Интересная идея о том, чтобы раздобыть фургон и уехать к чёртовой матери, всегда разбивалась об необходимость иметь при себе годного ремонтника. Сам Страски мог починить машину, но после его вмешательства та рисковала взорваться или начать своенравничать на дороге, поэтому ему страшно не хотелось во всё это влезать. Но сейчас ситуация вынуждала. К тому же, если дым из-под капота не чёрный, а сизый, можно было ещё расслабиться. Дело в двигателе и во внутренностях. Джону хватит удачливости, чтобы подлатать транспорт и доставить их до дома без происшествий, так как оставаться здесь на ночь не входило в его планы.
—  Расскажи о Даль. Как ты туда попала? Строительство дорог —  это безусловно замечательно… —  открыв капот, Страски отмахнулся от пахнущего топливом сизого дыма и фыркнул. —  Помнишь хоть какие-то детали относительно того… Что сломало шестерёнки в твоей чудесной голове?
Двигатель действительно перегрелся и масло дало течь. Надеясь найти в багажнике что-то, что могло заделать пробоину, Джон сделал почётный круг вокруг машины, нашёл какие-то нужные детали и мысленно ударил себя по рукам. До его слуха донёсся отдалённый звук выстрелов, но он не придал этому значения.
Это же Пандора.
Тут стреляют даже дети.
Приступив к ремонту, учёный отвлекался только для того, чтобы следить за Амандой. Он беспокоился, что ещё чуть-чуть и её здравомыслие испарится, как пролившаяся на двигатель охлаждающая жидкость (вот, кстати, Джон вообще сомневался, что это была она). А если это произойдёт, то придётся ждать следующей интерфазы, чтобы пообщаться с протеже нормально. Страски нервничал. Видимо, пора вести её к их сумасшедшему доктору и начинать готовить план по спасению светлого ума транспортного инженера. Как сделать это в условиях Пандоры, учёный не знал, и это его раздражало.
Но нерешённая загадка гораздо интереснее лёгкого пазла.
Особенно для учёного, который посвятил свою жизнь всему этому сомнительному дерьму, игре во всезнайку с комплексом бога. А, может, всё дело было в симпатии, которую Страски яростно отрицал.
Чёрт его знает.

+1

11

– Как насчет того что бы глушить мотор после остановки? – задумчиво произнесла фиолетовая, глядя на струйку дыма.
Аманда пристроилась на переднем сидении и обернувшись смотрела как Страски ковыряется в своем любимом чемоданчике, где он в основном таскал взрывчатку.
Девушка попыталась прикинуть, сколько времени может занять ремонт, но, увы, ничего толкового в голову не приходило. Починить автомобиль для неё было сложнее, чем спроектировать транспортную развязку, или, например, взлетно-посадочную полосу.
Но если что она сможет помочь мужчине, если ему, конечно, понадобится её помощь. Хотя он и сам по себе был неплохим техником, по крайней мере, в глазах фиолетовой точно. Так что сейчас она просто следила за оружейником.
Солнце тем временем продолжало садиться за горизонт. Разогревшийся за день воздух постепенно остывал, заставляя порой вздрогнуть от прохладных порывов ветра. Вот как сейчас. Фиолетовой, конечно, не привыкать к таким перепадам температуры, но сидеть в одних джинсах и майке не так уж и комфортно.
Но менять наряд Аманда не собиралась ближайшие черт-знает-сколько, потому что ей эти вещи нравятся, и всё. Вот такой вот у неё был небольшой бзик, из-за которого она не искала новую одежду пока старая совсем не придет в негодность. Если не считать моментов подобных этому и не ездить в снежные регионы – довольно безобидный «пунктик», на фоне остальных расстройств девушки, ага.
– Надеюсь нас не будут отчитывать за задержку.
«Хотя кому мы вообще сдались? Словно на Пандоре мало чокнутых инженеров…»
– Даль? – переспросила девушка, – Я к ним попала как выпускница инженерного университета. Они как раз собирали этот свой крестовый поход в эту дыру. Мне работа на них показалась выгодной, зарплаты были получше, чем на планете где я родилась. Конечно, о том, что неплохие зарплаты младших специалистов у них тут обусловлены высокой смертностью этих самых специалистов я узнала уже по прибытии на планету…
Тут девушка притихла. В интерфазе она запросто могла вспомнить из-за чего у неё начались проблемы с головой, но это были не самые приятные воспоминания, точнее вообще неприятные из-за чего девушка старалась об этом не то что не говорить, но и не вспоминать. Но для Страски она решила сделать исключение, откровение в обмен на откровение, так сказать.
– Всё началось с того момента как Даль прихватила ценные вещички и бросила планету, часть своей армии, кучу сотрудников, включая меня, и тысячи заключенных, – Аманда скривилась вспоминая как услышала эту новость впервые, её голос стал заметно тише, – А потом, естественно, воцарился хаос, везде начались эти разборки банд, перестрелки и прочая содомия… Ну и одна наивная дама с фиолетовыми волосами попадает в плен к банде из десяти отморозков…
Экс-транспортный инженер запнулась, замолчала и уставилась на свои ноги, мелко дрожа.
–  Прости, дальше я не хочу рассказывать, что они со мной делали.
Наверное, не стоило даже вспоминать об этом, потому что хорошее настроение девушки безнадежно испортилось. Хорошо хоть не начался приступ, о чем как раз таки свидетельствовало плохое настроение. Вспоминай она об этом в припадке мании она либо говорила об этом как о пустяке и весело смеялась, либо набросилась бы на Страски, для «наглядной демонстрации». Оба варианта по-своему ужасны.
До ушей девушки дошли звуки отдаленных выстрелов, заставив её «отвиснуть» и оглянутся по сторонам. К пальбе она тоже привыкла, но сейчас Аманда просто хотела отвлечься на что угодно, чтобы не вспоминать прошлое.

+1

12

Страски остановился, облокотившись на капот, кивнул и посмотрел куда-то в сторону нечитаемым взглядом, прекрасно понимая, почему ему не хотят раскрывать подробностей. Будь он конченным садистом, он бы, наверное, поиздевался над Амандой, но таким мудаком Джон, несмотря на несладкий характер, всё-таки не был. И слава всем богам. Он испытал… сочувствие, отдающееся пространной болью где-то в висках. Затем поёжился, выпрямился, оглядев охлаждающийся двигатель, которому нужно было время перед тем, как снова заработать, и снял перчатки, испачканные в масле.
Вот, как оно бывает. Был отлаженный механизм. Работал во благо компании. Затем его сломали, как игрушку, и выбросили за ненадобностью, потому что имбецилы с мозгами мартышек не сильно заинтересованы в последствиях и ответе за свои поступки. Наверное, это хорошо, что Аманда попала в Синдикат к такому же поломанному человеку, как она.
Разве что… Его ситуация была не настолько чудовищной и разрушительной для психики. Предательство не надругательство. Хотя тоже способно навредить отлаженному механизму: Джон стал неизлечимым параноиком.
—  Вот как.
Решив не углубляться в эту историю и подольше сохранить рассудок протеже, инженер снова обратил внимание на линию горизонта и заметил, как где-то вдалеке заиграло кровавыми красками зарево взрыва. Взрывы —  самое прекрасное изобретение мироздания после метеоритного дождя. Отвлекает получше классической музыки и вкусного ужина по вечерам.
Уха коснулся гул взрывной волны. Слишком далеко, чтобы им навредить, но Страски всё равно нестерпимо захотелось обратно в Холлоу-Поинт.
А ещё становилось прохладно.
—  Как красиво птичка залетела в скворечник… —  прокомментировал он увиденное и, подойдя к пассажирскому сидению, безапелляционно протянул Аманде свой плащ. —  Держи. А то продрогнешь, а нам потом тебя лечить.
Это был тот максимум заботы, которую мог проявлять Джон по отношению к другим людям. Паранойя —  недуг тоже неслабый, один раз Страски едва не застрелил продавца в лавке, в которой оказался транзитом, потому как тот слишком дерзко общался. Сейчас учёный надеялся, что от него не потребуется больше содействия, чем он уже оказал. А то мало ли —  не сегодня, так завтра в случайной перестрелке или ввиду несчастного случая Аманда погибнет, а ему переживать.
Запьёт ещё сильнее. А новую печень ему на Пандоре никто не пересадит.
Двигатель перестал дымить. Закрыв капот, Джон сел за руль и попробовал завести мотор. С третьей попытки автомобиль сдался и, видимо тоже из-за сочувствия, решил довезти своих пассажиров до Холлоу-Поинт без происшествий. Во всяком случае Страски очень надеялся на то, что они не подорвутся по пути.
—  Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. Фраза кажется глупой сначала, пока не начинаешь придумывать нюансы, но затем становится той самой пресловутой надеждой, которую я уже давно утопил в виски… —  Джон встретил взгляд Аманды и как-то слишком неловко улыбнулся. —  Придумаем, как тебя починить, обезьянка. А если не получится, то… Что ж. Постараюсь мыслить с тобой в одном направлении. Психопат психопата всегда поймёт.
Последний раз глянув в сторону свалки, учёный глубоко задумался. Верил ли он в то, что найдёт свой клад, или просто хотел пообщаться с Амандой? Сложный вопрос, скорее даже риторический. Развернувшись, он выехал на то, что когда-то именовалось дорогой, и направил машину в Холлоу-Поинт.
—  Представь, что ты скаг, застрявший на раскалённой крыше. Твоя задача продержаться на ней как можно дольше, насколько хватит сил. Смекаешь? —  закончил он свою пространную мысль, родившуюся в его гениальном мозгу на отходняке и улыбнулся уже более уверенно. —  Позволишь себе сдаться, и всё, кранты. Так что порадуй папочку (то есть меня), будь хорошей девочкой, и у нас всё получится. Вернём тебе тебя. Как-нибудь. Окей?

Отредактировано Джон Страски (2016-10-18 17:40:40)

+1

13

Ненадолго повисла тишина. Страски перестал возиться с капотом и смотрел в сторону, думая о чем-то своем. Фиолетовая пыталась ни о чем не думать, засунуть те кошмарные воспоминания туда, откуда она их достала.
К счастью, мужчина больше не трогал эту тему, то ли из сочувствия, то ли из-за уважения, или ещё чего-то, Аманда не понимала, чем мотивируется этот человек.
Может так оно и лучше. Не понимая, что творится в головах близких, она не будет отвлекаться на них, из-за чего больше времени уделит приведению в порядок своей.
Девушка перевела взгляд на горизон. Где-то там, в дали, что-то взорвалось. Довольно красочное, и вместе с тем обыденное явление на Пандоре. Словно какая-то высшая сила создала эту планету как одну большую площадку для пиротехников. А потом создало взрывчатку, бочки с топливом, оружие, Торрга и прочих и смешала на поверхности этой планеты. И теперь сидит и смотрит, получает удовольствие или делает выводы из этого, кто его знает.
Но так или иначе, взрыв это красиво, если, конечно, взрывают не тебя. Но это уже мелочи.
– Спасибо, – Аманда взяла протянутый плащ и накинула себе на плечи, – А так меня лечить не надо? – улыбаясь, спросила она у оружейника.
Пока он заводил автомобиль у фиолетовая вновь задумалась, но уже не о печальном, нет. Скорее подводила итоги.
День выдался довольно… необычный. Страски редко откровенничает, точнее практически никогда. А когда он пьян или зол от него просто веет паранойей, а тут сразу же, без наводящих вопросов он выкладывает перед ней на гора и желание помочь ей с лечением, и историю прибытия на Пандору и даже признается в симпатии. Последнее, правда, не было сказано вслух, но другой причины для всего этого просто нет.
Не то что бы ей это всё не нравилось, нет, напротив. Твердое плечо рядом ей сейчас необходимо как никогда. Да и несмотря на то что оружейник был не самой приятной в общении персоной он ей тоже нравился. Правда она все ещё не могла понять насколько, но с этим она тоже разберется, как-нибудь. Просто это всё немного смущает. Не верится, что ей могут протянуть руку помощи просто так. Наверное, Джон на неё плохо влияет.
Автомобиль, наконец, завелся и повез их обратно, домой. Возможно, это чудо автопрома даже не сломается по пути.
– Всё что нас не убивает – больше не пробуем, – улыбнулась фиолетовая, – Так говаривал один мой знакомый из университета. Тот ещё знаток и ценитель трипов был, ага.
Эта мысль отвлекла её, потому что воспоминания связанные с этим парнем были довольно забавные. Жаль, правда, что его отчислили, но это уже не суть важно.
– Я не скаг, но я постараюсь, не беспокойся, – девушка вернулась к разговору, как раз на моменте когда Страски приводил свои занятные философские идеи, – И спасибо. Просто спасибо, это многое для меня значит.
Сказав это фиолетовая смутилась и отвернулась к окну, честно говоря ей хотелось обнять оружейника и поцеловать. Или хотя бы обнять, потому что словами выразить свою благодарность тяжело выразить. Но во-первых, мужчина был за рулем, во-вторых – это могло только всё испортить. Не время ещё для таких фокусов, надо подождать.

0


Вы здесь » Tales from the Borderlands » Архив завершённых эпизодов » Скаг на раскалённой крыше