Общие сведения

Имя: Экстон.
Возраст: 26 лет.

История


Место рождения: Планета Иероним.
Биография: Немногое известно о детстве Экстона. Вероятнее всего, он был из тех мальчишек, что с пеленок затевали потасовки по любому пустяку, затем лишь, чтобы привлечь к себе внимание дюжины соседских девчонок; после чего, эти самые девчонки дрались между собой, осиянные улыбкой молодого дьявола, который уже знал, что покусает алы губки каждой из них, а потом даже не подумает перезвонить. Эти ребята отправляются воевать лишь затем, чтобы красоваться в форме перед умником, у которого они в школе списывали на тестах, цыпочкой, имевшей наглость когда-то давно отказать им во внимании, чопорным дядюшкой, брюзжащим о том, что из них в жизнь ничего путного не слепится... и перед зеркалом, разумеется. А дальше тысяча таких ребят дослужится разными путями до заведующего складом, обрастет пузом, неприличной щетиной и алкогольным запахом, чтобы тысяча первый показал себя неистовым чертом, рожденным для заварушек и ни для чего кроме.
За десять лет службы в войске корпорации Даль, Экстон завоевал себе неприлично громкую репутацию. С самого начала он справлялся слишком хорошо для обычного солдата, показывая стремление делать больше, круче и безумнее. Награды и повышения валились на бойца нескончаемым тешащим гордость и самолюбие потоком. В конечном итоге, уже ставший элитным Спецназовцем Экстон стал поступаться профессионализмом в пользу реализации собственных амбиций, безумств и потех. Он, как и прежде, достигал результатов, нужных командованию, но делалось это методами, выходящими за рамки Устава, Морали и Здравого Смысла. Уважение к "работодателю" растаптывалось все активнее - казалось, Экстон сел Даль на шею и свободно на ней катался.
Больше всего это беспокоило непосредственного начальника бойца, по совместительству являвшемуся на тот момент его женой. Сара была воякой до мозга костей. Не отходя ни на шаг от пути, прописанного в кодексе, она добилась своего места исполнительностью, упорством и лояльностью. Ее профессионализма хватило бы даже не на двоих, а на целый взвод солдат. Однако, повлиять на своего супруга она была не в силах. Экстон безвозвратно погряз в кураже и лихачестве. Когда после очередного задания количество "невинных жертв" на счету спецназовца превысило даже самые спущенные нормы, она прямо дала понять мужу, что прикрывать его больше никто не станет. Вполне справедливо заявив, что красавчика ждет расстрел, а потом еще один, Сара вернула Экстону обручальное кольцо и не слишком тонко намекнула, что расставание в их случае произойдет следующим образом: "она" самым медленным шагом отправится к руководству, чтобы отрапортовать об этом блестящем дезертире, а "он" в это время должен будет оказаться на самом краю известной Галактики.
Даже такой чертепёс как Экстон, не бросил бы вызов одной из самых крупных и влиятельных корпораций. Не поджав хвост, но с достоинством сверкая пятками, боец досверкал до самой злополучной Пандоры. Пока слухи о Хранилище обходили его стороной, он пытался развлечь себя работой на местные органы правопорядка. И только спецназовец отчаивается после очередного плевого задания, вовремя пущенный Джеком по радио призыв к Искателям Хранилища заинтересовывает его не на шутку. Совершенно не представляя, что его ждет (и находя в этом особый кайф), Экстон не раздумывая становится Искателем. Этот выбор, впоследствии, взорвет его в поезде и оставит умирать посреди холодной Пустоши Ледяных Ветров. Тем интереснее!
Познакомившись с товарищами по несчастью и смекнув, что путь до Хранилища - то еще испытание, солдат уверяется, что эта земля и эта миссия ему подходят как нельзя лучше.
Фракция: Алые налетчики.
Деятельность: Освобождение Пандоры от тирании Джека.
Цели: Слава. Состояние. Доказывание собственной крутизны.

Внешность

Рост: 180 см.
Вес: 72 кг.
Телосложение: Атлетическое.
Цвет глаз: Светло-зеленый.
Прическа: Длинный "ёж" светлых волос приветствует наблюдателя якобы-небрежно поставленной челкой.
Общее описание: Вы когда-нибудь видели типичного солдата? Зафиксируйте этот образ. С этим телом мы будем работать.
Вспомните последний боевик, который Вы смотрели и прилепите на нашу модель голову главного героя. Голова формой напоминает кирпич? Отлично! На это прямоугольное лицо мы нацепим короткие блондинистые волосы. Будто вечно прищуренные глаза, мощный нос, которому не нужна переносица, чтобы быть классным, четко очерченные линии скул и подбородка на лице, формой схожем с крепкой тумбочкой. Мимика и жесты... так, переходим к романтическим комедиям. Обычно героиня, прежде чем выйти замуж за очкастого клерка, друга детства, к которому она вдруг ощущает необъяснимую тягу, крутит роман с самодовольным красавчиком-нахалом, для которого она не станет более чем "одной из"... вот этот-то персонаж нам и нужен. Каждый жест, что бы он ни означал, несет в себе налет "до-чего-же-я-хорош". Вы ведь понимаете, о чем я? Блеск. Фигуру мы берем от первого персонажа - накачан ровно так, как нужно, никаких "я слышу, как трещит его футболка, когда он поднимает меня на руках", или "ставлю свою челюсть, что это всего лишь подушечки у него под одеждой". Теперь приправляем это солдатским жаргоном. Герой будет выражаться военными терминами по поводу и без, отчасти потому, что так привык, отчасти потому, что ему это нравится, но в большей степени потому, что ему хочется Вас позлить.
Одет он будет в свою старую военную форму, потрепанную, выцветшую и этим очаровательную. Рукава куртки и рубахи будут небрежно засучены, штаны не-по-уставу сомнутся гармошкой над нечищеными сапогами, потому что удариться в бега и не показать, что ты дезертир, бунтарь и Капитан Свобода было бы слишком казуально.

Характер


Общие черты: Экстон - заносчивый мальчишка. Всю жизнь ведомый единственно желанием покуражится и показать себя, он так и не смог найти свое место в социуме. Несомненно, он весьма способный человек - пока что он вполне доволен тем, что ему удалось совершить в жизни. Он смог вдоволь повеселиться даже будучи на военной службе, нарушить все мыслимые правила и законы и выйти сухим из воды - и это еще один повод для бессмысленной гордости! Конечно, все это делалось для собственного удовлетворения ровно настолько же, насколько и для впечатления окружающих. Во снах о мире, в котором он хотел бы существовать, Экстона встречают восторженные взгляды людей, говорящих ему "Ух ты! Да ты, небось, еще и не такое можешь? А не дашь мне автограф? У меня уже есть дюжина, но последний я брал аж месяц назад..." или "Когда я вырасту, я буду таким же безбашенным как ты!". "Нет, не будешь!" думает Экстон и улыбается. Быть единственным и неповторимым, вытворять то, чего требует порыв, то, чего не вытворяли прежде другие для солдата так же важно, как для нас с вами теплый обед. Можно, конечно, прожить и без него, но неприятные ощущения тяжести или сосущей пустоты начнут давить очень скоро.
Экстон легко сходится с людьми, если они могут вытерпеть его самолюбие. В целом, никакой надменности в нем и нет - он вполне добродушен со своими друзьями и компаньонами, иной раз не поскупится на комплимент, и уж точно не замедлит помочь им там, где это нужно. В конце концов, не на все свои задания Экстон отправлялся в одиночку. Нынешняя компания для него стала в каком-то смысле новым "отрядом", в котором он и прежде, и сейчас является таким же членом, как и остальные. Он может ненамеренно перейти на слишком откровенную тему, позволить себе излишнюю фамильярность; и ему будет трудно понять слишком закрытого человека, ведь секреты и личные драмы спецназовца уместятся в игольном ушке да так, что еще место останется. Он почти не кривит душой всерьез, а когда то все же случается, фальшь очевидно подчеркивается тоном или жестами.
Привязанности к людям с момента расставания с Сарой солдат не испытывал и вполне тем доволен. Впрочем, он не исключает, что в куче людей, которых ему предстоит встретить, может найтись один, светящийся тем цветом, на который Экстон сможет смотреть вечно.
Фобии: Боится не оправдать собственных, всегда высочайших, ожиданий. Или же чужих, которые он каким-то образом согласился оправдать.
Привычки, увлечения, хобби: По старому армейскому правилу: "Нечем заняться - почисти ствол". Нашедший себя в военном ремесле Экстон увлечен перестрелками, диверсиями, погонями и новыми перестрелками. Также его интересует техническая сторона своего занятия - спецназовец старается быть в курсе новинок вооружения и окололежащей техники. Немало озабочен модификацией "Сабли".
Умения: Воевать. Хорошо выглядеть. Совмещать первое и второе.

Бой


Предпочитаемое оружие: Штурмовые винтовки.
Боевые навыки: Первоклассная военная подготовка - высокие физические данные, навыки рукопашного боя, обращение со всеми видами оружия, хотя бы на базовом уровне.
Талант: Турель "Сабля". Развитие - Выживание. Турель "Сабля" - собственность Даль, беззастенчиво присвоенная Экстоном. В переносном виде - тяжелая металлическая шайба. При развертке - турель, высотой около полутора метров, стреляющая очередями. Снабжена системой наведения, имеет обзор 360 по горизонтали, может стрелять вертикально вверх. Имеет ограниченный заряд, потому не может функционировать более 20 секунд.
Тактика: Использование укрытий, элементов ландшафта. Участвуя в прямой перестрелке в одиночку Экстон первым делом попытается занять максимально оборонительную позицию, вынуждая соперников попусту тратить боезапас или идти в штыковую. Если же спецназовец не один, подкованный в ведении боя, он постарается принять на себя и на турель как можно больше внимания с оппонирующей стороны, отчасти развязывая руки союзникам. Или же напротив, перекрестным огнем от себя и от "Сабли" загонит негодяев в ад или в укрытие, в зависимости от актуальности.

Инвентарь

Оружие: Штурмовая винтовка Даль, дробовик Джейкобс.
Экипировка: Емкостный щит.
Личные вещи: Из вечного лишь военная форма да возвращенное женой кольцо с бриллиантом.
Имущество: Турель, пушка и... пушка?

Об игроке

Знание канона: Borderlands, Borderlands 2.
Обратная связь: Есть у администрации.

Пробный пост
Экстон уже не вспомнил бы, как он очутился за барной стойкой у Мокси в компании сэра Хаммерлока. Оба уже по-своему захмелели: Экстон активнее обычно стрелял глазками, посмеивался чему-то, что случалось в его голове, и разглядывал наряд Мокси в местах его отсутствия без обычного достоинства, с одним только удовольствием; почтенный Джентльмен же задумчиво уставился в ряды разноцветного алкогольного запаса у противоположной стены, углубившись в размышления или воспоминания, отрабатывая их в голове, чтобы затем выпустить с легким протяжным присвистом или вздохом настоящего "бывалого". Важность и спокойствие Сэра Хаммерлока часто смазывались этим маслом, и ничто и никогда не работало так ровно и безотказно. Мокси, занятая расстановкой новой партии благородных напитков, изредка оглядывалась на господ, загадочно улыбаясь. Одному Маркусу известно, что приходило ей в голову при взгляде на тех двоих.
- А вот...
Голос Сэра, красивый как изящно выделанная джентльменская трость, сладко стукнул о мостовую звукового пространства и остался на весу, будто хозяин не смог решить, куда ему идти, и идти ли вовсе.
- Когда Вы говорите, только бы и слушать. Куда приведет нас Ваше "А вот..."?
Джентльмен добродушно улыбнулся и бодро хохотнул, выпрямляясь и поправляя шляпу. Помедлив с минуту, он повернулся к Экстону. Прошло некоторое время, прежде чем он заговорил. Пауза добавила размеренности. Сейчас в баре все происходило медленно, как если бы время смаковало то, что происходит в его течение.
- Я нахожу любопытным тот факт... молодой человек... что Вы обращаетесь ко мне "на Вы".
Спецназовец прищурился. Теперь и он находил этот факт любопытным.
- Так точно...
- Ни к кому больше. Мой юный друг, Вы ведь уже не на службе. А если бы и были все еще при действующем звании, так, увы, я же оного не имею. Следовательно, величать меня "на Вы" у Вас нет никакого мотива. Или я недостаточно проницателен, чтобы углядеть таковой?
- Нет, у этого есть причина...
- Забава? Вы не похожи на человека, который станет таким образом выражать свое почтение, Вы ведь не станете с этим спорить? Значит, для Вас это вроде игры?
- Сэр Хаммерлок, старая Вы трещотка, завязывайте-ка давить меня интеллектом да дайте слово вставить!
О, это было бы в высшей степени оскорбительно, если бы не ослепительная и совершенно позитивная улыбка, окаймляющая короткую тираду. Мокси удивленно приподняла бровь, уже полностью переключив внимание на беседу. Исследователь нимало не обиделся; напротив, джентльменская улыбка показывала, что такой реакции он вполне ожидал.
Возбужденный Экстон вскочил с места, оперся спиной на стойку и одним подходом прикончил остатки своего ядреного питья. Громко поставив стакан на видавшее виды дерево, солдат протер лицо рукой и прикрыл глаза, собираясь с мыслями.
- Кто такой "ты"?
Спецназовец хлопнул себя по щеке и встряхнул головой. Он огляделся. Один из случайных пьяниц вопросительно ткнул себя пальцем в грудь, искренне не понимая, к чему прозвучал такой вопрос. Сэр Хаммерлок наблюдал за Экстоном с неподдельным интересом, Мокси нет-нет, да косилась на бойца. Часть других посетителей также обратили внимание на профи. В это время не каждый мог встать со своего места и простоять на ногах больше пяти секунд. Завсегдатаи почувствовали мимолетное, но чертовски крепкое уважение к этому парню.
- Вот ты, например! - Экстон обратился к бездельнику, по инерции продолжавшему держать указательный палец перед собой, когда вторая рука вернулась к прежней функции удержания кружки со странного цвета жидкостью, - Да. Ты самый настоящий "ты". Такой, по которому никто плакать не станет... эй, без обид! Как есть говорю!
Оставив беднягу в алкогольном смятении, Экстон пошел глазами по залу в поисках нового "примера".
- Есть куча разных "ты". Вот, Мокси, к примеру! Эй, бойцы! - солдат пронзительно свистнул, привлекая к себе внимание. Теперь даже с самых дальних и плохо пахнущих углов каждая пара глаз, могущих держать веки раскрытыми, смотрела на него, - Знаете в чем я уверен так же твердо, как в себе самом?...
Хозяйка безусловно хотела что-то сказать, но желание послушать распевшегося птенчика оказалось сильнее. Мокси позволила себе небольшой перерыв на время шоу. Красотка уселась со своей стороны стойки, положив наклоненную головку на тыльную сторону ладони изящно поставленной на стол руки. Другая ее рука в это время легла на регулятор громкости музыки. Пришло время сделать ее чуть тише.
-...в том, что если какой-то немыслимо безумный урод когда-нибудь хотя бы слово дурное скажет своим долбаным языком о нашей обожаемой Мокси... да если он даже подумает о том, чтобы его сказать, каждый из нас не раздумывая размозжит этому кретину голову! Нахрен! Распилит его тело на сорок частей и надругается над каждой раза по три, потому что... ПОЧЕМУ, МАТУШКУ ВАШУ, СКАЖИТЕ МНЕ?!...
Вопрошал Экстон уже стоя на столе, подбадриваемый ревом, криками и свистом локально организованной толпы.
-...ПОТОМУ ЧТО МОКСИ НАША МАТЬ, СЕСТРА И ЧЕРТОВА МУЗА, РАЗОРВИ МЕНЯ СКАГ!! ПОТОМУ ЧТО НИКТО НЕ ПОЙМЕТ, НЕ СОГРЕЕТ И НЕ УТЕШИТ ТАК, КАК ОНА!! ЭЙ ТЫ, АЛЫЙ НАЛЕТЧИК! КУДА ТЫ ИДЕШЬ В СВОЙ ВЫХОДНОЙ, ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПРОВЕДАЕШЬ ТЕТУШКУ?!
- К МОКСИ!! - проорал боец в форме Налетчиком, высоко над головой потрясая кружкой с разбавленным пивом. Пиво расплескивалось, падало на лица разгоряченных посетителей, заливалось в их глаза и рты, украшая праздник слезами и вдохновенным кашлем.
- ВЕРНО, СОЛДАТ! А ТЫ, БЕЗДОМНЫЙ, ГДЕ ПОТРАТИЛ ТЕ ДЕСЯТЬ ДОЛЛАРОВ, ЧТО СП***ИЛ У МЕНЯ ИЗ КАРМАНА НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ?!
- У МОКСИ, У СТАРУШКИ МОКСИ! НАЖРАЛСЯ КАК СВИНЬЯ И БЫЛ СЧАСТЛИВ КАК... СВИНЬЯ!
- ТЫ, С**А, ПРАВ! К КОМУ В ГОСТИ МЫ ШЛЕПАЕМ, КОГДА ДЕВОЧКА, СТЕРВА ТАКАЯ, ШЛЕТ НАС КО ВСЕМ СКАГАМ И УХОДИТ К ДРУГОМУ?!
- К МОКСИ!!
- ГДЕ НАМ, ЛЮТЫМ УРОДАМ И ПСИХАМ, РАДЫ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ СУТОК?!
- У МОКСИ!!
- КТО ЛУЧШЕ ВСЕХ?!
- МОКСИ!!
- А НУ, ПОКАЖИТЕ, КАК МЫ ЛЮБИМ НАШУ МАМУ! РАЗОМ! ХОРОМ! МЫ ЛЮБИМ ТЕБЯ, МОКСИ!!
- МЫ ЛЮБИМ ТЕБЯ, МОКСИ!!
- КАКОЙ СЕГОДНЯ ДЕНЬ, БРАТЬЯ И СЕСТРЫ?! НЕТ, НЕ ЧЕТВЕРГ! СЕГОДНЯ ДЕНЬ, КОГДА МЫ ПРОСЛАВИМ МОКСИ ТАК, КАК ТОЛЬКО МЫ УМЕЕМ!! ВРЕЖЕМ!!
Этой ночью Мокси выручила средств как за прибыльную неделю. Правда, для этого пришлось совершить несколько непривычных трюков. Например, позволить целой толпе боготворящих тебя алкоголиков пронести тебя на руках с исключительной нежностью, чтобы усадить на трон, выполненный из турели Экстона, стула и половины стола... но она не смогла бы сказать, что это ее не развлекло. Из прочих примечательных событий было состязание по арм-рестлингу с призовым фондом в один воздушный поцелуй Мокси (по желанию участников и зрителей, состязание позже включило в себя и другие дисциплины, как, например, разбивание бутылок головой (не наоборот), конкурс на самую мужественную отрыжку и нечто, названное потом "Ле Гран Бедлам", по сути явившее собой мешанину из тел, размахивающих кулаками и каблуками); несколько свадеб с первой попавшейся на улице женщиной, проведенный на месте медовый месяц и скандальный развод с битьем посуды и зубов; философский диспут между двумя лагерями: ценителей груди и любителей бёдер; а также многое, о чем потом вспомнит только хозяйка, как единственный очевидец, сохранявший трезвость, хотя рассказывать об этих вещах она вряд ли станет.
Экстон и сэр Хаммерлок покинули праздник относительно рано. Их беседа была признана обоими делом более важным, нежели пьяная гулянка. Совершенно по-джентльменски шатаясь и придерживаясь стен, на которые, в случае чего, можно будет опереться, двое поковыляли в произвольном направлении по Убежищу.
- И наша дорогая Мокси тоже "ты", что для меня, что для всех этих мерзких очаровательных ребят. И ненужные и дорогие тебе люди "ты", что те, что другие.
- О, и многие Вам сейчас дороги, Экстон? Всерьез дорогие Вашему сердцу? Мне почему-то кажется, что нет.
- Чего бы? Вы, небось, думаете, что я самодовольный засранец, которому "никто-не-нужен"?
- Точное попадание.
- Никак нет. Даже не близко. Как бы его сказать, а? Нужны люди, которым я нужен... ох, ну и репу я говорю. Но по-другому не смогу сказать.
- Я чувствую дух тщеславия...
- Я тоже. Эй, да куда без него? Оно мне служит запасным моторчиком, очень эффективным. Но есть еще кое-что. Сперва я думал, что было бы круто пойти черт-знает-куда, найти Хранилище, обчистить его до последней ценной штуковины и от души покайфовать, когда все закончится. А выходит-то еще круче.
Экстон замолк. В следующие пять минут оба не проронили ни звука. Спецназовец пару раз будто бы открывал рот, но ничего не произносил, что заставляло Хаммерлока лукаво улыбаться.
-...эй, Хэм, не хотите спросить, почему вышло "круче"?
- Если уж совершенно откровенно, любезный, то хочу я, чтобы Вы рассказали это, не дожидаясь моего вопроса.
- Ну и жук. О'кей! Здорово, что я могу заняться тем, что мне нравится и удается лучше всего... и лучше, чем у многих других. Со мной совершенно потрясные ребята, почти такие же лютые, как я сам. Каждый день происходит что-то, что заставляет нас выкручиваться, исполнять и совершать. Отдельно я тащусь от того, что все Убежище без ума от нас, Искателей Хранилища. Эй, вчера ко мне подбежал мальчуган и показал модель моей турели, собранную из ржавого игрушечного грузовика и куклы его сестры. Честно - я бы не узнал, но когда он сказал, что это, я почувствовал долбаные крылья у себя за спиной! У меня есть команда, занятие и признание. Это вписывается в обыкновенный "отпад". Но Пандора для меня не отпад, сэр Хаммерлок, то, что сейчас происходит, это самый настоящий отвал башки, поверьте мне, уж я разбираюсь в названиях. А знаете, почему это так называется? Ай, да Вас же бесполезно спрашивать, убийца момента. Ну и скажу сам. Главное, что будь я кем-то другим, а не собой, я бы все равно в этом участвовал. Столько народу помогает Налетчикам, а у меня даже не возникает вопроса "А на кой им это нужно?". Как будто каждый человек при рождении получает приказ от высшего командования, следуя которому он обязан давать бой таким мразям, как Джек. Как будто это то, что связывает нас всех. Я впервые чувствую себя... в одной обойме с человечеством, что ли. Я знаю, что если мы все выстрелим в верном направлении... в одном направлении, то мы обязательно победим. И своим выстрелом я хочу попасть прямо в лицо Джеку. Не только для собственного удовольствия... но и для всех тех, кто хочет его смерти так же, как и я. Понимаете, Хэм?
Договорив, солдат сообразил, что Исследователь пропал из поля его зрения. А вроде вот здесь, сбоку шел. Ответ не последовал. Экстон хоть и пообещал себе только что обидеться на Хаммерлока за то, что он ведет разговор не так, как блондинчик ожидает, но все же терять собеседника не хотел. Остановившись и не без труда развернувшись, Искатель нашел своего старшего товарища стоящим чуть поодаль и слишком уж по-стариковски улыбающимся. В ответ на вопросительный взгляд он замотал головой и засмеялся. Тихо и медленно, словно время, показавшее слишком много за события в баре, снова замедлило ход, чтобы все поезда на свете пришли вовремя.
- Расскажите об этом Патриции, молодой человек, ее это заинтересует. Я, конечно, докторской степенью не обладаю, как наша славная знакомая, но мне кажется, что Вы феноменальным образом впервые для себя обрели социальность здесь, на Пандоре - крупнейшем в Галактике сборище безумцев, фанатиков, каннибалов, маньяков и прочих индивидов с особенными трудностями. Это самое, о чем Вы хотите сказать, есть ни что иное как человечность, мой неопытный друг, да-да!
Боец флегматично поджал губы.
- Ага. Теперь я знаю, как это называется. Хотя мне понравилось сравнение, которое я придумал.
- Не сравнение. Если быть точным, это была...
- Остановитесь, Хэм.
- И все еще "на Вы". Вы так и не смогли закончить свое объяснение.
- Я бы удивился, если бы у меня это запросто получилось. Я был пьян, когда начинал, и мне пришлось напиться еще сильнее в процессе! Но теперь, кажись, я сам достаточно это понял, чтобы объяснить совсем просто. Этих "ты", ес-сно положительных, здесь, в Убежище, в рядах Алых Налетчиков целая тьма. А Вы, Хэм, выглядите как человек, стоящий если не всех их, то уж половины точно. Или так и есть, или я слишком ценю чертову "одёжку". Вот Вам, сэр Хаммерлок, не уроните. Спокойной ночи.
Настоящий Джентльмен долго не находился, что сказать. Настолько долго, что Экстон уже исчез за тем далеким поворотом к штабу Алых Налетчиков. Постояв под утром, искупавшись в порыве вонючего и родного пандорского ветра, сэр Хаммерлок почесал шляпу и отправился обратно к Мокси. И вошел туда не совсем такой человек, какой пару часов назад из него выходил, выглядя точно так же.